• 61,75 ↑
  • 75,33 ↑
  • 2,35 ↓
19 марта 2018 г. 11:45:42

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Тачки»: мультики закончились. Как белгородский школьник стал автогонщиком
Арсений Набережнев (в центре). Фото из личного архива

Нестись по гоночной трассе в собственном автомобиле, с головокружительной скоростью обгоняя соперников на поворотах, – мечта не только многих мальчишек, но и взрослых мужчин. А для двенадцатилетнего пилота карта Арсения Набережнева это привычное состояние.

Техника против мастерства

За руль карта – гоночного автомобиля без кузова – Арсений сел в шесть лет. Когда отец Юрий предложил попробовать покататься на картодроме, мальчик сначала проехал трассу вместе с ним, а затем и самостоятельно. И втянулся.

Сейчас Арсений пилот юниорского класса KF Junior в команде Komarov racing team под кураторством Григория Комарова.

«Команда – это пилоты, механики, тренеры. У каждого пилота есть свой механик, который занимается его машиной. Сами пилоты – одиночки», – рассказывает Юрий Набережнев.

За плечами юного картингиста всероссийские и даже международные гонки. В 2014 году на всероссийских соревнованиях он занял первое место в классе «Микро».

«Я бы не сказал, что это было очень трудно, – пожимает плечами Арсений. – В прошлом году тоже на чемпионате России, но в старшем классе, я занял шестое место, это были самые тяжёлые соревнования».

Вырваться вперёд тогда помешала машина, которая двигаться быстрее просто не могла. Но недостатки техники мальчик компенсирует профессио­нализмом.

«Первый опыт международных соревнований был в Италии в 2016 году. Тогда из 80 пилотов для финального заезда отбирали только 24, – вспоминает Юрий. – Мы знали, что наша рама далека от победной, с двигателем тоже были вопросы. Но Арсений занял 17-е место».

За годы гонок юный пилот сменил уже шесть картов. Машина подгоняется под водителя, и когда он подрастает, её меняют.

«Если хочешь идти вперёд, должна быть свежая машина, новый металл, потому что на дороге вся конструкция гнётся, расшатывается», – объясняет отец гонщика.

Борьба за внимание

График соревнований плотный, поэтому пилот всегда держит себя в форме. Перед гонками проходят тренировочные заезды. То, в каком порядке карты будут стартовать на соревновании, определяет квалификационный заезд:

«Мы соревнуемся по времени, у кого лучше результат, тот и стартует с первого места», – рассказывает Арсений.

Однако удачное место не всегда залог победы. И наоборот – провал на квалификации не означает поражение во всей гонке:

«Арсений может стартовать с невыгодной позиции, но на первых двух поворотах, когда несколько машин заваливается или улетает с трассы, он проскакивает вперёд, – приводит пример Юрий. – На квалификации в Белгороде машина не поехала, захлебнулась. Пришлось заехать в бокс, а это означает конец квалификации. Пришлось Арсению стартовать с последнего, тридцатого места. И с этой позиции он добрался до двенадцатой, а оттуда – до третьей».

Фото из архива Арсения Набережнева

От такого напряжённого режима в первую очередь страдают шины. На тренировку нужно три комплекта резины, а на соревнования – минимум шесть. Если учесть, что комплект стоит 12 тысяч рублей, то общая цена увлечения становится внушительной.

«Сезон с российскими и международными соревнованиями стоит восемь миллионов рублей, – честно признаётся отец пилота. – Только российские гонки – в три раза меньше. Но без зарубежных соревнований претендовать на высокие места сложно».

Поэтому всегда остро стоит вопрос о спонсорах. В России самая масштабная автоспортивная программа – это SMP Racing. С её помощью отбирают молодых талантливых пилотов для участия во всероссийских, европейских и мировых чемпионатах. Но чтобы юного картингиста заметили, он должен проявить себя на крупных соревнованиях.

«Каждый год мы ищем варианты поддержки. Нередко пользуемся поддержкой спонсоров, но чаще ими выступают друзья», – говорит Юрий.

Проехать «на ушах»

Ради победы гонщики рискуют и порой идут на жестокие приёмы: выбивают карты соперников с трассы, подрезают. Когда машина улетает с дороги, пилот может вернуться в гонку, если без посторонней помощи вытащит карт обратно. 100 килограммов железа нужно успеть вернуть в строй, пока лидер заезда не пройдёт круг.

«В Курске было столкновение, оба улетели в гравий. Арсений сам вытащил машину, поставил и уехал. Второй не уехал никуда. Это сила духа и характер. Бороться надо до конца», – уверен Юрий.

Вернуться на трассу после аварии получается не всегда. На гонках в Зеленограде на Арсения налетела другая машина и упала на него сверху, сломав мальчику руку. Но самым страшным в картинге считается проехать «на ушах», когда карт переворачивается и пилот скользит шлемом по трассе.

Арсений рассказывает историю, которая произошла с ним на соревнованиях в Рязани:

«Последний поворот. Я иду впереди, и тут меня бьют сзади и слева. Меня выбрасывает на щебень. Я отделался только испугом, хотя сначала почему‑то показалось, что болит рука. Как выяснилось, это было из‑за шока».

Со стороны родителя эта картина выглядела совсем по‑другому:

«Я был в командировке и смотрел трансляцию в Интернете, – вспоминает отец Арсения. – Вижу, как он заходит в поворот, дальше идёт слепая зона камеры, а на выходе из поворота его нет! У меня внутри всё оборвалось. Я знаю, что он улетел. Но улететь с трассы – это полбеды, можно на своих колёсах уехать. Потом, когда туда поехала скорая, было страшнее всего».

Заезд – это испытание и для тех, кто болеет за юного спортсмена. Бывает сложно побороть волнение и взять себя в руки, чтобы поглядывающий на родных пилот тоже чувствовал себя уверенно:

«Я готов выбежать вместо сына на трассу», – признаётся Юрий.

Сам Арсений уверен, что смелость – это главная и решающая черта для картингиста:

«Если человек по натуре всего боится, то лучше вообще этого не начинать. Если он чуть-чуть боится, то лет с семи-восьми можно начать заниматься. С шести – когда совсем ничего не боишься. Как я».


для комментариев используется HyperComments