• 59,82 ↑
  • 69,70 ↑
  • 2,31 ↑
30 марта 2017 г. 17:10:11

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Только подарки делаю». Чем корзина из «Поля чудес» заинтересовала вейделевского мастера
Фото Юрия Коренько

Сначала была корзина. Пётр Телегин сплёл её ещё мальчишкой. Когда-то давно отец посадил его рядом с собой: «Учись!». На Тамбовщине, откуда Пётр Васильевич родом, этот промысел был распространён. Без корзин и кошёлок не обходилось ни одно подворье. Не с пустыми же руками по грибы, за ягодами в лес ходить! Потом Пётр Телегин женился. Жить молодые приехали в вейделевское село Зенино. Здесь у них родились сын и дочь.

Взялся за старое

90-е годы… Сказать, что это было трудное для Телегиных время, – ничего не сказать. Как детей растить? Чем кормить? Выручила корова. А сено для неё супруги таскали в корзинах. Не покупных, разумеется, самодельных. Верно говорят: чему в детстве научишься, не забудешь никогда.

«В рубахе сено носить было неудобно – вот и взялся за старое», – говорит Пётр Телегин.

Трёх-четырёх корзин в хозяйстве хватало. Заготовки ивового прута лежали в сарае без надобности.

До поры до времени.

Счастливая колыбелька

Своим рождением как мастер Пётр Васильевич обязан дочери. Она уже была взрослой. В Белгороде вышла замуж и ждала ребёнка. А, приехав погостить, попросила отца сплести колыбельку.

«Да я никогда не работал с окорённой (освобождённой от коры. – Т.С.) лозой, – попытался, было, отказаться будущий дедушка».

«Время у тебя ещё есть – полгода в запасе», – не сдавалась дочь, вручая папе кипу распечаток из Интернета.

Люлька на картинке и впрямь была хороша.

Пётр Васильевич принялся за работу. Правда, и первая его поделка, и следующая не выдержали критики родных. Только третья колыбелька получила семейный «знак качества».

«Но и она, если сравнивать с нынешними моими работами, была очень слабенькой. Её оценили авансом, – признаёт мастер. – Хотя в этой счастливой колыбельке уже подрастает третий или четвёртый малыш. Моя дочь отдала кроватку подруге, та – ещё кому‑то «по эстафете» подарила…»

Пётр Телегин.
Пётр Телегин.
Фото Юрия Коренько

С кочки на кочку

Лозоплетением немного людей занимается. Тяжёлая это работа. А ну‑ка, поброди по заболоченным местам, попрыгай с кочки на кочку, нарезая ивовые пруты. Да не летом, когда тепло и солнце, а глубокой осенью – сырьё только в эту пору зрелое.

А качество его из года в год снижается. Пётр Васильевич сетует:

«Пишут: прут для работы должен быть полтора-два метра длиной. Для меня это роскошь! Я радуюсь, если работаю с лозой длиной хотя бы 70 сантиметров… Плантация ивы уходит. Прут лопается, болеет от жары. Воды иве не хватает. Засуха сказывается. Американский клён-сорняк нашу плакучую красавицу забивает».

Крепкий сон

Но есть у лозоплетения и плюсы. Считается, что это увлечение успокаивает, умиротворяет… Пётр Телегин не в теории знает: ива его лечит.

«Как‑то меня бессонница замучила, – рассказывает он. – Особенно зимой. Спал плохо. Ни свет ни заря вставал. К тому же спина по утрам ныла».

Всё переменилось благодаря хобби. Мастер, бывает, засиживается за работой до полуночи.

«А потом сплю хорошо, – говорит, – и спина не беспокоит».

Нравится ему и то, что жена с утра пораньше всегда поинтересуется:

«Над чем вчера трудился? Пойду погляжу!»

Фото Юрия Коренько

Они с Анной Николаевной вместе уже 36 лет.

Дочь Телегиных работает экономистом, сын – врач-офтальмолог. Они папу тоже поддерживают.

«У дочери есть подруга, живёт в Соединённых Штатах, – не без удовольствия сообщает мне Пётр Васильевич. – И как‑то она пригласила мою дочь в гости. На семейном совете мы долго решали: чем удивить заграницу? И повезла дочь за океан мою корзину для пикников. Чак, муж подруги, оценил подарок: «Золотые руки у твоего папы!».

Мастерю для души

Впрочем, на мой «коммерческий» вопрос Пётр Телегин тут же весело отвечает:

«Никаких доходов лоза мне не приносит. От неё только дырки на штанах да на майке имею. Я ничего не продаю – только подарки делаю. Родным и друзьям. Я мастерю для души».

И для красоты. Потому что дом Телегиных сродни музею. И столы, и табуретки, и кресла здесь плетёные. Сундук в прихожей, корзины разных размеров и форм, декоративные вазы, шкатулки…

А во дворе – живописный конь с телегой; плетень высится, утыканный горшками…

«Идеи приходят по‑разному, – говорит хозяин плетёного «царства». – Вот недавно смотрели с женой передачу «Поле чудес» и, как я шучу, «в четыре глаза» увидели интересную корзину. Якубовичу её в подарок привезли. Корзина меня зацепила. Хочу сам такую сплести. Но сначала – кресло-качалку. И большую ширму! Думаю, смогу. Ведь я уже целых десять лет с ивой неразлучен…»


для комментариев используется HyperComments