22.10.2017, Воскресенье 22:08
  • 57,51
  • 67,89
  • 2,17
22 февраля 2017 г. 15:39:23

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Учитель Белгородского лицея № 9 Надежда Ульянова: Меня до сих пор  поражает звёздное небо
Надежда Ульянова с Елизаветой Трифоновой. Фото Юрия Коренько

Когда другие школьники заказывают у родителей в подарок современные гаджеты, её ученики просят купить им телескоп. Во время каникул они ежедневно проводят по пять часов на занятиях астрономией, и хотя подросткам свойственно менять увлечения, покидают астрономическое объединение единицы.

Семеро её воспитанников, защищая честь России, становились победителями и призёрами международных соревнований. Каждый год приносит астрономическому объединению школьников победы на олимпиадах всероссийского уровня. Как добиться того, чтобы сложный предмет увлёк детей, и нужен ли дополнительный урок по астрономии в школе, о котором говорит министр образования, рассказывает почётный гражданин Белгорода, заслуженный учитель РФ, преподаватель Белгородского лицея № 9 Надежда Ульянова.

— Надежда Павловна, прошлым летом меня поразила реакция десятилетней городской девочки, которая впервые в деревне увидела звёздное небо. Она рыдала, так как боялась, что завтра эта величественная картина не повторится. А какую реакцию вы наблюдаете у своих воспитанников?

— Звёздное небо у всех вызывает необыкновенные эмоции, и дети всегда в восторге, особенно когда им удалось увидеть его, например, в горах, где звёзд больше, они такие близкие и мохнатые и даже трудно узнать привычные созвездия. Масштаб явления, грандиозность Вселенной поражает, и дети начитают осознавать более реально, какое место во Вселенной они занимают. От одного своего ученика однажды услышала восторженное: «Я понимаю всё, я про это многое знаю!».

— Так могут сказать единицы школьников, и только те, которые занимаются астрономией. Как‑то получается грустно: в стране, которая первой вышла в космос, уже 17 лет как астрономия исключена из школьной программы. А нужны ли эти знания вообще, спросит обыватель. Мол, возникнет вопрос – обратимся к Интернету.

— Как‑то я услышала результаты опроса, который был проведён среди людей до 30 лет, и он меня поразил. Треть из них совершенно серьёзно считала, что Солнце движется вокруг Земли! Современному человеку катастрофически не хватает общих знаний по астрономии. Именно она формирует мировоззрение, без которого невозможно понять, что происходит в окружающем мире, как существует наша небольшая планета Земля в безграничной Вселенной.

Фото Юрия Коренько

— Как вы думаете, нужно астрономию преподавать в школе и какое количество часов она должна занимать в программе?

— Так же, как и было ранее – один час в неделю. Сначала необходима описательная часть, которая формирует общие представления об устройстве Вселенной. А уже затем – серьёзные физико-математические вещи, которые тоже необходимы, причём в 11-м классе, потому что именно в этом возрасте школьники обладают той суммой знаний, которые нужны для освоения этого предмета. Астрономия в старших классах очень помогает осваивать математику и физику, ведь по ней изучают темы, которые опережают те, что впоследствии изучают по точным наукам.

— Раньше астрономию преподавали в каждом университете, а сегодня, как утверждает Интернет, только в 19 вузах России. Так откуда же возьмутся специалисты, которые смогут донести до школьников этот предмет?

— Раньше этот предмет вели преподаватели физики, то же самое они могут делать и сегодня, ведь, по сути, это та же физика, но касающаяся небесных тел. И квалифицированный учитель может вести этот курс. Немало телеканалов демонстрируют передачи на космические темы, из которых можно многое почерпнуть, чтобы сделать предмет более эмоциональным, наглядным.

Но так же, как в школы, астрономию необходимо вернуть и в высшие учебные педагогические заведения. В то время, когда я училась, во всех педагогических вузах был такой курс, а ведущие университеты имели специальные отделения астрономии.

— Надежда Павловна, вы учились в Харьковском университете. А как получилось, что решили стать астрономом, выбрали достаточно сложную и редкую профессию?

— Я всегда интересовалась наукой, а астрономия оказалась самой романтической из наук. В 14 лет я прочла книгу «Жизнь и разум во Вселенной» нашего замечательного учёного, популяризатора астрономии Иосифа Шкловского. Она многое изменила в моём мировоззрении, и, окончив школу, я твёрдо решила стать учёным-астрономом, тем более что мне хорошо давались точные науки. Но окончание астрономического отделения университета совпало с начавшейся в стране перестройкой, астрономия как наука переживала не лучшие времена. Жизнь распорядилась так, что я стала работать в школе.

Фото Юрия Коренько

— Но вашу мечту воплощают воспитанники, которые сегодня учатся на астрономическом отделении Санкт-Петербургского университета…

— Я сразу ставлю высокие рамки детям, которые пришли в астрономическое объединение, нацеливая их на победу в олимпиадах и учёбу в лучших вузах страны. Поэтому главное в нашей работе – это решение задач. Это не школьный уровень, необходимы дополнительные знания о таких специфических вещах, как энергия, освещённость звёзд, небесная механика, астрофизика, определение расстояния до небесных тел.

Однажды я прочла высказывание, которое мне показалось очень верным: наука – это одна из самых интересных частей культуры человечества. Когда дети приобщаются к большой науке, у них расширяются кругозор и мировоззрение. Я вижу, как у моих учеников, прошедших немало олимпиад к 11 классу, изменяется мышление, они думают не так, как даже очень сильный школьник-отличник. У них другие подходы к решению задач, у них иные взгляды на жизнь и научную деятельность.

— Чтобы побеждать в олимпиадах, чтобы стать студентами ведущих вузов страны, в которых учились и учатся немало ваших учеников, надо много и целенаправленно заниматься. Но как добиться, чтобы на занятия в астрономическое объединение дети не приходили как на урок, чтобы им хотелось часами мудрить над сложными задачами?

— У нас очень живое общение в процессе решения задач, их коллективное обсуждение. Старшие помогают младшим, они даже могут взять на себя некоторые мои функции – им что‑то объяснить, опекают их, поддерживают. Это действительно коллектив, в котором младшим нравится общаться со старшими, подтягиваться до их уровня. Дети по очереди вызываются к доске, но отвечающему могут подсказать, заметить: «Нет, у тебя ошибка». Мы делаем трудные нестандартные вещи, поэтому и общение неформальное, и дети с желанием занимаются по три часа подряд несколько раз в неделю.

А победы в международных, всероссийских или вузовских олимпиадах – это карт-бланш для поступления на любой факультет лучших вузов, где профильный предмет физика, о чём хорошо знают и дети, и их родители.

Репродукция космической фотосъёмки
Репродукция космической фотосъёмки

— А практические занятия?

— Мы занимаемся конкретной исследовательской работой. Ребята много работают с картами, фото-
графиями, таблицами, разбирая практические олимпиадные задания. Это сложно и интересно.

И обязательно – работа с телескопом, их в нашем лицее два. В разные годы мы наблюдали солнечное и лунные затмения, прохождение Венеры и Меркурия по диску Солнца, великое противостояние планет. Но, что интересно, очень эмоционально реагируют не сами ребята, а прохожие, которые подходят к нам, когда мы проводим наблюдения в школьном дворе или на бульваре. «Смотрел бы и не отрывался», – говорят они.

— Что ещё раз подтверждает, насколько звёздное небо притягательно для всех, а не только для занимающихся астрономией. А у вас, Надежда Павловна, осталось это восприятие?

— Меня до сих пор поражает звёздное небо…


для комментариев используется HyperComments