• 65,99 ↓
  • 74,90 ↓
  • 2,38 ↓
16 октября 2018 г. 14:40:37

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Сны об Авиньоне. История белгородца, который организовал чеховский театр во Франции
Дмитрий Тупейко. Фото Василия Кучмы

Дмитрий Тупейко этим летом организовывал театральную площадку на международном фестивале в городе Авиньон.

Специально для площадки «Чехов в Авиньоне» он пригласил театры из Чили, Индии, Италии и написал пьесу для детей, которую в одиночку отыграл 23 раза. Мы расспросили Диму о том, за что Чехова любят во всём мире, в каком направлении развивается современный театр и почему коммерческий подход полезен для искусства.

Дмитрий Тупейко

  • Председатель общественной организации по поддержке молодёжных инициатив «Новое поколение»
  • Тренер по актёрскому мастерству и публичным выступлениям
  • Кандидат филологических наук
  • Посол русского языка в мире
  • Красавчик

Идея возникла у Ники Косенковой. Она – руководитель «Нового поколения», заслуженный деятель искусств РФ, актриса и режиссёр, создала, наверное, первый в России домашний театр «НикинДом». Он находится в переоборудованной квартире, при этом демонстрирует постановки высокого уровня. Ника поставила спектакль по Чехову «О вреде табака» и мечтала провести чеховский фестиваль в России. Идея не воплотилась, поскольку не нашлось людей и театров, которые бы её поддержали. Ника много лет сотрудничает с Францией, ведёт там занятия, участвует в фестивалях, потому было решено попробовать организовать площадку в рамках авиньонского фестиваля.

На 90 тысяч жителей крошечного Авиньона приходится 120 постоянных театров. На ежегодный июльский фестиваль приезжает до десяти тысяч человек со всего мира, в день проходит 1300 спектаклей. Это масштабное и важное для всей культуры событие. На нашей площадке ежедневно ставили 13 спектаклей – на театральной сцене и в саду, под открытым небом. За месяц постановки увидели пять тысяч зрителей.

Фото из личного архива Дмитрия Тупейко

Мы хотели показать, что Чехов – творец мирового уровня. Помимо наших постановок «О вреде табака» и «Хранитель снов» на площадке играли театры из Чили, Индии, Франции и Италии, практически все на французском языке. Из Чили привезли постановку о Чехове на Сахалине, биографическо-философский спектакль на основе его дневников. Индусы создали из «Лебединой песни» целый эпос в стиле традиционного театра. Был Чехов в компиляции с итальянским театром масок дель арте. Настолько он гибок и глубинен, что совершенно разнородные культуры понимают его идеи.

Чехов – один из любимейших писателей и драматургов во Франции. Знаете почему? Антон Павлович – интеллектуальный и драматичный писатель. Во Франции, как и в России, а может и ещё больше, любят пострадать. Чтобы вызвать у зрителя переживание, нужно накрутить побольше драмы, страданий, всё должно быть очень серьёзно и с надрывом. Французы так же любят умственную напряжённую работу, искусство, где требуется рассуждать, анализировать, понимать.

Участие в фестивале платное. Мы получили грант Союза театральных деятелей России, поддержку Министерства культуры, значительную часть расходов взял на себя фонд «Новое поколение». Все показы на фестивале тоже платные, и это окупило небольшую часть расходов.

Я был в роли универсального солдата: курировал проект с российской стороны, занимался организацией поездок, взаимодействием сторон, афишами, распорядком, бумажными вопросами, был переводчиком, следил за звуком и светом, играл в спектакле и раздавал флаеры.

Фото из личного архива Дмитрия Тупейко

Ника поставила интерактивный спектакль для детей по моему сценарию. Это история о хранителе снов. Он рассказывает детям о русском мальчике, который ни разу в жизни не видел снов. Вместе с ребятами мы придумываем и создаём сон для мальчика. Для меня это история про отсутствие границ. Сейчас удивительное время, когда у человека есть возможность жить без географических, экономических, социальных преград, если только он сам не выстраивает их в голове. В спектакле сновидческие приключения становятся частью реальности, французские дети пишут сказку для русского мальчика, по Чехову.

Я был единственным актёром и работал с группами от 5 то 30 детей одновременно. Несколько раз участвовали дети на инвалидных колясках, с ментальными расстройствами, и это было прекрасно. Всё строилось на импровизации, на реакции зала.

Потерял за время фестиваля килограммов шесть. Это испытание было серьёзнее, чем я планировал. Даже для профессионала тяжело играть каждый день. Плюс ты всё время находишься на жаре: днем 46°, ночью 35°. За месяц у нас выдалось только три дня без показов, но даже они были заняты работой, решением текущих задач. Личного пространства нет, жили мы все вместе. Я даже был на грани, думал покупать билет за любые деньги и лететь домой. Но, конечно, никуда не уехал.

Пару раз почти терял сознание на сцене. Заболел: кашель, температура, ломота в теле. Но всё это не имеет значения: на сцене я не Дима Тупейко, а хранитель снов.

Фестиваль – это большой бизнес-проект, по сути, культурный рынок. Сюда съезжаются критики, продюсеры, покупают спектакли, договариваются о гастролях. Это место для демонстрации талантов всех участников: актёров, режиссёров, декораторов, звукачей, костюмеров. Здесь завязываются профессиональные связи. В России культурного рынка в таком виде нет, многие считают, что искусство и бизнес несовместимы. В итоге мы получаем крупные театры, которые живут на субсидиях государства и не всегда хотят развиваться, конкурировать, экспериментировать.

Фото из личного архива Дмитрия Тупейко

В Европе театры часто поддерживает бизнес. Там бизнесмен понимает, что культурные пространства – это часть комфортной среды обитания человека. Когда в городе есть разнообразный и качественный досуг, то людям нравится там жить. Они не хотят уезжать, а хотят работать, развивать себя и свой город и лояльно относятся к такому бизнесу. На фестивале конкурентная среда, но при этом очень дружественная. Все друг другу помогают, потому что понимают: чтобы пришли к нам, нужно, чтобы не у них было плохо, а у нас хорошо.

Театры сейчас находятся в поиске новой формы подачи. И часто это делается в ущерб содержанию, уходит в сторону перформанса, демонстрации технических возможностей. Популярны глобальные серьёзные темы – мигранты, голод в Африке и т. п. Есть искушение выехать за счёт мощи этих тем, но это не работает. Ни к чему передавать информацию – нужно твоё личное понимание, переживание. Лучшие истории – те, которые пережил сам.

Я увидел, пожалуй, лучший спектакль в моей жизни. Это история тайваньского театра с тремя актёрами. Он создан на основе культуры Тайваня, сочетает танец и песню, одно перетекает в другое, и ты видишь в этом невероятное мастерство, которое передаёт буквально всё – молодость и старость, природу и индустрию, жизнь и смерть. В глазах слёзы, в горле комок. Это – шедевр, откровение.

Мастера театра говорили мне после спектаклей, что я уже не любитель, а профессионал. Теперь я это понял. Профессионализм – это значит давать стабильно хороший результат в любых условиях. Я получил сильный организаторский опыт.


для комментариев используется HyperComments