• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
21 декабря 2015 г. 17:22:32

Монологи белгородских красавиц об индустрии красоты – в декабрьском «ОнОнасе»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Ты с высоты красоты
Фото Киры Юрьевны

С кем ещё говорить о красоте, если не с красивыми девушками! С красивыми и умными – отдельное удовольствие. Его мы и испытали, когда слушали Яну, Наташу, Людмилу и Дашу. Что делать, если в твоих руках (ногах, глазах, волосах и всём остальном) таится «страшная сила»?

Вариант первый: демонстрировать

Конкурсы красоты проводились ещё до нашей эры – без лент, корон и купальников. И уже тогда соревнования в разных государствах и даже городах одного государства отличались по формату. Сегодня вариантов «Мисс…» – масса. Не будем ходить далеко и начнём с конкурса, который, как говорится, ещё не остыл: «Мисс студенчество России – 2015». Он прошёл в Иванове в конце ноября. Наш город представляла мисс Белгород – 2014 Людмила Балабаева.


Людмила Балабаева.
Людмила Балабаева.
Фото из личного архива

Перед мисс Белгород, если честно, терзали сомнения. Думала, результаты предопределены и будут только огорчения. Но я решилась и в итоге победила! На «Мисс студенчество» ехала тоже с верой в успех. Но показалось странным, что первый этап конкурса – к нему студентки готовились в своих регионах – оценивали не все члены жюри. Отсутствовали эксперты, которые могли бы более профессионально оценить мастерство и таланты участниц. Нам пояснили, что им покажут видеозапись выступления, но, как стало известно позже, её никто не смотрел.

К сожалению, и в финале многие девочки не смогли показать себя: выступления урезали, и получился просто концерт. В неформальных беседах говорили о заранее расписанных лауреатках, но я до конца не хотела верить слухам. Так или иначе, на этот раз победы не случилось. Я получила корону мисс стиль.

К организаторам есть вопросы. Кому-то объявили об участии ещё летом, кому-то – за два дня до начала.

Сдавали нормы ГТО: говорили, по результатам добавят баллы в общую копилку, а в итоге никаких бонусов, потому что некоторые участницы по состоянию здоровья не могли выполнять упражнения. Мисс зрительских симпатий определяли онлайн-голосованием по фотографиям – по-моему, здесь побеждает тот, у кого больше друзей или возможностей подкрутить.

И всё-таки приятных моментов тоже было много. Фотосессия в симпатичных ситцевых платьях, пошитых по заказу Вячеслава Зайцева, трогательная встреча с мальчишками и девчонками из детского дома, отзывчивость людей, которые мне помогали с костюмами и прочими оргвопросами, праздничная и очень дружеская атмосфера в целом.

Для меня любые конкурсы красоты – даже те, где всё заранее известно, – возможность набраться опыта, самоутвердиться, выработать уверенность в себе. И это перевешивает негативные эмоции. Будет что вспомнить, в конце концов!


Мисс Белгород хотела бы поучаствовать в конкурсе «Мисс Россия», но Людмиле не хватило роста: на федеральный уровень выходят девушки не ниже 173 см.

Зато победительница другого местного конкурса – «Красавица Белогорья» Дарья Кузнецова вошла в топ-50 красавиц российских! Причём, в отличие от тысяч претенденток, желанием не горела.


 

Дарья Кузнецова.
Дарья Кузнецова.
Фото Натальи Харитошкиной

Началось всё с «Королевы БелГУ», где я выиграла сертификат на обучение в модельной школе. Я не планировала и не особенно хотела, но после обучения меня, можно сказать, силой отправили на кастинг «Красавицы Белогорья». Мама молилась, чтобы я заняла второе, третье место, но не выиграла! Потому что тогда пришлось бы ехать на кастинги «Мисс Россия» и пропускать занятия в университете. Но я выиграла, поехала и попала в число 50 финалисток.

Месяц мы жили в шикарном отеле под Москвой. Строгая диета, каждый день репетиции дефиле, тренировки в спортзале… С родственниками встречаться нельзя, охрана ходит! Иногда выезжали в город – участвовали в съёмках, показах. С одной стороны, приятно. Чувствуешь себя такой куколкой, которую наряжают, красят, причёсывают лучшие стилисты столицы, учат лучшие педагоги. С другой – были слёзы, желание всё бросить и уехать, скушать сладенького… Там тяжело и морально, и физически.

Может, поэтому желания участвовать в таких конкурсах больше нет. Плюс на самых-то главных я, получается, уже была. На «Мисс Россия» повторно заявляться нельзя. Была, кстати, девочка, которая ради этого изменила имя, фамилию, волосы полностью перекрасила – всё равно вычислили!

Вообще, я хочу работать по специальности: учителем математики в школе. Но демонстрировать одежду тоже нравится, чего скрывать. Когда идёшь по подиуму, красивая, под музыку – это классно! Пока была в Москве, много предложений поступало. Даже в Италию звали, участвовать в показах Calzedonia. Очень заманчиво, но отказалась из-за учёбы. Скоро буду проходить практику в школе и думаю, тогда пойму, чего мне хочется больше. Далеко не заглядываю.


Вариант второй: монетизировать

Яна Савенкова плакала, но тоже отказывалась от перспективных путешествий – в Китай, Японию, Индонезию… Мама, которая привела Яну ещё школьницей на кастинг модельного агентства (увидела объявление в газете), настаивала, чтобы дочь в первую очередь получила высшее биотехнологическое (!) образование. Яна справилась с эмоциями – в наступающем году защищает диплом. Однако два года назад она всё-таки рискнула: досрочно сдала сессию и умчала на 2,5 месяца работать в Индию.


 

Яна Савенкова.
Яна Савенкова.
Фото Натальи Харитошкиной

В 2011 году я выиграла отборочный тур на конкурс «Супермодель». Его ежегодно проводит одно модельное агентство в Москве. Мне было 16, совсем ещё ребёнок, но именно тогда я завела много полезных знакомств. Потом звали на показы, выставки, различные шоу, но подиумы как-то не были по душе. Всегда любила фотопроекты. На них соглашалась и в Белгороде, и в Москве, за деньги и без. Набивала портфолио.

Съёмки случались нечасто, потому что я сильно погрузилась в учёбу, в биотехнологии. Но когда выпал шанс съездить в Индию… Это было моей мечтой! Всё официально, через агентство, а всё равно страшно. Правда, сразу стало ясно, что бояться нечего. С безопасностью, наоборот, строго: все передвижения на машине, чтобы выйти из квартиры, надо звонить и просить разрешения у работодателей. Просто так мы не гуляли, не расхаживали. Жили в Нью-Дели. Агентство, конечно, устраивало экскурсии – в Храм Лотоса, Тадж-Махал, но на самом деле мы практически всё время работали.

Подъём в 6–7 утра. Иду в душ, одеваюсь. Одежду простенькую, которую легко можно снять-надеть. Звонок, машина. Приезжаешь в студию – и пошёл рабочий процесс. Часов 8–9, с перерывом на обед. Бесконечные фотографии и переодевания, смена причёски и макияжа. Фотографируют не только одежду, но и обувь (там тоже интересно, надо определённым образом ногу ставить), украшения на шее и на руках. Бренды преимущественно местные, мало о чём скажут. Из известных я снималась для Adidas и United Colors of Benetton.

Так до вечера. В машину, домой, поужинать, смыть косметику и спать. Это было здорово, это было тяжело. Самое сложное – быть вечно красивой. Иной раз хочется дать слабинку, поспать, не краситься – лицо же устаёт от макияжа. Постоянный уход за собой изматывает. Но процесс восхищает. Когда на тебе крутая одежда, крутая причёска, крутой мейкап, рядом работают изумительные творческие люди, ты всё время подпитываешься энергией. Одна эмоция, другая, третья, десятая – смотришь, полдня прошло. Все в приподнятом настроении, весёлом расположении духа. И видишь результат работы – фотографии. Для меня это важно, может, я поэтому и не люблю показы. Там ты как вешалка: что-то надели, прошлась, сняла. При этом я не люблю делить моделей на разновидности – модель должна уметь всё. Когда ты универсальна, ты незаменима: и на подиуме, и перед камерой.

В финансовом плане я заработала 150 тысяч рублей, но на руки не получила почти ничего. Суть в чём: зарплатой ты в первую очередь покрываешь расходы. Авиабилеты туда-обратно, машины, на которых ты ездишь по кастингам, изначально оплачивают, но потом высчитывают из дохода. Плюс какой-то процент перечисляется направившему тебя российскому агентству. Поэтому за реальными деньгами в Индию надо ехать хотя бы на полгода. И тогда будет отлично. Я же полетела не столько заработать, сколько побольше увидеть, копнуть чего-то индийского, к которому меня всегда тянуло. Поэтому собой я довольна, ни капельки не жалею.

Теперь мечтаю побывать в Австралии. Может, после учёбы получится. Говорят, там очень дорого жить, но и платят очень хорошо. Вообще у меня нет какой-то модно-профессиональной мечты типа «попасть на обложку журнала Vogue». Хочу увидеть как можно больше стран – в этом моя страсть. Просто работа модели даёт эту возможность. Если её дадут мне биотехнологии, буду только счастлива. Я как раз думаю, как связать будущую профессию с путешествиями.

Вообще модельный бизнес, по-моему, для счастливчиков. Учиться в университете не надо. Если умеешь общаться, знаешь базовый английский, владеешь своим телом, походкой, мимикой – у тебя получится. Нужно быстро всё схватывать, обладать упорством и – обязательно – здоровьем. Модель должна быть здоровой на сто процентов: тело, зубы, волосы, желудок – всё! Чтобы нагрузки выдерживать, оставаясь при этом baby. 

Параметры сейчас не такие жёсткие, как многие думают. Да, на подиуме нужен рост, но фотомодель может быть и 168, и 165 см, и не только с XXS-размером одежды. Люди разные, и для всех нужно рекламировать вещи. Главное – фотогеничность.


Вариант третий: фотографировать

Считается, что модели олицетворяют красоту. Фотографы оставляют её в нашей памяти. Наталья Харитошкина умудряется одновременно олицетворять и запечатлевать. Правда, свои съёмки в качестве модели она считает любительскими. Наташа предпочитает смотреть на профессионалок, и лучше через объектив.


 

Наталья Харитошкина.
Наталья Харитошкина.
Фото Юлии Исаевой

В Белгороде профессиональных моделей как таковых нет. Ведь кто такая профессиональная модель? Это человек, который зарабатывает моделингом. Не раз в полгода, не два, а регулярно. В идеале – содержит себя этим. Поэтому мы называем моделями девочек, которые часто фотографируются и как-то пытаются в эту сторону развиваться. Например, занимаются в школе при модельном агентстве. Такие в Белгороде есть, и в одной из них я преподавала фотопозирование.

Позировать на самом деле – титанический труд. Потому что следить нужно за кучей вещей одновременно. И когда мы снимаем модель, то за 80 % этих вещей следит модель: чтобы руки не были прижаты (не казались толстыми), чтобы второй подбородок не вылезал, чтобы волосы нормально лежали, чтобы свет правильно падал (профессиональные модели знают, как повернуться к лампам), чтобы тело выглядело стройным и расслабленным. Человек обычный этого не знает и получается, что все 100 % работы делает фотограф: расслабляет, ставит, снова расслабляет, корректирует позу, взгляд и так далее. Нюансов миллион.

Модельная школа – один путь. Второй – чисто практический. В Белгороде полно фотографов: начинающих, продолжающих, свадебных, фэшн-фотографов… Большинство из них заинтересованы в так называемых TFP-съёмках. То есть когда фотограф и модель принимают договорённость, что их время равнозначно: никто никому не платит. Этот вид съёмки любят и визажисты, и дизайнеры, потому что в нём можно оторваться, реализовать какие-то творческие задумки. То есть красивой девочке, которая мечтает о карьере модели, можно найти фотографа (или десять фотографов), чьи работы ей нравятся, и предложить такое сотрудничество. Кто-то обязательно отзовётся и какую-то идею придумает, найдёт реквизит. И чем больше съёмок, тем больше практики, тем лучше ты позируешь, тем меньше боишься камеры, тоньше чувствуешь своё тело. Плюс фотографы могут чему-то подучить в процессе. Уроки позирования можно поискать и на YouTube, почему нет?

Есть фотографы, которые снимают снапшоты – это, скажем так, технические фотографии, сырой материал, который часто требуют от девушек модельные агентства. То есть без макияжа, без особенной укладки, в купальнике. Анфас, профиль, с улыбкой, без улыбки, с распущенными волосами, с собранными в пучок – в общем, целый список есть. Портфолио – это уже работа с конкретными образами, эмоциями. Вот я милая-задумчивая, вот агрессивно-сексуальная, вот статично позирую, вот динамично и так далее.

Если раньше модели достаточно было быть просто тощей, то сейчас этого недостаточно. Она должна быть подтянутой. А ещё в тренде натуральность. Фотография, на которой ты как будто бы недавно проснулась, умылась, пригладилась – и красотка! Даже косметические средства развиваются в сторону того, чтобы их вообще не было заметно. И если уж мы о красоте, то у модели должно быть ещё что-то. Вот как в искусстве: есть просто красивый дом, а есть Гауди. Красивое лицо, красивая фигура сами по себе не цепляют. Красота – внутри.


Вариант вечный: ценить

Видеть её за пределами подиумов и обложек модных журналов. Вокруг нас, в каждом из нас красоты больше, чем мы думаем. Она рассеяна по всей Земле, иначе бы не спасала мир.


для комментариев используется HyperComments