• 56,76 ↑
  • 69,63 ↓
  • 2,10 ↓
11 сентября 2014 г. 15:34:10

Молодой полицейский из Белгородской области рассказывает в «Твиттере» о своей работе и пользуется всеми современными гаджетами

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Участковый онлайн
Фото Алексея Стопичева

Об открытости полиции для общества говорят давно. Создали при управлениях внутренних дел пресс-службы и общественные советы. Открыли общественные приёмные и телефоны доверия, сайт, где полицейские быстро и оперативно рассказывают о своей работе. И когда открытость и публичность начинают исходить не сверху, а уже от самих сотрудников полиции, понимаешь, что реформы не прошли даром.

Продвинутый участковый

Ещё лет пять назад я себе такое даже представить не мог: у нас в области появился молодой участковый, который о своей работе в «Твиттере» рассказывает!

Для тех, кто ещё не знает: «Твиттер» – это особая социальная сеть, где люди ёмко общаются между собой короткими сообщениями до 140 символов. А чтобы сеть социальная была не сухой и чёрствой, разбавляют её фотографиями, ссылками и много чем ещё.

Зашёл я в «Твиттер». Нашёл молодого участкового Артёма Ченчика. Оказывается, ни один журналист не расскажет о сложности и напряжённости работы участкового уполномоченного полиции так, как это сделает он сам.

«Сегодня работал с цыганами, чего я только не увидел. Не вздумайте никогда жаловаться на то, как вы живёте». Или: «С утра собирал материал по дракам в семьях. А ведь большинство – молодых и красивых парней и девушек».

Сообщения молодого участкового абсолютно непафосные. Иногда удивлённые. Иногда отчаянные. Иногда юмористические. Всё это разбавлено фотографиями. Артём только начал работать в профессии, и потому для него всё внове. Всё интересно. Я решил лично познакомиться с продвинутым участковым и отправился в Волоконовку.

Записи Артёма Ченчика в «Твиттере».
Записи Артёма Ченчика в «Твиттере».

Стиляга

Районный центр встретил запахом горячего асфальта и сонными от многодневной жары жителями. Возле волоконовского отдела полиции нас встретил Артём. Активный, со стильной причёской участковый будто создан из шарниров с вечным двигателем внутри. Даже полицейскую форму Артём носит с шиком. И очень коммуникабельный.

«Участковый обязан быть общительным, – говорит Ченчик. – Был у нас участковый – всего год проработал и ушёл. Из-за того, что с людьми не хотел общаться».

Артём яркий, в меру ироничный, с той внутренней интеллигентностью, которую приобретают с детства, в кругу семьи.

Чёткая цель

Буквально за полчаса Артём рассказал о своей жизни и семье. Папа Артёма учился в танковом училище в Харькове. Очень строгий, любит порядок. Сейчас работает заместителем директора техникума. Мама – повар в этом же учебном заведении. Сам Артём решил получить высшее юридическое образование ещё в детстве. После девятого класса поступил в Белгородский областной лицей милиции имени Героя России Владимира Бурцева, в 2009 году поступил в Белгородский юридический институт.

«Тогда не было таких зарплат, и шёл я не за деньгами, а потому, что реально хотел носить погоны. И поставил себе цель, к которой иду».

5 июля Артём окончил институт и сразу пошёл работать участковым.

«Я не хочу всю жизнь быть именно участковым. Все люди разные, и кому-то хочется именно этого. Но у меня другие устремления. Я хочу вернуться в Белгород, где прожил восемь лет. Но вернуться не просто так. Моя цель – получить кандидатскую степень и стать преподавателем в Белгородском юридическом институте. Я прекрасно понимаю, что для этого нужно много работать, набираться опыта. Потому работу участкового я буду делать как можно лучше. Сколько понадобится – три года, пять лет…»

Участок

На обычной «копейке» мы с участковым едем в посёлок Пятницкое. Именно там территория Артёма.

– Сколько лет автомобилю? – спрашиваю лейтенанта.

– 1985 года выпуска. Почти 30 лет, – отвечает полицейский. – Но машина ещё ого-го!

Подъезжаем к администрации. Слева от входа – кабинет, где Артём работает вместе с другим участковым. По-спартански просто. Два стола с компьютерами. Линейка для измерения роста. Карта-схема посёлка с разноцветными флажками.

Карта участка.
Карта участка.
Фото Алексея Стопичева

– Что за флажки? – интересуюсь у лейтенанта.

– Так мы отмечаем наших подучётных: наркоманов, алкоголиков, семейных дебоширов и бывших осуждённых – лучше проводить профилактику.

Сразу на карте Артём показывает свою территорию:

«Мой участок ниже озера. У меня улицы писателей в основном: Пушкина, Гоголя, Горького, Толстого. Литераторов, правда, там нет. Зато другого подучётного контингента хватает».

Что больше всего запомнилось

Когда выезжаем на участок, полицейский нам на ходу поясняет:

– Это садик. Это школа искусств.

– Ты уже весь участок свой выучил? – спрашиваю его.

– А что там учить? – удивляется Ченчик. – Два дня хватило, чтобы всё запомнить.

И начинает рассказывать про подучётных. Кто пьёт, кто дерётся, употребляет наркотики. За две недели произошло столько, что участковому уже на хорошую повесть хватит. Что ни судьба – то история. В основном трагедии, пусть и поселкового уровня.

– Здесь женщина живёт с двумя детьми, – рассказывает лейтенант. – У неё муж наркоман. Чуть ли не каждый день друг на друга жалобы строчат. Он её обвиняет в том, что она наркоманка. А она его – что он её избивает. До сих пор не понятно, кто там у них прав, а кто виноват. Работу ведём с обоими.

– Ну а что больше всего запомнилось из работы?

– Тут каждый день что-то происходит. Мужчина повесился. После ссоры с женой в состоянии алкогольного опьянения. Всего 23 года ему было.

Фото Алексея Стопичева

Селфи

Удивил уровень технической подкованности полицейского. Пока ездили с участковым, он несколько раз фотографировал нас и тут же вывешивал в «Твиттер». Сыпал малопонятными для меня терминами. С лёгкостью говорил обо всех новинках в мире новейших технологий. Показывал современные гаджеты, названия которых я даже запомнить не смог. Происшествий до обеда практически не было, и перекусывал участковый не на ходу, как обычно, а съездил домой, куда и нас пригласил. Сели за стол – участковый тут же нас сфотографировал специальной камерой на штанге и отправил фото в Интернет с комментарием: «Репортаж обещают сделать «вкусный». Прямо как борщ моей мамы». А нам тут же пояснил:

– Селфи сделал.

– А что такое селфи? – тут же спросил я у него.

– Когда сам себя фотографируешь. Очень модная сейчас тенденция. Раньше это делали в основном девушки и перед зеркалом, а сейчас все и желательно на фоне чего-либо интересного.

А борщ действительно оказался вкусным. И до обеда мы успели окунуться в кристально чистой речке. Как раз за перерыв уложились. И снова на участок.

Первая ласточка

Артём, рассказывая в соцсетях о своей работе, чётко знает, о чём писать нельзя:

«Есть ведь и тайна следствия. В нашей работе о многом нельзя говорить. Но есть много такого, о чём говорить можно и нужно!»

Если бы такой участковый не появился сам, то его надо было бы придумать. Потому что к нему доверия будет больше, чем ко всем сотрудникам министерства внутренних дел, вместе взятым. Вот он – здесь, в соцсетях. Такой простой и понятный. Говорящий с продвинутыми пользователями на одном языке. Это и его язык, его поколение. И я уверен, что появятся и другие, которые расскажут обществу о своей работе. И такие рассказы заставят уважать работу полицейского больше, чем любая пропагандистская кампания.


для комментариев используется HyperComments