• 57,27 ↓
  • 67,36 ↓
  • 2,17 ↑
25 сентября 2017 г. 14:41:29

Как белгородцы 23 дня брели по диким местам Горного Алтая

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
В диких условиях. Зачем люди ходят в походы
Значительную часть пути туристы прошли по каменным осыпям морен.

Группа из девяти человек под руководством преподавателя спортфака БелГУ Сергея Рыльского прошла в августе по горам более 250 км. Это был поход шестой, наивысшей категории сложности. В этом году настолько сложные походы прошли всего две команды в России – из Тулы и Белгорода.

Один из участников похода, инженер Михаил Лемякин, поделился своими воспоминаниями со «Спортивной сменой».

О составе

Нас было девять человек: шесть мужчин и три девушки. Студентов, выпускников и преподавателей факультета физической культуры БелГУ было четверо, включая руководителя Сергея Рыльского, остальные не имеют к спортфаку отношения. Школьный учитель, инженер, предприниматель, профессиональный гид, инструктор по йоге – как видите, состав получился достаточно разношёрстный. Но у всех этих людей большой туристический опыт.

О подготовке

Готовиться к походу мы начали ещё в декабре прошлого года, а само решение пройти «шестёрку» (поход шестой категории сложности – прим. ред.) родилось сразу после того, как группа вернулась из «пятёрки» по Горному Алтаю в 2014 году.

Долгое время для похода такой категории сложности у нас просто не было людей. Дело в том, что для такого сложного похода по требованиям нужно минимум шесть человек, уже участвовавших в походах пятой категории, – таковы правила. Есть так называемые процентники – люди, которые могут идти, например, в поход шестой категории, до этого побывав в «четвёрке». Но таких в составе группы может быть не больше трети.

 

Михаил Лемякин.
Михаил Лемякин.
Фото из архива участников похода

Неопытному человеку в сложные походы лучше не ходить ещё и потому, что у отдельных препятствий на пути туристов тоже есть свои категории. Преодолеть некоторые из этих под силу лишь туристу, у которого достаточно опыта и сноровки. «Шестёрка» подразумевает немало сложных препятствий, и если у человека нет необходимого опыта, то в таком походе ему делать нечего – он будет просто обузой для всей группы.

О категориях препятствий

В походах все препятствия делятся на категории. Понять это просто на примере рек: одну можно перейти по щиколотку в воде – это считается некатегорийным препятствием. А для форсирования другой реки нужно отправить одного из туристов вплавь на другой берег с верёвкой, навести переправу и по ней перебираться на ту сторону.

То же самое и с горными перевалами – они бывают некатегорийными либо относятся к одной из категорий: 1А, 1Б, 2А, 2Б, 3А, 3Б. Есть специальный классификатор, который учитывает крутизну и протяжённость подъёма, характер поверхности, наличие ледников и трещин на них, примерное время прохождения, даже обувь и количество необходимых верёвок для страховки. На некатегорийный перевал можно просто забежать по зелёной травке, а в 2Б придётся лезть по морене или леднику с уклоном до 45 градусов, преодолевая по пути ледопады и бергшрунды (трещины в леднике – прим. ред.)

Для «шестёрки» требуется минимум три перевала категории 2Б, мы же прошли таких четыре. Также было четыре перевала категории 2А, ещё четыре 1Б. Были и перевалы попроще, но для «шестёрки» они даже не пишутся в отчёт, так как считаются слишком простыми. Сложный перевал можно проходить целый день.

 

Трещины в ледниках могут быть очень опасны.
Трещины в ледниках могут быть очень опасны.
Фото из архива участников похода

О рюкзаке

В начале похода мой рюкзак весил 34 кг, но потом, естественно, за счёт расходуемых продуктов стал легче – около 30 кило. У девушек рюкзаки весили поменьше – где‑то по 28 кило. Честно говоря, во время похода мы их особенно не взвешивали. Мы и сами похудели: я сбросил 7 кг, но это не рекорд – один парень из нашей группы стал легче на 10 кило.

О моренах и берёзах

С ходу и не скажешь, сколько мы проходили за день. Бывали дни, когда ты прошёл перевал – и слава богу. А бывало, что шли целый день в относительно комфортном темпе. Всего за поход мы преодолели более 250 км по сильно пересечённой местности. Это расстояние мы прошли без троп и дорог, в абсолютно диких условиях. Алтай – это очень труднопроходимый регион. Там очень много морен (ущелий с каменными осыпями), оставленных ледниками. Каждое ущелье уникально: бывает, что на всём протяжении лежат камни размером с чемодан или кухонный стол, и приходится перепрыгивать или перелазить с одного на другой. А иногда это выглядит, как гора щебня, по которой ты целый день идёшь вверх-вниз, вверх-вниз. Я нигде не видел столько разных форм камней, как в этот раз на Алтае. Была морена, где все камни были плоскими, с острыми краями, которые торчали вверх. Идёшь, как по иглам! В другом месте были навалены громадные мраморные глыбы. Но хуже всего – это карликовая берёза. Упругий куст высотой чуть выше колена, который постоянно цепляется за ноги. А под зарослями карликовой берёзы – всё та же морена или, что ещё хуже, болото.

О непокорённой Ольге

Поход был очень напряжённым: за 23 дня пути у нас ни разу не было дневного отдыха, что нередко практикуется в более простых походах второй-третьей категорий. Иногда отдыхать позволяла непогода, когда заряжал дождь или снег и приходилось пережидать в палатке, – так было пару раз.

Из всех препятствий, которые мы планировали пройти, не взяли лишь одно – вершину Ольга Восточная. Она находится в средней части Талдуринского ледника – крупнейшего на Алтае. Причём это происходит с нами уже во второй раз – в 2014 году мы также не смогли её покорить. Она как заколдованная: пока подходим к горе – светит солнце, тепло. Стоит нам добраться до Ольги Восточной, небо сразу затягивает тучами, поднимается ветер и начинается метель. В итоге мы взяли шесть из семи запланированных вершин и прошли один траверс. Чем они отличаются? На вершину ты поднимаешься и спускаешься по одной стороне, а когда ты поднялся по одной стороне, а спустился по другой – это уже траверс.

 

Переправа через горную реку.
Переправа через горную реку.
Фото из архива участников похода

О здоровье

В этом походе у нас никто серьёзно не болел. Были обычные для туристов мозоли на ногах, но в целом все были здоровы. А вообще, в группе всегда есть участник, который в случае необходимости может квалифицированно оказать первую медицинскую помощь. Если у тебя что‑то болит в походе, молчать нельзя, иначе можешь подвести всю группу.

Об обычном дне

Типичный день в походе выглядит примерно так: в 6:00 встаёт дежурный и начинает на газовых горелках греть воду на завтрак. Воду мы брали в горных реках. Обычно к 8:00 все успевали позавтракать, сложить вещи, палатки и отправиться в путь.

Есть такое понятие – переход. Мы ходим переходами продолжительностью от 45 минут до часа – как получается. Между переходами отдых минут 10. Но это при условии, что у нас нормальный переход. А бывает, что приходится и по четыре часа идти под рюкзаком. Если день не сильно тяжёлый, то мы останавливаемся на обед, который занимает от одного до двух часов. Но так нам везло не всегда. После обеда продолжаем движение переходами, и так где‑то до семи часов вечера. Потом выбираем место для стоянки, ставим палатку, греем воду на ужин, готовим еду, общаемся и около 22:00 ложимся спать.

О рационе

Давайте для начала развенчаем один из основных мифов: туристы никогда не берут с собой консервы! Вместо тушёнки мы заранее готовили солёное высушенное мясо – похоже на мясные чипсы. Брали с собой и сало – 500 г на человека на весь поход.

Вообще вся еда была заранее рассчитана вплоть до грамма для каждого участника похода. Например, на завтрак каждому полагалось от 60 до 80 г крупы для каши в зависимости от того, на молоке каша или на масле. Заранее прописывается меню на каждый день, с расчётом необходимого количества белков, жиров и углеводов в рационе. В этом плане у туристов всё максимально рационально. В одном из предыдущих походов нам встретилась группа, которая даже сухари сушила по особой методике: они разрезали буханку хлеба на кубики, сушили их, а потом, как конструктор, вновь собирали буханку. Так сухари занимали меньше места в рюкзаке.

 

Палатки туристов, засыпанные ночным снегопадом.
Палатки туристов, засыпанные ночным снегопадом.
Фото из архива участников похода

Для приготовления каш мы использовали самые обычные крупы: гречневую, овсяную, рисовую, пшённую и кускус. Кускус стал настоящим открытием этого похода. Его очень удобно готовить: залил кипятком – вот тебе и каша. А по калорийности он превосходит большинство привычных круп.

В этот раз получилось так, что у нас почти не было обедов. Чаще мы ограничивались завтраком и ужином. Почему? Ну либо некогда – надо успеть пройти определённую дистанцию, либо негде – неудобно готовить еду на перевале 2Б. Спасались перекусами: у каждого было по 2–2,5 кг личных перекусов на весь поход – примерно по 100 г орехов и сухофруктов в день.

Обеды и ужины готовили из сублимированных продуктов. Была у нас и специальная еда для туристов, и самые обычные пюре и лапша быстрого приготовления. Пили чай, а когда была возможность набрать в низинах ягод, варили компоты.

О летающих ледорубах

За все дни у нас была только одна ночёвка ниже 2 000 м над уровнем моря. Один раз мы ночевали прямо на теле ледника, на высоте примерно 3 600 м. Поставили палатку, прикрутили ко льду, чтобы ночью ветром не унесло. Вообще, ветер сильный был всё время: в одну из ночей, чтобы закрепить палатку, мы засадили ледоруб клювом в землю. Во время очередного порыва ветра дёрнуло так, что его вырвало из земли! Мы назвали эту ночёвку «Ночью летающих ледорубов».

О животных

По дороге нам встречались лишь бурундуки и сеноставка – мелкий грызун вроде мыши. Из птиц – соколы. Один раз видели горного козла, когда поднимались на гору Сюрприз. Встречались алтайские яки, но ближе к местам, где люди живут. А один раз даже видели следы ирбиса – снежного барса.

 

Многие фотографии из походов можно смело ставить на рабочий стол компьютера.
Многие фотографии из походов можно смело ставить на рабочий стол компьютера.
Фото из архива участников похода

О погоде

Нам повезло: из 23 суток в походе дождь шёл всего два дня. Пока светило солнце, можно было идти в термобелье с длинным рукавом. А ночью температура опускалась ниже нуля – утром на палатке и траве был иней, вода в кружках замерзала. Три дня подряд нас засыпало снегом. Метели были такие, которых я у нас и зимой не видел. Но снег лучше, чем дождь: по крайней мере, ты остаёшься сухим.

В один из вечеров мы поставили палатку на перевале Сибстрин на каменной осыпи под ледником. Небо было ясное, всё в звёздах, кожу пощипывал лёгкий морозец. Легли спать. Всю ночь по палатке что‑то шелестело, а утром мы обнаружили, что снега чуть ли не по колено. В общем, в горах погода может за день поменяться несколько раз: утром метель, в обед жара, а к вечеру мороз…

О связи с внешним миром

На всякий случай у нас с собой был спутниковый телефон. Благо пользоваться им нам приходилось только по хорошим поводам: раз в пять дней мы звонили в Москву, в маршрутно-квалификационную комиссию, которая нас в этот поход выпускала. Этого требуют правила и техника безопасности.

О самом тяжёлом дне

Наверное, тяжелее всего мне было на третий день похода. Хотелось встретить какого‑нибудь алтайца, взять у него коня и ускакать домой. Всё оттого, что мы резко набрали высоту: уже на третий день мы поднялись на высочайшую вершину Южно-Чуйского хребта – гору Ирбисту (3 967 м). Это было очень тяжело, так как акклиматизация только начиналась, рюкзаки были ещё тяжёлые. Плюс ко всему долгая дорога до точки старта и разница во времени в четыре часа из‑за смены часовых поясов. У некоторых обострились хронические болезни, одного из участников похода рвало. Из‑за высоты не было аппетита, все почти перестали есть. Ну и силам неоткуда было браться.

 

На подъёме.
На подъёме.
Фото из архива участников похода

О самом лёгком дне

Тут всё просто: это был день, когда мы проснулись, вышли и через десять минут сели в микроавтобус, который увёз нас в цивилизацию. Это был последний день похода.

О званиях

Сейчас я кандидат в мастера спорта. Чтобы стать мастером спорта, мне нужно набрать 20 баллов (Михаил рассказывает о требованиях для мужчин – прим. авт.). Баллы можно набирать в течение четырёх лет в походах, которые участвуют в чемпионате России: это «четвёрки», «пятёрки» и «шестёрки». Если поход займёт первое место в чемпионате России, то все его участники смогут получить до 16 баллов. То есть для мужчин за один поход выполнить норматив мастера спорта нереально. Девушкам проще: чтобы стать мастером спорта, им нужно 12 баллов.

О том, зачем это всё нужно

Многие спрашивают, зачем нам это всё. Я слышал об одном эксперименте: крыс посадили в клетку с двумя отсеками. В одном было тепло, комфортно и всегда была еда. В другое отделение, где было сыро, холодно, не было пищи и периодически било током, можно было пробраться через проход. Крысы выходили в неуютное отделение побродить, а потом возвращались назад. Но среди них были такие, которые выбирались туда не единожды, хотя крысы – очень умные животные. Они прекрасно понимали, что их ждёт, но всё равно выходили из зоны комфорта. Учёные считают, что у них, как и у небольшого процента людей, изначально заложен ген туризма. Людям этот ген очень пригодился в эпоху Великих географических открытий. Сегодня на карте не осталось белых пятен, но небольшой части человечества по‑прежнему важно лишать себя привычного комфорта. Это яхтсмены, альпинисты и мы – туристы.

 


для комментариев используется HyperComments