25.09.2017, Понедельник 10:53
  • 57,65
  • 69,07
  • 2,20
12 апреля 2017 г. 13:04:00

12 апреля страна отмечает День авиации и космонавтики

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Смотрите на небо». Как белгородские школьники готовились стать лётчиками и космонавтами
Воспитанник авиаклуба, 1993 г. Фото Юрия Коренько из архива «Белгородской правды»

«БелПресса» поговорила с Валентином Новиковым – создателем авиаклуба для детей, который работает в Белгороде уже 38 лет.

В 1960–70-е космонавтика и авиация в стране развивались бурными темпами. О конструкторах, лётчиках и космонавтах писали книги, снимали фильмы. В 1976 году Валентину Новикову пришла в голову идея создать в Белгороде авиашколу для юношей. О своей задумке он рассказал в обкоме комсомола. Её сразу одобрили и даже помогли с помещением. Три года потребовалось на организацию.

«Решил написать письмо на имя Брежнева и попросил помочь клубу оборудованием. Через два месяца позвонили и сказали ждать грузы. Гермошлемы пришли, высотные костюмы и четыре огромных тренажёра с кабиной лётчика и пультом инструктора. Вот мы радовались! И уже в 1979 году клуб начал свою работу во Дворце пионеров на Мичурина», − вспоминает руководитель авиаклуба.

В кружковстве юных космонавтов – так назывался клуб в начале 1980-х – воспитанники изучали астрономию, космонавтику, авиамоделирование, физику, авиацию, учились управлять парапланом, дельтапланом и планером. Преподавали основы восемь человек.

 

  • Валентин Новиков посередине. 1993 г.

  • Валентин Новиков.

«Бывало, мы с ребятами оставались ночевать во Дворце пионеров. Всё потому, что там был телескоп. Город был ещё не так освещён в те времена, и мы смотрели на звёздное небо. Один из моих курсантов заметил в небе объект, и мы все действительно подумали, что это было НЛО, − смеётся Валентин Новиков. – Долго смотрели, оказалось, что это была какая‑то планета».

Кружковцы 1980–90-х – а их было около 150 человек в год – мечтали стать пилотами и космонавтами, однако лишь единицы связали свою жизнь с небом, когда стали взрослыми. Так, к примеру, Сергей Хорунжий пришёл на занятия к Новикову, чтобы просто запустить свою модель самолёта. А сейчас он работает инструктором в авиационно-спортивном клубе ДОСААФ в Белгороде.

«С третьего класса я занимался авиамоделированием в 40-й школе: в моей комнате было около 100 штук моделей самолётиков. Мама с возмущением говорила: «Да сколько можно», а я ей отвечал: «Сколько нужно». Потом задумался, что надо как‑то дальше развиваться, − рассказал «БелПрессе» Сергей. – В 1989-м начал искать какую‑нибудь школу или секцию, где изучали бы самолётостроение. Искал долго. В деталях помню, как ходил, спрашивал у прохожих, где находится школа дельтапланеристов. Подсказали поехать в аэропорт.

 

Сергей Хорунжий посередине. 1993 г.
Сергей Хорунжий посередине. 1993 г.
Фото Юрия Коренько из архива «Белгородской правды»

 

Там‑то я и встретил Валентина Николаевича, который часто туда приводил ребят заниматься на тренажёрах и изучать строение самолётов. Он повёл меня в кафе «Полёт», накормил пирожками, рассказал о своём клубе, я – о себе. Назначил мне время, когда приходить на занятие, и я ждал его с нетерпением. Помню, как в колхозе им. Щепкина (находился в Алексеевке Яковлевского района – прим. ред.) поднимались на высоту до 100 м, как катали около диорамы всех желающих на аэростате. Благодаря опыту, который мне дали в авиаклубе, я работаю техником в ДОСААФ без авиационного образования».

Чтобы полетать на тренажёрах, дети включали приборы, давили на газ и летели с аэродрома на аэродром. Рядом была карта, на которой делали пометки простым карандашом. Не было тряски, никаких эффектов: ученик сидел внутри кабины лётчика на стуле без какой‑либо обратной связи, управляя виртуальным самолётом.

«Оборудование не сохранилось – оно уже давно на свалке. На другой день после распада Советского Союза всё разрушили, разворовали. Никому внезапно ничего не стало нужно. Не было финансирования, приходилось искать инвесторов, давать свои дельтапланы на использование в сельском хозяйстве. Так и выживали», – с грустью вспоминает руководитель клуба.

 

Несмотря на сложности, клуб никогда не прекращал свою работу, а просто менял место и способы обучения. Сегодня он с тем же руководителем работает в 17-й школе. Там есть целый музей, где послушать историю авиации и космонавтики может любой желающий. Там тоже есть тренажёр, но уже современный: он состоит из штурвала, двигателя, педалей и трёх мониторов с информацией. На компьютере можно задать любое время суток, года, широту, долготу и выбрать аэродром: в программе их около 1 500. Для сравнения: в 1990-е их было всего пять или шесть.

«Вообще нельзя сравнивать те тренажёры и сегодняшние. Это совсем было другое время, другой уровень. То, что сейчас есть, – это лучше, чем то, что было», – считает Валентин Николевич.

К преподавателю уже три года ходит третьеклассник кадетского класса Иван Вахненко и учится летать. Он уже узнал, как совершать мягкую посадку самолёта и как садиться на воду.

 

Валентин Новиков и Ваня Вахненко в музее школы № 17.
Валентин Новиков и Ваня Вахненко в музее школы № 17.
Фото Алёны Антоновой

«Я летал на абсолютно разных самолётах. Дома тоже тренируюсь – там у меня приставка PlayStation, − похвастался Ваня. − А космонавтом быть не хочу. Это слишком опасная профессия, ведь можно случайно залететь в метеоритное поле или попасть в чёрную дыру. Пилотом быть лучше».

Но таких воспитанников в клубе уже не так много, как в советское время.

«Помню, когда заканчивались занятия в 1980-е, я шёл на остановку Мичурина, а за мной шли 10–15 ребят и задавали вопросы, обсуждали проекты звездолётов и космолётов, которые потом защищали. Многие хотели стать космонавтами, инженерами, лётчиками, − рассказывает руководитель авиаклуба. − А сейчас что? Дети хотят стать банкирами, экономистами и юристами. Общество стало более потребительским, а в то время оно было духовным. Люди умели мечтать и писали корявым почерком на стенах: «Смотрите на небо». И только сейчас я замечаю, что молодёжь начинает поднимать взгляд и проявлять интерес. Но всё равно это уже не то».


для комментариев используется HyperComments