• 65,81
  • 75,32
  • 2,33
16 июля 2018 г. 15:27:14

Купцы и мещане в конце XVIII века не захотели исполнять императорскую волю и отказались от обучения детей за казённый счёт

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Способен, остр и тупенек. Как белгородцы противились народному образованию
Земская школа. Фото reformshistory.ru

Главный хранитель фондов Государственного архива Белгородской области рассказывает, какие науки преподавали в народных училищах два века назад и как оценивали знания.

Не хочу учиться

В 1775 году Екатерина II подписала указ «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи». Этот документ обозначил многие направления развития нашей страны, в том числе и образования. В главе XXV говорилось об открытии в городах народных школ «для всех тех, кои добровольно пожелают обучаться в оных (в чём, однако же, не чинить никому принуждения, но отдать на волю родителей отдавать детей в школу или оставлять их дома)». Здесь же императрица определила, что «неимущие могут учиться без платежа, а имущие за умеренную плату».

Казалось бы, это должно было открыть дорогу для обучения грамоте всем желающим. Но не везде. Так в одном из документов, сохранившемся в Государственном архиве нашей области, говорится, что 1 августа 1780-го в Белгородский городовой магистрат поступило сообщение курского губернатора об открытии в Курске народного училища и необходимости направить туда детей из Белгорода. Учение в школах заключалось «в обучении грамоте, рисовать, писать, арифметике, а детей греко-российского вероисповедания учить катехизису для познания основания православной веры и толкования десяти заповедей божьих, для вкоренения и нравоучения всеобщего детей мужеского пола возраста от 7 до 15 лет».

На общем городском собрании белгородского купечества и мещанства письмо обсудили и решили, что «имеющихся у них детей и родственников своих в оную школу отдавать они не желают, а должны обучать российской грамоте читать и писать своим коштом в партикулярных школах».

В переводе на современный язык это означало, что городское общество отказалось обучать своих детей в государственный школах за казённый счёт (!). Партикулярными же в XVIII веке назывались домашние школы, которые содержали в основном иностранцы.

Губернатор ещё несколько раз пытался склонить белгородцев к исполнению царской воли, но те оставались непреклонны. В ноябре 1781 года в магистрат поступил губернский документ с требованием переписать всех белгородских мальчиков в возрасте от 7 до 15 лет. Список из 120 детей отправили в Курск. Однако он был озаглавлен как… список нежелающих обучаться «при будущем заведении в Курске в народной школе».

Нововведения Екатерины II не признавали и в других местах. Тогда 5 августа 1786 года она подписала Устав народным училищам в Российской империи, который придавал народному образованию статус государственного дела. И буквально через месяц (22 сентября) в 25 губернских городах торжественно открыли народные училища с четырёхлетним сроком обучения. Устав также предписывал открывать малые народные училища в уездах, но с двухлетним сроком обучения.

Садись, способен!

Краевед XIX века Александр Дренякин в своём историко-статистическом сборнике «Белгород с уездом» писал, что малое народное училище у нас открыли 22 сентября 1786 года, однако документального подтверждения этому пока не обнаружили. Сохранились лишь рапорты учителей Белгородского народного училища за 1793 год «Об учениках и успехах». Единой системы оценки успехов учеников в тот период не существовало, поэтому сейчас эти документы особенно интересны.

В рапортах учителя давали краткую характеристику знаниям школьника по трём критериям: способности, прилежание, поведение. Цифровой шкалы оценок не было, и учитель делал их по личному усмотрению. Так, например, хорошие способности детей выражались как: способен (весьма способен), понятен (весьма понятен), очень остр, похвальный, трудолюбивый, рачительный, старательный, тщательный, ревностенный, прилежный.

Отрицательные – туп, тупенек, средственен во всём, вовсе нерадив, ленив. Некоторые оценки учеников сегодня можно понимать со знаком плюс и минус: надёжен, благонадёжен или очень быстр.

Дисциплине придавали огромное значение, поскольку считалось, что усвоение знаний напрямую зависит от неё. Видимо, поэтому поведение учеников было в основном положительно: благонравственен, порядочен, миролюбив, хорош, кроток, честен, тихомирен. Только два школьника не радовали учителя: один был ветренен, а другой – вовсе нерадив и развратный.

Состав школьников в Белгороде был всесословным: были отпрыски купцов, мещан, военных, крестьян, священнослужителей и крепостных. Мальчики и девочки учились вместе (среди 24 учеников первого класса числилось две девочки: дочь подпоручика и крепостного). Смотрителем училища был купец Пётр Бочеров, учителем 1-го класса – Иван Васильев, учителем 2-го – Григорий Гриценков.

Содержалось народное училище местной городской Думой.


для комментариев используется HyperComments