04.12.2016, Воскресенье 02:59
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
15 сентября 2016 г. 14:40:48

Скоро со «стапелей» сойдёт ещё одна подводная лодка «Старый Оскол»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Старооскольский папа Карло
Сергей Тарасов. Фото Владимира Бабича

Умеет Сергей Тарасов из обыкновенного полена смастерить живую вещь. Парусник, авиалайнер, да хоть старинную крепость. Сейчас он нацелился на подводную лодку «Старый Оскол».

Детское увлечение

Азы моделирования Сергей получил в кружке судомоделизма станции юных техников, которая когда‑то находилась в микрорайоне Горняк. Однако приобретённые навыки Тарасов надолго законсервировал. Отслужил в армии в довольно экзотическом месте – Южной Монголии. Работать устроился на серьёзное предприятие – Стойленский ГОК. Женился.

«И тут время появилось, чтобы оно понапрасну не пропадало, решил чем‑то заняться. Вспомнил былое. Начал потихонечку делать корабли. Тогда был тоненький такой журнальчик «Умелые руки», а в нём выкройки бумажных моделей кораблей. С бумажных и начал, – улыбнулся Сергей и кивнул на полки с парусниками, подлодками, военными фрегатами, – и дошёл вот до таких».

На свежем воздухе

Если немного напрячь воображение, то можно сказать, что профессиональная деятельность Сергея Тарасова всегда была связана с кораблями, морем. Кораблём для него стал фантастический горный богатырь – огромный шагающий роторный экскаватор КУ-800. На этой машине Тарасов отработал 13 лет. Необъятный КУ-800 и правда напоминает авианосец, а ночью в свете прожекторов и фонарей и вовсе кажется, что экскаватор на борту карьера покачивается в волнах океана.

«Надо минимум года три, чтобы просто ознакомиться со всеми отсеками и закоулками этого чудо-агрегата. Там всегда работали настоящие профессионалы, интеллектуалы. Другие здесь и не могли закрепиться. До сих пор людей, с которыми трудился на экскаваторе, считаю братьями», – с благодарностью вспомнил Сергей.

Фото Владимира Бабича

История Оскольской крепости

В свои силы моделиста-конструктора Тарасов поверил, когда смастерил полновесную крепость Оскол в масштабе 1:1000. Со всеми слободами, церквами и другими постройками. Мастер добился документальной точности Оскольской крепости периода 1596–1616 годов.

Для вдохновения потребовалось несколько импульсов. В местном краеведческом музее тогда уже стоял макет крепости, который сделали школьники, вспоминает Сергей, но это был лишь её небольшой фрагмент.

Как раз в то время Тарасов побывал в арсенале на Кронверке, так он называет питерский Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Его поразили модели крепостных сооружений, орудий, кораблей, сделанных курсантами. Тогда в Сергее заговорило честолюбие: если такое смогли сделать пацанята, подумал он, почему бы не попробовать и мне.

И окончательно подтолкнул его к большей работе старооскольский историк и краевед Анатолий Никулов, который и стал его консультантом при «строительстве» крепости.

Накануне миллениума Тарасов завершил огромный труд. Оценить крепость приехали сотрудники музея.

«Посмотрели, похвалили: «Да по вашей крепости, – сказали, – можно на целый день экскурсию сделать». И ушли. Месяц проходит, другой – тишина. А огромный макет перед самым новым годом стоит посреди зала. Жена ворчит, – рассказывает Сергей. – И Палыч (Анатолий Павлович Никулов. – Прим. авт.) оправдывается, я не понимаю, говорит, что происходит. Еду в музей, прошу, заберите. А они мне: что вы за это хотите? Ну что я хочу, тогда командирские часы стоили 200 рублей, вот дайте мне столько, я куплю часы на память, или так заберите. Так и не забрали. Я её подарил в музей 27-й школы. Крепость хорошо послужила. Её даже по выставкам повозили».

Лодка Шильдера.
Лодка Шильдера.
Фото Владимира Бабича

Кабинет реконструктора

Мастерских у Сергея две. Тонкую работу выполняет на балконе, а если требуется пройтись рубанком или циркуляркой – это на даче. В кабинете у него ещё одна мастерская – реконструктора. Тарасов много лет активный член военно-патриотического объединения «Поиск». Постоянный участник военно-исторических реконструкций. Для показательных выступлений практически всё приходится делать вручную – от муляжей гранат и почти боевой снайперской винтовки до всякой мелочи – нашивок, петлиц, погон и т. д. На шкафу – каски: советские, немецкие, с маскировочной сеткой. В шкафу – шинели, гимнастёрки, армейские шапки, бушлаты различных образцов. Скажем, гимнастёрка 1935 года отличалась от гимнастёрки образца 1943 года, она была без нагрудных карманов. Весь комплект обмундирования должен соответствовать периоду реконструкции, для начала Великой Отечественной он один, для конца войны – уже другой.

«Я могу полностью обмундировать трёх человек, – показывает своё богатство Тарасов. – Чтобы одеть, как говорится, по списку одного советского солдата – от сапог до шапки – по нынешним ценам это тысяч пятьдесят. Мне как‑то предложили побыть немцем, я отказался: нет, говорю, не потяну. Это минимум на сто тысяч тянет».

Всё свободное место на стенах в кабинете занимают самодельные полки с моделями кораблей. Особенно впечатляют парусники «Владимир», «Байкал»… Такие же полки с кораблями встречаются по всей квартире – в коридоре, зале.

«За всем этим хозяйством надо ухаживать. А как, скажем, парусник избавить от пыли, особенно паруса? – хит­ро спрашивает мастер и сам же отвечает: – Только под душ. Но от воды паруса становятся как тряпки. Что я придумал? Всего лишь пропитываю их клеем ПВА».

Фото Владимира Бабича

Шпионы уже не нужны

«Сложнее, конечно, но и интереснее делать парусники, – признаётся Сергей. – На сборку одной модели уходит около года. Над нею ведь не целый день просиживаешь, а в свободное от работы время, когда есть настроение».

«Наращиваешь фальш-борта, делаешь имитацию медной обшивки корпуса, пушечные порты прорезаешь. Переходишь к мелким деталям. Пушки вытачиваешь надфилем. Правило моделизма, – посвящает Сергей, – что меньше миллиметра, вообще не делаешь. Самое сложное для меня – это шлюпки, очень кропотливая работа».

В былые времена, по словам Тарасова, была другая сложность – найти хороший чертёж модели. Регулярно выписывал журналы «Моделист-конструктор», «Юный техник». Сейчас с этим никаких проблем.

«Сегодня, чтобы найти информацию, – шутит Тарасов, – шпионы уже не нужны. В Интернете есть всё. Вот, скажем, новая подводная лодка «Старый Оскол», вроде секрет, а и тут – чертежи, фотографии, чуть ли на стапелях. Проект один – «Варшавянка», а модификации были разные. У первых подлодок и корма по‑другому сделана, даже леерное ограждение выполнено иначе. Сделаю максимально точно, чтобы потом, когда выставлю модель на всеобщее обозрение, мужики, которые служили на подлодке, не сказали: «Друг мой, а на корме, вот тут, технологический люк был, а у тебя он где?». – Такие знатоки будут. Ко мне на День ВМФ подошёл один парень, говорит: «А я буду по контракту служить на «Старом Осколе».

Сергей сходил на балкон и принёс доску:

«Вот это брусок, из которого родится «Старый Оскол». Я думаю, модель получится хорошая. И всё, на этом моя серия подводных лодок будет завершена. У меня на полках все эпохи. Начало – первая в мире цельнометаллическая подводная лодка Шильдера. Дедушка русского подводного флота – «Дельфин». Гражданская война и 20-годы прошлого века – «Минога». Великая Отечественная война – К-21. И современные – «Старый Оскол». Можно было бы, конечно, соорудить атомомарину, но всё, хватит войнушек. Хочу заняться парусниками», – твёрдо отрезал Сергей.


для комментариев используется HyperComments