22.01.2017, Воскресенье 00:44
  • 59,67
  • 63,73
  • 2,18
8 декабря 2016 г. 16:06:13

Как Прохоровское поле сравнялось c Куликовым и Бородинским

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Троица» Игрунова
Музей «Третье ратное поле России» в Прохоровке. Фото Вадима Заблоцкого

Вряд ли кто из профессиональных историков не согласится с утверждением, что о государственных деятелях, политиках, «сильных мира сего» точнее всего судят по их взаимоотношениям с деятелями русской культуры – современниками. Извечный диалог «царя» и «поэта» во все времена больше давал представление об эпохе, о царях и поэтах, нежели горы архивных документов. Понимая две стороны диалога образно, мы, естественно, говорим об отношении власти и интеллигенции.

Завершается 2016 год. В череде многочисленных событий выделяется одно печальное и грустное – ушёл из жизни почётный гражданин Белгородской области, государственник и патриот Николай Стефанович Игрунов.

«Прошелестели» некрологи, и суматоха текущих дней как обычно поглотила нечто важное, о чём всем надо было бы подумать. Прежде всего о том, что на каждом историческом этапе русская земля дарит нашему народу удивительных людей, которых не портят ни власть, ни регалии, ни положение. Одним из таких, не побоюсь этого слова, великих граждан страны и был Николай Игрунов.

Мне трудно перечислить всех видных деятелей культуры республик СССР, особенно РСФСР, Белоруссии и, конечно, Белгородской области, с кем у Николая Стефановича на протяжении многих лет развивался духовный диалог, кому он сделал много доброго, причём не по просьбе просителей, а по внутреннему пониманию тяжёлого положения деятеля культуры в обществе. Для меня было удивительным, что человек такого масштаба находил время, чтобы не раз в год позвонить, дать комментарий и оценку написанного мною (будь то книга или статья), поблагодарить и мудро, со своих позиций, оценить, морально поддержать.

Николай Стефанович был гармоничной личностью, а потому и партийным работником-идеологом, можно сказать, был от Бога, и в гражданском обществе имел не меньший авторитет, а написанное им от души и сердца – яркое свидетельство его мудрости.

Наверное, так было задумано Господом, что именно Николаю Стефановичу Игрунову было уготовано судьбой первому выразить идею и формулу Трёх ратных полей России – Куликова, Бородинского и Прохоровского. Человек твёрдых убеждений, крепко стоящий на русской земле, он много десятилетий назад предугадал настоятельную потребность русского народа в единой и цельной русской истории, в центре которой народ-победитель.

Звонница на Прохоровском поле – символ трёх ратных полей России.
Звонница на Прохоровском поле – символ трёх ратных полей России.
Фото Владимира Юрченко

У всякой, даже великой идеи должно быть развитие. И оно возникает в кругу умных и порядочных людей. В этом кругу Николай Стефанович старался жить не по должности, а завоёвывать сердца и души своими личными качествами, своим делом. Именно на таком фундаменте шаг за шагом строились отношения Николая Стефановича (и здесь не побоюсь преувеличения) с выдающимся русским поэтом Игорем Андреевичем Чернухиным. Вспоминая совместную работу в редакции газеты «Ленинская смена», поэт в своём обширном труде «Между прошлым и будущим…» пишет: «…Редактор был главным генератором свежих идей и начинаний, его уважали, любили, слушали, с ним считались, советовались…».

Опять же обращусь к провидению. Варианты поэтических строк, предложенные мос­ковскими поэтами, чтобы выразить идею Трёх ратных полей, не устроили Николая Стефановича. Вот что он писал в книге «И после нас зелёная трава. История моя и наша»: «…Хотелось, чтобы стихи были, как поэтическая формула, лаконичны и сразу запомнились… Что делать? Встретился с Игорем Чернухиным, моим давним товарищем, белгородским поэтом… Началась работа: Игорь Андреевич приносил вариант за вариантом… И наконец у него как выдохнулось:

Это поле победы суровой
Для потомков по праву равно
Полю грозному Куликову,
Ратным подвигам Бородино.
На этом поставили точку…».

Николай Игрунов.
Николай Игрунов.
Фото Юрия Коренько

Долгое время эти строки на мемориале героям Курской битвы на федеральной трассе Москва–Симферополь были безымянными, без подписи. Местных ­деятелей культуры смущала судимость Игоря Чернухина «за политику» в сталинские времена. И не кто иной, как Николай Стефанович добился от обкома партии справедливости – фамилия поэта была вычеканена под его ставшими народными строками.

Об этом или о чём‑то другом, но много лет спустя поэт написал: «И я очень хочу, чтоб осталась, как написал … Николай Игрунов, «и после нас зелёная трава». В этой зелени столько жизни, силы, животворящих соков! Зелень поднимает и ставит на ноги тяжело раненых, смертельно больных, потерявших себя людей…».

Ну вот, казалось бы, и всё о «царе» и «поэте». Можно было бы поставить точку. Но было бы это с исторической точки зрения справедливо? Конечно же, нет.

Сегодня стали своего рода брендом многочисленных культурных событий и мероприятий слова «Три ратных поля России». Так называют заповедные военные места, музеи Прохоровки, Бородино, Куликово…

Сотни тысяч гостей нашей области и белгородцев ежегодно посещают музей «Третье ратное поле России». И думаю, правильно было бы, чтобы где‑то на почётном месте появился памятный знак или мемориальный объект с текстом о том, что Николай Стефанович Игрунов подарил русскому народу духовную формулу трёх ратных полей России. Она следом за духовной идеей «Троицы» Андрея Рублёва сегодня и завтра будет поднимать в бой за Россию её самых преданных и честных сыновей и дочерей.


для комментариев используется HyperComments