• 66,33 ↓
  • 75,39 ↓
  • 2,39 ↑
29 ноября 2018 г. 10:22:44

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Уголовники в погонах. Как прохоровские защитники правопорядка стали преступниками

В Прохоровке двое полицейских избили задержанного гражданина, а третий сочинил подложные документы, чтобы «узаконить» действия своих коллег. Повторяю: это сделали полицейские. Те, кто должен «вести незримый бой» с преступниками, защищая честных граждан. А эти трое «защитников» сами стали преступниками. Почему? Как это случилось?

Не менее 50 ударов

Конец ноября, близок к завершению 2017 год, а благополучную статистику отдела МВД РФ по Прохоровскому району портит не-раскрытая кража. Старший оперуполномоченный уголовного розыска Дмитрий Дёмин «стал отрабатывать подозрительных лиц на причастность к совершению преступления». Под подозрением оказался местный житель Николай Попов. Вечером 23 ноября участковый уполномоченный доставил его в райотдел полиции.

«Я шёл по улице, никого не трогал, был трезвый, а меня задержал полицейский и привёл в райотдел», – рассказал в суде Попов.

Дёмин заковал Попова в наручники и потребовал, чтобы тот сознался в краже.

«Я говорю: ничего про кражу не знаю, ни в чём не виноват, а Дёмин начал меня бить, – продолжал Попов. – Он требовал, чтобы я сознался в преступлении, которого не совершал. Потом в кабинет зашёл подполковник и тоже начал меня бить».

Подполковник – это начальник районного отдела полиции Борис Феофанов. В материалах уголовного дела зафиксировано, что полицейские Феофанов и Дёмин «применили к Попову насилие. А именно – нанесли не менее пятидесяти ударов ногами и руками в область головы, тела, верхних и нижних конечностей».

«Оформить на сутки»

Но им не удалось выбить у Попова признательные показания. И тогда, чтобы «узаконить» его задержание, влили избитому и лежащему на полу мужчине в рот водку. После экзекуции полицейские отвели Попова на первый этаж в дежурную часть, и там Феофанов приказал кинологу старшему сержанту Валерию Погорелову «оформить Попова на сутки, так как он пьян».

«Я не мог ослушаться приказа начальника, – оправдывался в суде теперь уже бывший полицейский Погорелов. – А что мне оставалось делать?»

В общем, Погорелов составил на Попова протокол по статье 20.21 (Появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения) КоАП РФ. А для придания «законности и достоверности» задержанию приложил к протоколу объяснение некоего «гражданина Александрова» о том, что «23 ноября 2016 года в 21 час 30 минут Попов Н.В. на улице Советской, д. 65б посёлка Прохоровка находился в состоянии алкогольного опьянения в общественном месте. Имел шаткую походку, неопрятный внешний вид, запах алкоголя изо рта, невнятную речь, чем оскорблял человеческое достоинство и общественную нравственность».

Позже, в ходе следствия, выяснилось, что «гражданина Александрова» в природе не существует, а его «объяснение» сочинил по приказу всё того же Феофанова стажёр Бирюков.

Но на этом заготовка подложных документов на Попова не закончилась. Полицейские отвезли его в районную больницу на медицинское освидетельствование. Но фельдшер Лантратов торопился на срочный вызов.

«Я сказал Погорелову: оставь бланк направления на окне. Полицейские с Поповым уехали. А я, когда вернулся с вызова, составил акт, что Попов был в состоянии алкогольного опьянения», – каялся в суде фельдшер Лантратов.

Николая Попова заключили в «камеру изолятора временного содержания». И освободили только на следующий день.

Нервы сдали

«Когда меня выпустили, я сразу обратился с заявлением в прокуратуру и следственный отдел о незаконном задержании, – рассказывает Николай Попов. – И потребовал наказать виновных в этом бесчинстве».

В отношении начальника Прохоровского райотдела Бориса Феофанова, старшего опер-уполномоченного Дмитрия Дёмина и кинолога старшего сержанта Валерия Погорелова возбудили уголовные дела.

Погорелов свою вину не признал.

«Я не мог ослушаться приказа начальника, –твердил он. – Не знал, что Попов до его задержания был трезв. Я просто исполнял указания начальника. А что там произошло в кабинете для допросов, мне неизвестно».

Феофанов и Дёмин своей вины не отрицали.

«Не знаю, что на меня нашло. Нервы сдали. Задержанный Попов вёл себя, как мне показалось, неадекватно. Ну, я и вспылил», – пытался объяснить своё преступление Феофанов.

А оперативник Дёмин вторил своему бывшему начальнику.

На время следствия Дёмину суд избрал меру пресечения в виде домашнего ареста. А Феофанова поместил в следственный изолятор. Хотя, когда решался вопрос об аресте, он просил суд дать ему возможность до окончания следствия побыть со своими тремя детьми и женой.

«Я долгое время проработал в органах и знаю, что в отношении меня сейчас идёт полномасштабная проверка, – заявил в суде Феофанов. – Поэтому не стану предпринимать никаких мер, чтобы надавить на свидетелей или уничтожить улики. Прошу применить ко мне домашний арест и обещаю, что никуда не сбегу».

Суд не внял бывшему начальнику районного отдела полиции и арестовал его на два месяца.

А были хорошими

В ночь с 4 на 5 января 2018 года Борис Фео-фанов в камере предварительного заключения пытался вскрыть себе вены. Но попытка суицида не удалась. Он выжил.

Уголовные дела бывших полицейских были рассмотрены в Прохоровском районном суде. Но каждого судили по отдельности. Всем предъявлено обвинение по статье 286 (Превышение должностных полномочий), а Феофанову и Погорелову ещё и по статье 292 (Служебный подлог) Уголовного кодекса РФ.

Больше всего в этой криминальной истории меня поражает то, что все трое до случая с Поповым числились хорошими полицейскими. Борис Феофанов – ветеран боевых действий, имеет награды за отличие в службе, судя по характеристике, «добросовестный, исполнительный, требователен к себе и подчинённым, находился в дружеских отношениях с соседями, от которых жалоб не поступало, и ни с кем не конфликтовал». До совершения преступления Дмитрий Дёмин тоже характеризовался положительно, имеет ведомственные награды, женат, отец двоих детей. И о Валерии Погорелове, у которого тоже двое детей, никто слова плохого прежде не говорил.

И вот эти в прошлом хорошие полицейские, как особо подчёркнуто в приговоре каждому, существенно нарушили «охраняемые законом интересы общества и государства, выразившиеся в подрыве авторитета государственной власти, дискредитации основных принципов административного производства и органов внутренних дел Российской Федерации, создании негативного общественного мнения о сотрудниках полиции, обязанных неукоснительно соблюдать законодательство, пресекать и предотвращать преступления и административные правонарушения, а также осуществлять свою деятельность только в пределах предоставленных полномочий».

Дмитрий Дёмин приговорён к полутора годам лишения свободы и ему запрещено после освобождения ещё два года занимать должности в правоохранительных органах.

Валерий Погорелов отделался штрафом в 250 тысяч рублей.

А их бывший начальник Борис Феофанов получил четыре с половиной года колонии общего режима.

Дёмин согласился с приговором, а вот Феофанов и Погорелов своё наказание обжаловали в Белгородский областной суд.

«Мой подзащитный не был осведомлён о применении к Попову насилия сотрудниками Прохоровского ОМВД, – заявил в апелляции адвокат Погорелова. – Следовательно, Погорелов действовал в соответствии с указанием непосредственного начальства при составлении административного протокола. Считаю, что в действиях моего подзащитного отсутствует состав преступления».

А защита Феофанова ссылалась на положительные характеристики осуждённого, явку с повинной и наличие троих детей. На этом основании и просила суд смягчить наказание.

Суд апелляционной инстанции оставил приговор в отношении Погорелова без изменений, а жалобу адвоката без удовлетворения.

Феофанову Белгородский областной суд смягчил приговор до четырёх лет лишения свободы.

Приговоры бывшим полицейским вступили в законную силу.


для комментариев используется HyperComments