• 59,04 ↓
  • 69,59 ↑
  • 2,32 ↓
17 января 2017 г. 19:39:22

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
В связи с возросшими культурными запросами. Как «Белгородская правда» в послевоенные годы заслужила народную любовь
Яков Горелов и заведующий отделом информации Григорий Мень

5 августа 1943 года Белгород освободили от фашистской оккупации. А уже 8 августа, после долгого перерыва, вышел номер «Белгородской правды». Это был знаменательный для газеты день: с тех пор в её работе остановок больше не было.

Без журналистики не мог жить

«В начале ноября 1943 года приезжаю в Белгород. Город разрушен. От железнодорожного вокзала до редакции сплошные разрушения, нет ни одного целого дома. По грудам кирпичей пробралась к редакции. Подошла, посмотрела витрину, где были выставлены свежие номера «БП», подписанные редактором Гореловым», – такую картину застала Евдокия Загороднюк, приехавшая из эвакуации к будущему супругу – редактору «Белгородской правды» Якову Горелову.

Яков Горелов (1915–1965) родился в селе Берестовом Днепропетровской области. Окончив школу фабрично-заводского ученичества, в 1935 году прибыл в Белгород как комсомольский лидер кондукторского резерва. Но душа рвалась в журналистику. На местной железной дороге тогда выпускали свою газету «Сигнал» (везде она упоминалась как отделенская, от слова «отделение»). В 1938 году стал литературным сотрудником «Белгородской правды». В начале войны вместе с другими журналистами эвакуировался в село Советское Саратовской области. Несколько месяцев трудился в колхозе, позже – в издании «Сталинский путь».

В феврале 1943 года Горелова назначили редактором старооскольской газеты «Путь Октября». В июле – августе он стал военным корреспондентом «Курской правды». Освещал события Курской битвы, находился в гуще боевых действий. Сразу после освобождения Белгорода Якова Ефремовича назначили руководителем районной газеты «Белгородская правда».

В 1949-м ушёл с этого поста из‑за тяжёлой болезни. Позже работал директором гостиницы, был членом общественной редколлегии «Белгородской правды». В 1957 году, в честь 40-летия издания, он, как активный автор и бывший редактор, получил в подарок именные часы «Победа». Эту семейную реликвию в газету передал сын редактора Геннадий Горелов.

«Отец был предан «Белгородской правде» до бесконечности, работал не жалея сил. В период его работы редактором я его практически не видел: он возвращался домой за полночь. До конца своих дней продолжал писать статьи в «БП» – без журналистики отец просто не мог жить», – рассказал Геннадий Яковлевич.

Часы, которыми наградили Якова Горелова, и поздравление в связи с его 50-летием.
Часы, которыми наградили Якова Горелова, и поздравление в связи с его 50-летием.
Фото Владимира Юрченко

Звоните по номеру 22

К счастью, в освободительных боях за Белгород здание редакции на улице Ленина не пострадало – потребовался лишь косметический ремонт. Выполняли его уже после войны пленные немцы, которых в городе было много. Привлекали их и для работы в типографии – тогда не хватало рабочих рук.

В первом же номере 1943 года «Белгородская правда» сообщила о готовности выполнять переплётные и печатные работы на бумаге заказчика, которая тогда была огромным дефицитом. Печатали объявления о приёме рабочих на предприятия: война войной, но газете нужно было как‑то зарабатывать.

Интересно, что по выходным данным газеты можно сложить мнение о восстановлении Белгорода. Например, к сентябрю 1943-го редакция стала указывать номер своего телефона – 22. Из чего можно сделать вывод, что основные линии к этому времени восстановили.

Свои кадры

Из журналистов в редакции, помимо Якова Горелова, тогда работали заведующая сельскохозяйственным отделом Раиса Гаврилова (печаталась под псевдонимом Раевская) и литературный сотрудник Нина Ядохина.

Объявление в номере газеты за 15 августа 1943 года
Объявление в номере газеты за 15 августа 1943 года

В 1944 году пришёл фронтовик и военный корреспондент Василий Россихин. В 1946–47 годах начали активно печататься рабкоры: диспетчер Белгородского вагонного участка Александр Байбиков, начальник планового отдела кирпичного завода Николай Белоусов, преподаватель математики Этиль Горелик, мастер переплётного цеха типографии Мария Жигалова, замдиректора Белгородской МТС Фёдор Зубков, студент и начинающий поэт Виталий Буханов и другие. Постепенно набралось около 50 человек. Многие внештатники воевали. Боевой запал они привнесли в свои материалы. Могли и пропесочить кого‑либо. Но в газетной критике послевоенного времени уже не было надрыва и ненависти, характерной для довоенных материалов.

В честь 30-летия тогда ещё районной «Белгородской правды» всех внештатников наградили почётными грамотами горкома и райкома партии. Эти награды, как и причастность к газете, были престижными, поддерживали статус образованных людей. А гонорары за статьи помогали сводить концы с концами в тяжёлое послевоенное время. Поэтому люди стремились стать авторами «Белгородской правды».

Добавили две полосы

Начиная с 1943 года в каждом выпуске, помимо фронтовых новостей, писали о мирных достижениях. Возродили рубрику «Доска почёта», посвящённую успехам колхозов в уборке урожая. Редакция начала выпускать сменные страницы – для города и для села: о достижениях и проблемах соответственно промышленности и сельского хозяйства.

В Белгороде открыли швейную фабрику (на неё приглашали работать в том числе надомников), устроили детский приёмник, буфет на ж/д вокзале. Возрождали фруктовые сады, открывали в сёлах избы-читальни. Все свои победы белгородцы посвящали защитникам Отечества: в газете публиковали письма-отчёты конкретным фронтовикам об успехах. Это живые новости о знакомых, соседях, коллегах. И «Белгородская правда» была очень популярна в народе.

Постановление бюро райкома ВКП (б) об увеличении объёма и периодичности выхода газеты, 1949 год
Постановление бюро райкома ВКП (б) об увеличении объёма и периодичности выхода газеты, 1949 год

«После освобождения района и города от немецких оккупантов тираж по подписке расходился легко, потому что количество центральных газет, выделяемых по району, исчислялось несколькими десятками», – докладывал редактор Сергей Дзекунов, сменивший в 1949 году Якова Горелова.

Но, конечно, любовь читателей нельзя завоевать, оказавшись просто раком на безрыбье. Если бы газета была малоинтересной, вряд ли бы она держала тираж 6 тыс. экземпляров в 1943–44 годах.

После войны, когда на рынок периодических изданий вернулась центральная пресса, бороться за читателя стало труднее. Выходя на двух полосах три раза в неделю, районка, конечно, проигрывала в информативности крупным изданиям. И в 1949-м редактор Сергей Дзекунов обратился в райком партии с ходатайством об увеличении формата «Белгородской правды» до четырёх полос, а периодичности – до пяти раз в неделю «в связи с возросшими культурными запросами трудящихся города и района». Газете разрешили добавить две полосы, она стала выходить пять раз в неделю, но тираж из‑за дефицита бумаги заморозили на 6 тыс. экземпляров. Несведущему человеку эта цифра не скажет ни о чём. Но журналисты знают, что даже сегодня такой тираж для многих районных газет – хороший показатель и залог благополучия.

До 1954 года, когда с образованием Белгородской области районную газету переформатировали в областную, она оставалась важным источником территориальных новостей. И всей своей деятельностью подготовила почву, чтобы новое издание «Белгородской правды» стало узнаваемым и популярным.


для комментариев используется HyperComments