• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
31 июля 2015 г. 15:59:29

Как участвуют в программе импортозамещения белгородские заводчики экзотических птиц

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Страуса баснями не кормят
Фото Вадима Заблоцкого

Стаж в птицеводстве Александра Егорова из посёлка Дубовое Белгородского района – около семи лет. Земельный участок у него 15 соток. Трудятся вдвоём с супругой. Ежегодно продают около 3,5 тыс. цыплят и 8 тыс. перепелов. Птицевод сам делает и продаёт оборудование для содержания птиц. Говорит, что считает своё занятие прибыльным. И в процессе работы ищет оптимальные схемы организации производства.

Кризис? Выдумка!

«Я кризиса никакого не чувствую, – делится Егоров. – И более того, считаю разговоры о нём выдумкой. Надо больше работать – вот и всё. С этого года решил перейти на цикличную форму и выращивать перепелов с полугодовым перерывом. Не потому, что дело не идёт – просто мне так удобнее».

Заводчики перепёлок объясняют повышенный спрос к своей продукции изменениями в культуре потребления и растущим числом людей, предпочитающих здоровую и полезную пищу. А по этим параметрам перепелиные яйца и мясо среди относительно недорогих деликатесов держат пальму первенства.

Егоров не одинок. Ещё несколько лет назад в регионе начался настоящий бум на выращивание экзотических пернатых – от фазанов и перепелов до страусов. Фермеры и владельцы подворий выбирали этот бизнес по ряду причин. Во-первых, наличие рыночной ниши: крупным агрохолдингам такая продукция малоинтересна, так что конкуренция здесь незначительная. Во-вторых, обычное любопытство увлекающихся людей: кому не интересно вывести новую породу пернатых?

Кроме того, новое направление позволило совместить торговлю с сельским туризмом. По сути, на базе подворий и ферм появились мини-зоопарки с диковинными птицами, посетителям которых новаторы предлагают и другую продукцию: мёд, виноград, овощи, фрукты, саженцы, рассаду. Некоторая часть птицеводов сделала туризм главным направлением деятельности.

Фото Вадима Заблоцкого

Спрос превышает предложение

С началом экономического спада у многих появились сомнения: выживет ли дорогой экзотический продукт в условиях, когда обыватель голосует за курятину с птицефабрики? Впрочем, белгородские фермеры далеки от пессимизма. Среди наиболее прибыльных форм птицеводства – продажа цыплят на племя.

Собираясь завести курочек, хозяева подворий всё больше интересуются продуктивными, редкими породами. При этом хотят, чтобы и внешне они были красивыми, поскольку становятся в некотором роде живой составляющей дизайна придомовой территории, отмечает Иван Обрезанов  из Ровеньков, который разводит породистую домашнюю птицу.

В округе Обрезанов известен как человек, задумавший возродить поголовье дроф. Раньше они в изобилии населяли нашу местность, а сегодня дрофа занесена в Красную книгу. Правда, говорить об успехе пока рано: птицы, закупленные в Краснодаре через научный институт, принесут потомство не раньше чем через два года. Зато в выращивании других птиц успехи несомненны: в хозяйстве тысяча голов птиц, яйца и цыплят от которых Иван Алексеевич успешно продаёт. Среди них индийские, черноплечие и белоснежные павлины, пять видов фазанов, куры нескольких пород.

Кроме того, ежедневно птицевод принимает около 30 экскурсантов.

«Я в птицеводстве с 1996 года, – делится Обрезанов. – Несколько лет назад получил грант на развитие хозяйства. Проблем с реализацией из-за кризиса нет. Даже наоборот – спрос превышает предложение. Особенно популярны мясные породы кур».

Фото Вадима Заблоцкого

Павлины, говоришь...

Александр Суровяткин из ивнянского села Сухосолотино выращивает декоративных птиц почти четверть века. Без дополнительной рекламы, исключительно благодаря сарафанному радио сбывает кудахтающий и чирикащий товар не только в нашей области, но и в Москву, Санкт- Петербург, Воронеж и другие города. В его коллекции 30 видов пернатых: розеллы, кореллы, неразлучники, амадины, новозеланские прыгающие попугайчики. Всего около полтутора тысяч особей.

«Раньше ещё и мёдом занимался, но потом полностью перешёл на птиц. Бизнес интересный и прибыльный, бросать, конечно, не собираюсь», – рассказал Александр Алексеевич.

Для каждого отдельного вида птиц Александр Суровяткин готовит кормовые смеси, которые тоже продаёт. Таким образом отбивает издержки, если зерно дорожает.

А вот хозяйство грайворонца Сергея Корниенко за 30 лет существования стало даже не зоопарком – чуть ли не брендом территории. «Птичье царство» (именно так назвал Сергей Иванович своё собрание диковинных птиц) насчитывает более 50 видов пернатых, среди которых страусы, павлины, фазаны, водоплавающие. Вся эта братия съедает одного только зерна в год не менее 13 тонн. А ведь ещё требуются овощи, зелень, фрукты – Сергей Иванович трепетно относится к уходу за своими питомцами. К тому же он постоянно украшает территорию, обновляет птичьи домики.

Для Корниенко зоопарк на подворье не бизнес, а хобби всей жизни. Доходов он ему не приносит. Разве что положит кто-то из посетителей в качестве пожертвования денежку в специальную коробочку. Выручают спонсоры: три сельхозпредприятия снабжают зерном, город взял на себя расходы по оплате воды и электричества. Вот старый автомобиль исчерпал свой ресурс, нужен новый, чтобы подвозить корма. Опять надежда на добрых людей. Конечно, его случай особый, но он показательный – любой, кого прельщает птицеводство, должен просчитывать риски.

Гендиректор ЗАО «Бобравское» Иван Миронов.
Гендиректор ЗАО «Бобравское» Иван Миронов.
Фото Вадима Заблоцкого

Яйца, мясо и ресницы

Сильнее всех кризис ударил по страусоводам. В своё время бизнес-планы по закладке страусиных ферм обещали заводчикам золотые горы (рентабельность до 200 %!) и безотходное производство. Ещё бы: всё сырьё от страуса идёт в дело. Коготь используют для поделок и огранки алмазов (такой он прочный!), из кожи шьют эксклюзивные сумки и обувь, яйца используют в сувенирном производстве, из ресниц делают высокосортные художественные кисти. Выход мяса с взрослой птицы – 38 кг. Один только пупок весит около 2 кг, шея – 2,5 кг.

Александр Коншиниз губкинского села Скородного обзавёлся страусами на волне развития сельского туризма. Надеялся заработать на продаже страусиного мяса и экскурсиях. Купил шесть австралийских и пять африканских птиц. Научился их выращивать, разводить. Говорит, что изначально понимал: сам расширение бизнеса не потянет, наделся на господдержку. Подал заявку на грант, рассчитывая построить сараи для растущего поголовья и расширить территорию. Но не случилось. В итоге Коншину пришлось оставить для маточного поголовья одну пару – больше в нынешних условиях не потянуть. Возникли проблемы и со сбытом деликатеса.

В сложной ситуации оказалась и самая крупная в области страусиная ферма из Ракитянского района, созданная при ЗАО «Бобравское». Изначально планы были грандиозные: маточное поголовье рассчитывали увеличить до 240 голов, рядом с фермой построить внушительный развлекательный комплекс «Птицеград» с зоопарком, зоной отдыха, прудом.

Проект комплекса «Птицеград».
Проект комплекса «Птицеград».
Фото Вадима Заблоцкого

Сегодня на разведение оставлено 40 голов. Плюс молодняк – 160 птиц. Благодаря бюджетной поддержке к ферме провели электричество и дорогу с твёрдым покрытием. Но бизнес оказался слишком завязан на зарубежных поставщиков, а значит, зависим от валютных колебаний.

«Заказали инкубатор на 150 яиц из Польши, – приводит пример гендиректор ЗАО «Бобравское» Иван Миронов. – Но пока его довезли до границы, он подорожал с 900 тыс. до 3 млн рублей. Была предварительная договорённость по закупке мяса московскими фирмами, но и она сорвалась».

Головной боли у Миронова хватает. Страусы – не основной профиль сельхозпредприятия, где в растениеводстве и животноводстве трудятся 363 человека из нескольких сёл. Нужно платить людям зарплату, содержать технику, возвращать кредиты. И это – на фоне проблем со сбытом.

Деликатесным мясом больше всех интересуется обеспеченный столичный потребитель. На него и был расчёт. В Белгородской области продать страусиное мясо по 600 рублей за килограмм почти невозможно. Яйца – 400 рублей за штуку – тоже не расходятся влёт. Содержать прожорливое стадо нынче накладно. Экзотический проект пришлось временно заморозить. Так что приживутся ли длинноногие гиганты на Белгородской земле, пока неизвестно.

Страусиная ферма в Ракитянском районе. Видео Вадима Заблоцкого

для комментариев используется HyperComments