• 63,68 ↓
  • 67,62 ↓
  • 2,49 ↓
12 сентября 2016 г. 18:09:03

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Почему в танке нужны маленькие, но крепкие мужчины
Анна Морозова на месте механика-водителя. Фото Юрия Коренько

Говорят, что танки грязи не боятся. А чего ещё они не боятся? За ответом на этот вопрос корреспонденты «Белгородской правды» отправились в Прохоровку.

Экипаж машины боевой

Забвение и ржавчина стальным гигантам, что стоят в музее «Третье ратное поле России», точно не страшны. Особенно любимцу публики – легендарному танку Т-34. Как свидетельствует пресса, сегодня первый по узнаваемости символ Прохоровского сражения в 1943 году обрёл новую специальность – став самым массовым в стране памятником воинской доблести.

«Во всём мире их наберётся не больше пары сотен, – говорит научный сотрудник музея Алексей Литвяков. – Да и те, что остались, нередко собраны из разных частей. Можете убедиться в этом лично, осмотрев его изнутри».

Признаюсь, что изящно оседлать боевого «носорога» у меня не вышло. Военная техника не приспособлена к тому, чтобы по ней ползали девушки на каблуках. Чтобы приобщиться к советской эпохе, пришлось в прямом смысле слова лечь под танк. А после – подтянуться, дабы попасть внутрь через аварийный, он же десантный, люк, расположенный в днище боевой машины. В годы войны эта хитрость не раз спасала экипажу жизнь.

Ощущение, когда над тобой нависает 30-тонная махина, не из приятных. В памяти всплыли слова воевавшего деда:

«Танковая броня хорошо защищает от пуль и осколков, но при метком попадании снаряда она превращается в огненную ловушку: могут взорваться мотор и топливные баки. А температура горящего танка так высока, что сталь, оплавляясь, приваривает люки намертво…»

Внутри огромной машины оказалось ужасно тесно. Интересно, современным танкистам легче, чем нашим дедам в тридцатьчетвёрке?

«Никак нет, – уверяет меня знакомый контрактник Евгений Полюснов. – Если в танке Т-34 боец мог стоять, то теперь почти всё свободное пространство в нём занято электроникой. К тому же никакому ремонту на ходу танки больше не подлежат: сложную современную технику в походных условиях не починить».

Тогда жизнь экипажа зависела от мастерства четырёх его членов: командира, заряжающего, механика-водителя и стрелка-радиста. В усовершенствованном позднее Т-34–85 (образец которого стоит у Звонницы), появится место для пятого члена команды – наводчика.

Несмотря на тёплую атмосферу в музейном зале, внутри стального гиганта довольно прохладно. По воспоминаниям танкистов, зимой Т-34 превращался в настоящий холодильник. Чтобы не замёрзнуть, бойцам приходилось носить на себе много одежды. Никаких элементов обогрева в советском танке я не обнаружила: только голый, холодный металл. Тяжелее всего в то время приходилось механику-водителю, который грудью принимал леденящий воздух – люк часто приходилось открывать на ширину ладони для лучшего обзора.

Танкодром в Прохоровке.
Танкодром в Прохоровке.
Фото Юрия Коренько

Приседающая «Будка»

Побывать в Прохоровке и не прочувствовать на себе мощь боевой гусеничной машины было бы неправильно. А потому мы отправились на танкодром, по соседству с которым уже в ноябре откроется музей бронетанковой техники.

«Прохоровский полигон занимает площадь 4 га, – попутно рассказывает Алексей Литвяков. – Подобные открытые площадки для демонстрации возможностей бронетехники есть только в Англии и Чехии. Продемонстрировать танк в действии у нас не получится – эти агрегаты находятся на заслуженном покое. Зато мы можем испытать БМД-2».

Основное назначение боевой машины десанта второго поколения – борьба с вражеской бронированной техникой и пехотой противника. В профессиональных военных кругах она получила прозвище «Будка». В отличие от многих гусеничных собратьев «Будка» умеет не только ездить, стрелять, но и… приседать. Говоря языком автомобилистов, менять клиренс – просвет между землёй и днищем машины.

«Некоторые военно-транспортные самолёты СССР имели низкий потолок загрузочного отсека, поэтому бээмдэшкам перед загрузкой приходилось немного присесть, чтобы поместиться», – поясняет Алексей.

Конструкция этой бронемашины уникальна. В передней части корпуса – место водителя-механика. Его доверили профессионалу, специалисту по военной археологии Александру Цабренко. Слева от него, на позиции стрелка, умостился наш гид Алексей. Ну а справа – почётное место командира, которое галантно уступили автору этих строк. Для полноты ощущений полосу препятствий решено было покорять стоя, гордо выглядывая из люка.

В задней части расположено отделение для десанта, в котором могут разместиться до пяти бойцов. От шальной пули их бережёт броня, толщиной местами до 15 мм. Над всем этим великолепием грозно возвышается 30-миллиметровая пушка. «Будка» способна вести огонь на дальность до четырёх километров, а её скорострельность достигает 550 выстрелов в минуту!

К счастью, наша цель мирная: пройти закольцованный маршрут, во время которого нас подстерегают водные преграды, инсталляции разрушенного города, земляная насыпь и мост.

На мою голову водружают шлемофон. Такие носили танкисты во время войны, с тех пор он почти не изменился. Звуки окружающего мира внезапно затихли. Всё дело в клапанах – они защищают уши не только от оглушающих залпов, но и от шума танкового двигателя. Помимо наушников в шлем встроено переговорное устройство.

Научный сотрудник музея Алексей Литвяков: «Такими снарядами стреляли Т-34 и «Тигр».
Научный сотрудник музея Алексей Литвяков: «Такими снарядами стреляли Т-34 и «Тигр».
Фото Юрия Коренько

Железная логика

Тем временем из гаража показалось наше «такси». Земля под ногами задрожала (или это ноги дрожат от страха?) от вибрации мотора боевой машины. Александр разгоняет «Будку» до максимальной скорости – 60 км в час. Один вид несущейся десятитонной махины заставляет трепетать. Стальная «лошадь» на лету проскакивает бетонный мост и едва не встаёт на дыбы.

—  Я читала, что движущийся танк разбивает асфальт и камни под собой в крошку. Что же тогда творится с Красной площадью во время парада? – интересуюсь я.

— В параде обычно участвуют современные танки. На их гусеницах – специальный резиновый бандаж, который защищает дорожное полотно, – парирует Алексей.

Пора и мне загружаться. Не без помощи крепких мужских рук оказываюсь в правом отсеке. Агрегат с громким рёвом трогается вперёд. Вцепившись намертво в крышку люка, одним глазом слежу за трассой, другим – за действиями нашего рулевого. На первый взгляд, управлять БМД-2 не сложнее, чем жигулёнком. Только вместо руля два рычага: левый и правый, куда надо повернуть – тот и тяни.

Даже на ровной поверхности нас ужасно трясёт. Алексей что‑то пытается объяснить, но слышимость нулевая. Теперь понятно, почему во время движения члены экипажа Т-34 общались между собой жестами. Командир сунул под нос заряжающему кулак, и тот уже знает, что в ход пойдёт бронебойный снаряд, растопыренную ладонь – осколочный.

А вот и первая преграда – земляная насыпь высотой 8 м. Кажется, что мы вот-вот перевернёмся, а ведь наклон у этой горки всего 25 градусов. Подняв фонтан брызг, с лёгкостью перемахиваем и водное препятствие. Корпус БМД-2 герметичный. Эта особенность (а также скрытая водомётная установка) превратила «Будку» в амфибию, способную десантироваться с транспортных
кораблей.

Ещё пара манёвров, и наш вояж завершён. «Аттракцион» на военной технике – удовольствие недёшевое: боевые машины весьма прожорливы. Та же тридцатьчетвёрка имела ёмкость баков 480 л, которых хватало на 455 км. Что и говорить, денег на оборонку в Советском Союзе не жалели.

Фото Юрия Коренько

Рост – не главное

У Звонницы нас встречает главный редактор районной газеты «Истоки» Владимир Чурсин – личность в Прохоровке известная. Он рассказывает о танковом братстве района – общественной организации, объединившей две сотни ветеранов и служащих танковых войск. Семь лет назад её председателем назначили Василия Кобзева. С тех пор боевые традиции стальной кавалерии наших дней помогают воспитывать юных прохоровцев настоящими патриотами.

«На земле, где патриотизм – не просто слова, это сделать легче. Вот недавно, например, у нас открыли музей солдатской каши, – увлечённо рассказывает Владимир Михайлович. – Хотите, познакомлю вас с его хозяином? Настоящий танкист и мой однофамилец».

Люди невоенные вряд ли знают о том, что в танкисты берут только тех, чей рост не выше 174 см. «В танке нужны маленькие, но крепкие», – шутят сами танкисты. Иначе в бронированной машине не развернуться, да и в люке запросто можно застрять. Но бывают и исключения. Глядя на атлетическую фигуру Сергея Чурсина, сложно поверить, что в тесном пространстве Т-72 он прошёл пекло чеченской войны.

«Рост у танкистов, может, и низковат, зато высоки моральные устои», – шуткой встретил нас Сергей, в прошлом старшина танковой роты, которая вела боевые действия в Грозном в 1999–2001 годах.

Сергей Чурсин планирует провести в Прохоровке Всероссийский фестиваль танкистов.
Сергей Чурсин планирует провести в Прохоровке Всероссийский фестиваль танкистов.
Фото Юрия Коренько

Человек в броне непобедим

С пожелтевшей фотографии, тайком вывезенной из Чечни в воротнике бушлата, на нас глядит худой паренёк, восседающий на месте оператора-наводчика.

«Это первый год службы, – поясняет Сергей. – Фотография сделана в танке Т-72. На нём мы ходили в ночную секретку, контролируя дорогу от Толстой-Юрта до Ханкалы».

Гордость Чурсина – фотокарточка, на которой ему вручает медаль «За воинскую доблесть» легендарный генерал Геннадий Трошев – один из самых уважаемых и любимых подчинёнными российских командиров.

«Он был простым мужиком, без пафоса, а потому солдаты его любили, – вспоминает своего генерала Сергей. – Особенно выделял танкистов, потому что сам служил в танковых войсках».

Когда война закончилась, Геннадий Трошев разбился в гражданской авиакатастрофе. В День танкиста. Сергей же вернулся домой ветераном боевых действий, твёрдо уверовавшим в силу и мощь динамической брони и людей, что её покорили.

«У меня есть мечта провести на Прохоровской земле всероссийский фестиваль танкистов, – делится он планами. – Есть же у десантников свой фестиваль! Позовём Женю Капустина, некогда простого оператора-наводчика, а ныне Героя России, отличившегося в ходе штурма Буйнакского района. Алексея Ефентьева, чей позывной «Гюрза» во время первой чеченский войны был известен каждому солдату, и многих других. Пусть молодёжь видит, на кого нужно равняться».

После службы Чурсин отправился осваивать Бованенковское нефтегазовое месторождение на полуостров Ямал. А когда вернулся в Прохоровку, стал собирать по всей стране военно-полевые кухни. Постепенно это увлечение переросло в профессию: Сергей создал уникальный музей солдатской каши, который уже дважды попал в Книгу рекордов планеты.

«Ничего поделать с собой не могу: тянет к военному быту. Увижу, бывает, на выставке танк, и сердце ёкает. И дело вовсе не в огневой мощи русских боевых машин. Я помню лица однополчан, сидевших на башнях своих танков: в них была уверенность в победе над любым врагом. А это сильнее любого калибра».


для комментариев используется HyperComments