• 59,36
  • 69,72
  • 2,33
19 июня 2017 г. 18:02:19

Бизнесмены рассказали, что проблемы начинаются задолго до самого экспорта и не заканчиваются, даже когда поставки уже налажены

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Трудный экспорт. Почему белгородским предприятиям трудно выйти на внешний рынок
Фото Владимира Юрченко

Белгородские пломбы ставят европейцам, на оборудовании Шебекинского машиностроительного завода месят и выпекают хлеб в Азии, в картонные коробки пакуют овощи в Азербайджане, белгородский сахар едят в Монголии, а мясо в Китае. На экспорт идёт даже пушнина!

Удивительно, из нашего полевого региона мы вывозим жемчуг в Южную Корею, древесину в Прибалтику, ложки и вилки во Вьетнам. Такие данные приводит компания IMEXP Analytics. Белгородская таможня зарегистрировала, что в прошлом году область вывозила свою продукцию в 81 страну.

Ничуть не хуже

Как подсчитал Белгородстат, в дальнее зарубежье наши компании продали товаров на 1,6 млрд долларов, а с учётом стран Евразийского экономического союза – на 2,1 млрд.

Ниже было только в 2009-м, когда в дальнее зарубежье экспортировали на 1,2 млрд долларов.

«По белгородским товарам видно, что они ничуть не хуже аналогов, которые представляют в других государствах», – сделал вывод директор по межрегиональным коммуникациям Российского экспортного центра (Москва) Дмитрий Макеев, побывавший на ХIII форуме «Малый и средний бизнес Белгородчины» и выставке белгородских производителей.

Кожаные сумки и обувь, лимонад, питьевая вода, краски, стоматологические материалы, конфеты, мороженое, древесина, текстиль, лекарства, машины и оборудование – то, что белгородцам интересно выводить на внешние рынки. Всё это и другие непродовольственные товары занимают ничтожную долю в экспорте. Основную же его часть составляют металлы и изделия из них (1,2 млрд долларов в прошлом году).

По словам предпринимателей, проблемы с экспортом начинаются задолго до самого экспорта и не заканчиваются, даже когда поставки уже налажены: логистика, оформление разрешительных документов, налоговое и таможенное регулирование, техническое и санитарное регулирование на зарубежных рынках, господдержка экспорта, а точнее её отсутствие, – это вершина айсберга.

Мороженое за 700 тысяч рублей

Узнать о российских компаниях за пределами страны можно только в том случае, если они участвуют в выставках. А это совсем не дёшево. Два года назад создали Российский экспортный центр (РЭЦ) – единое окно для работы с экспортёрами. Он должен помогать им во всём: от финансовой поддержки до взаимодействия с профильными министерствами и ведомствами. Одно из направлений – оплата участия в выставках. На сайте организации – перечень выставок на 11 страницах во всех уголках мира: от США до Японии. В этих мероприятиях РЭЦ готов помочь.

Белгородский хладокомбинат входит в десятку крупнейших российских производителей мороженого. Продаёт свою продукцию от Калининграда до Владивостока и активно ищет выходы на внешние рынки. За последние полгода дважды выставлялся в Китае. За одну из выставок рассчитывает получить субсидию от РЭЦ.

Фото с сайта beltourism31.ru

«Мы участвовали в крупнейшей международной выставке в Шанхае сами. И когда до закрытия оставалась неделя, пришло письмо из Минсельхоза с предложением поучаствовать в выставке и встать на российском стенде. А мы уже два месяца как оплатили участие и поэтому стояли со своим стендом рядом с китайцами, американцами и австралийцами, – говорит директор фабрики мороженого Дмитрий Топорков. – Заметили, что у китайцев есть интерес к российским товарам, но пробиться туда очень тяжело. Наше мороженое проверяли год! И мы ни у кого не могли узнать, на что его проверяют».

Отдельная история с доставкой мороженого на выставку.

«Нам за 40 кг выставочных образцов озвучили сумму в 700 тыс. рублей. Это не помощь! Мы купили билеты сотрудникам и перевезли мороженое на себе в сумках-холодильниках. Вышло 140 тыс.», – рассказал он.

«Мы тоже возим образцы на себе, но не всегда это получается, – поддерживает его Дмитрий Поляков из компании «Технодент», которая производит и продаёт стоматологические материалы. – Например, в Германию нельзя приехать с чемоданом медицинских препаратов».

«А я добавлю, что ещё и на обратном пути с образцами остановят наши таможенники. И там вплоть до конфискации», – замечает представитель компании «ВладМиВа» Сергей Кривошапов.

Скромно, в уголке

«ВладМиВа» производит стоматологические материалы и участвует в разных выставках по 30 раз в год.

«Выставки, которые предлагал РЭЦ, нам не подходят, – говорит Сергей Кривошапов. – Это общемедицинские выставки, от них эффективность не такая высокая, как от узкоспециализированных. Поэтому выбираем сами и сами оплачиваем. Это огромные расходы, которые нам никто не компенсирует».

Цифры, которые он приводит, впечатляют: участие в Москве обходится примерно в 50 тыс. долларов, если скромно. В Кёльне, на самой престижной стоматологической специализированной выставке мира, примерно такие же затраты за счёт того, что белгородцы выступают на объединённом стенде с другими российскими производителями. На фоне других стран россияне теряются.

«Тот же южнокорейский завод, который на рынке 3–4 года, представлен на общем стенде страны, и вся государственная система работает на продвижение. И мы: скромный стенд, сделанный за свои средства», – продолжает он.

Тем не менее пломбы из белгородского «цемента» ставят европейцам, египтянам, индусам, китайцам – «ВладМиВа» экспортирует продукцию в 66 стран.

Фото Вадима Заблоцкого

Палки в цистерны

«На выставках мы и сами можем организовать продвижение. Но когда видишь, как наши конкуренты из Турции или Ирана поставляют продукцию в Таджикистан, Киргизию, Грузию, Казахстан и какую поддержку им оказывают их государства, понимаешь, что война в товарах народного потребления нами проиграна, – говорит Ираклий Ломакин, директор шебекинской компании «Технолайн-ЛКМ», которая выпускает краски. – Там не просто компенсируют транспортные расходы. Например, туркам возвращают расходы на рекламу, если их организация владеет дочерней компанией в России. Последний удар по экспортёрам нанесло укрепление рубля. Я обменивался мнениями и с другими экспортёрами – у них такая же ситуация».

«Технолайн-ЛКМ» за прошлый год экспортировала на 160 млн рублей. И, как рассказал директор, не раз столкнулась с трудностями.

«Возмещение НДС идёт 3–4 месяца. Значит, эти деньги выдернуты из оборота, – приводит он пример. – При вывозе спирта и растворителей начинаются выездные проверки с нарушениями регламента, цистерны стоят на таможне по 90 дней. Можно ли после этого называться экспортно ориентированным предприятием?»

Без выгоды виноватые

Шебекинский машиностроительный завод выпускает оборудование для мелких пекарен. При выходе на рынки Казахстана и Беларуси ближнее зарубежье столкнулось с европейскими конкурентами и почувствовало, насколько у них серьёзная финансовая поддержка. Предлагая более дорогое оборудование, они продают его в кредит на 3–5 лет под 1–3 % годовых и берут на себя всё оформление бумаг. От покупателя нужна только финансовая отчётность в налоговую инспекцию. Шебекинский завод попытался получить такую же кредитную линию для своих потенциальных покупателей через РЭЦ и… По словам представителя компании, оказалось, что программа работает только на сделки от 100 млн рублей за один контракт, а всё, что ниже, – по тем же коммерческим ставкам, что и в других банках. Такая сомнительная выгода для казахстанских хлебопёков.

Фото с сайта shemz.ru

Послать, чтобы не послали

Засветиться на выставке и обменяться контактами – полдела. Потом нужно отправить образцы продукции тому, кто планирует их использовать. «Технодент», как и многие экспортёры, посылает потенциальным клиентам образцы, но не всегда они доходят до адресата.

«На определённом этапе российские таможенники без объяснения причин заворачивают нашу продукцию, – рассказывает Дмитрий Поляков. – Представьте, какую работу нужно проделать, чтобы стоматологическая продукция из России могла продаваться, к примеру, в Египте. И, проделав её, наш товар возвращается обратно. Мы теряем деньги за доставку, теряем клиента. У нас такое бывало. Мы писали письма в таможню, но либо приходили отписки, либо нас просто игнорировали. Это глобальная проблема по всей стране. Нам приходится обращаться в службу экспресс-доставки, которая за 1 кг берёт от 10 тыс. рублей. Мы вынуждены платить только за то, чтобы человек посмотрел, подходят ли ему наши образцы. А у нас десятки таких отправок в месяц».

Речь идёт о мелких партиях продукции. Китайцы отправляют единичные товары по всему миру. Россияне же с учётом стоимости доставки никакой конкуренции не выдерживают.

«Даже если наш препарат будет стоить 5–10 долларов, то за доставку мы отдадим 50 долларов, тут с нами не о чем разговаривать», – уверен Дмитрий Поляков.

Все эти претензии предприниматели озвучили представителям РЭЦ, которые приезжали из Москвы на круглый стол в Белгород. На многие ответов либо нет, либо всё в разработке.

Как отметил представитель РЭЦ Александр Замотин, до недавнего времени средств на поддержку экспорта вообще не выделялось, а полтора года назад с появлением центра, когда на самом высоком уровне объявили курс на экспорт, ситуация стала меняться.

«Сейчас РЭЦ как институт поддержки кроме кредитования и страхования выдаёт ещё компенсацию затрат на выставки, на регистрацию прав интеллектуальной собственности и сертификацию на зарубежных рынках, а также на транспортировку экспортной продукции внутри страны, – обозначил он направления поддержки. – Эти инструменты уже заработали. Выделяются колоссальные деньги. И эти средства экспортёры могут использовать без процентов и комиссий. Главное, чтобы компания соответствовала критериям РЭЦ».


для комментариев используется HyperComments