• 63,91 ↑
  • 68,50 ↓
  • 2,46 ↑
7 августа 2015 г. 17:03:50

Как маскировка и дезинформация помогли разбить гитлеровцев западнее Белгорода

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Стальной залп липовых пушек
Ополченцы, охраняющие пленных немцев после освобождения Грайворона. Фото с сайта «Бессмертный полк»

В моих руках – отчёт штаба инженерных войск Воронежского фронта от 20 сентября 1943 года. Вчитавшись в его сухие строки, осознаёшь, что победа на войне – это титанический, немыслимый по сложности и кропотливости труд. И понимаешь, как Красной армии в конце концов удалось сокрушить вермахт, с ходу завоевавший всю Европу.

В эти дни, когда годовщину освобождения от немецкой оккупации отмечают западные районы Белгородской области, мы расскажем о неприметной инженерной операции, спутавшей карты немецкого командования и сохранившей жизни тысячам наших солдат и офицеров.

К концу июля 1943 года над оккупированным западом нынешней Белгородской области как бы нависал Воронежский фронт под командованием Ватутина, только что остановивший под Прохоровкой ударную группировку Манштейна. То, что русские собираются атаковать, противнику было понятно. Но где конкретно – оставалось загадкой.

И, готовясь наступать на Грайворон и Богодухов (Харьковская область), командование фронта решило отвлечь внимание противника, сымитировав подготовку удара западнее, в направлении Ворожбы (нынешняя Сумская область Украины). Немцы должны были поверить, что в районе Суджи (Курская область) сосредотачиваются одна общевойсковая и одна танковая армии. А поверив – стянуть сюда силы с других направлений. Руководить масштабной операцией по дезинформации противника назначили генерал-майора Нефтерева. Началась она 28 июля, а завершилась 6 августа 1943 года.

 

Замысел оперативной маскировки войск.
Замысел оперативной маскировки войск.
Рисунок из книги генерал-майора Виктора Мацуленко «Оперативная маскировка войск (по опыту Великой Отечественной войны)»

Деревянная армада

Самую ответственную роль отвели бойцам 268-го армейского инженерного батальона капитана Цицишвили: в короткое время им предстояло соорудить из подручных материалов 215 макетов артиллерийских орудий. При этом разработчики операции учли соотношение мнимых стволов разного калибра: 76-миллиметровых орудий сапёры изготовили 80, 122-миллиметровых гаубиц – 88, 152-миллиметровых – 44. Завершали внушительный арсенал три 203-миллиметровых тяжёлых орудия. Кроме того, сапёры должны были успеть установить на местности 250 ложных танков: 130 – Т-34 и 120 – лёгких Т-70. Кстати, эти танки выделили из специального манёвренного фонда макетов (был и такой), дислоцированного на тот момент в Старом Осколе.

Лжепушки были разборными и монтировались непосредственно на месте установки, каждый исполнитель выполнял только одну группу деталей. Стволы делались из 2–3 подходящих по диаметру жердей или неошкуренной осины – зеленовато-серый, военный цвет её коры не требовал покраски. Иногда в дело шли трубы из целиком снятой с дерева липовой коры. Колёса мастерили из свёрнутых и растянутых спицами фашин (в сапёрном деле – связка прутьев). Лафеты деревянной артиллерии строили из жердей, а орудийные щиты плели из хвороста.

Деревянный макет 76-миллиметрового орудия.
Деревянный макет 76-миллиметрового орудия.
Рисунок из книги генерал-майора Виктора Мацуленко «Оперативная маскировка войск (по опыту Великой Отечественной войны)»

Орудий без людей не бывает. Именно поэтому одна группа сапёров трудилась над изготовлением «живой силы». Чучела людей военные инженеры мастерили из проволоки и хвороста и развозили в районы сосредоточения, маскируя так, чтобы все недостаточно хорошо выполненные детали были скрыты. Как правило, пушки ставились в отрытые наполовину окопы. О том, какого труда стоило изготовление фиктивной боевой техники, можно понять из нормативов операции.

На сооружение и установку 76-миллиметровой пушки или 122-миллиметровой гаубицы советскому сапёру давали пять с половиной часов. Почти втрое больше времени отнимало 152-миллиметровое орудие. С изготовлением проволочно-деревянного бойца с винтовкой управлялись за 4 часа, столько же занимала сборка и установка готового макета тридцатьчетвёрки.

Приманить и не раскрыться

Насыщая район ложного сосредоточения двух армий, военные инженеры Воронежского фронта решали ювелирную и противоречивую задачу. С одной стороны, немцам давали увидеть накапливающиеся части и соединения. С другой – противника заставляли верить, что советская группировка маскируется изо всех сил. В целом же у немцев должна была возникнуть картина реального скопления войск.

Штабисты учли каждую мелочь. В первую очередь гитлеровцам заботливо помогли засечь сосредоточение пехоты. Для этого каждый день колесили по дорогам два полка 340-й стрелковой дивизии с приданной артиллерией. Чтобы продемонстрировать рост железнодорожных перевозок, 38-я армия выделила специальный поезд-летучку, курсировавший между станциями Локинская и Деревеньки.

Летучка не была пустышкой: имитируя разгрузку боеприпасов, из неё выгружали и укладывали штабелями пустые снарядные ящики, а во время авианалётов поезд огрызался огнём из зенитных установок. Кроме того, на станцию «прибыл» и «опоздал» разгрузиться эшелон с макетами танков – можно ли было лучше приманить немецких лётчиков?

Конечно, этого было мало, но это было и не всё: размещённые на местности макеты не просто стояли, а жили своей жизнью. Фанерные тридцатьчетвёрки постоянно перемещали, причём настоящие танки накатывали к ним следы. На позициях мнимых батарей кое-где валялись неубранные стреляные гильзы. Правда, огонь с огневых рубежей действительно вёлся – за него отвечали специальные, кочующие орудия 629-го артиллерийского полка. Днём и ночью бойцы-сапёры разводили в расположении «группировки» костры, по дорогам двигались несколько танков Т-60 и Т-70, а в воздухе то тут, то там мелькали краснозвёздные истребители.

Наконец, для имитации радиопереговоров в район прибыли восемь мощных радиостанций РАФ и РСБ, которые непрерывно работали с 27 июля по заранее спланированному графику. К середине 1943 года по обе стороны фронта отлично знали: если противник активизировался в эфире – жди наступления.

Пока немцы засекали деревянные орудия, настоящие перемещались на боевые позиции. Воронежский фронт. Тягач «Сталинец» буксирует 203-миллиметровую гаубицу.
Пока немцы засекали деревянные орудия, настоящие перемещались на боевые позиции. Воронежский фронт. Тягач «Сталинец» буксирует 203-миллиметровую гаубицу.
Фото с http://waralbum.ru/

Заметили

Трудозатратная и, казалось бы, несерьёзная работа инженеров, сапёров, связистов даром не пропала. Немцы забеспокоились. Уже 3 августа над районом сосредоточения призрачной группировки 18 раз пролетала крайне нелюбимая нашими солдатами «рама» – самолёт-разведчик «Фокке-Вульф».

Германские лётчики своими глазами могли увидеть на земле все признаки готовящегося наступления. Наши военные инженеры не стали разочаровывать противника и подбавили интриги, поставив над станцией Локинская масштабную дымовую завесу. Немецкие генералы резонно предположили, что пустой железнодорожный узел маскировать не станут, и проглотили наживку: 2 августа четыре бомбардировщика Ю-88 сбросили на станцию 19 бомб, а на следующий день над Локинской показался уже 41 самолёт.

Мастера люфтваффе показали себя, основательно пройдясь по местам разгрузки деревянной техники, уничтожив 96 макетов боевых машин. Не удовлетворившись первым налётом, немцы бомбили подозрительные районы 4 и 5 августа.

В то же время реальная советская группировка, готовившаяся наступать на Богодухов, атак с воздуха почти не ощутила. Важно и другое: готовясь к отражению ложного удара, гитлеровское командование перебросило к Сумам 75-ю пехотную и 7-ю танковую дивизии. С 1 августа противник здесь явно ожидал удара: ночью небо над передним краем не гасло от немецких осветительных ракет.

 

Начальная фаза наступления советских войск на Богодухов и Харьков.
Начальная фаза наступления советских войск на Богодухов и Харьков.
Скриншот с http://lether.3dn.ru

Чутьё немцев не подвело: удар Воронежского фронта действительно состоялся. Только гораздо восточнее. 5 августа наши войска прорвали вражескую оборону в районе Томаровки, 7 августа освободили Грайворон, Борисовку и пошли на юг – на Богодухов и Харьков. Переживать над надуманными опасениями немцам стало уже некогда – хватило и реальных забот.

К слову сказать, через несколько дней, отходя из Грайворона, остатки трёх пехотных и одной танковой дивизий вермахта тоже попытались схитрить. Для этого на растянувшуюся на дороге пехоту и технику, сменяя друг друга, пикировали немецкие же истребители. Расчёт был на прямолинейность наших наблюдателей: раз колонну атакуют немцы, значит, она советская. Приём, порождённый безысходностью и отчаянием, однако, чуть было не сработал. Но затем к колонне пригляделись внимательнее, а разглядев – рассеяли её артиллерийским огнём и авиаударами. Здесь дезинформаторам явно не хватило ни сил, ни средств, ни времени.

23 августа Красная армия освободила Харьков. До конца войны оставалось ещё почти два года.


для комментариев используется HyperComments