• 66,62 ↑
  • 75,38 ↓
  • 2,39 ↑
3 марта 2018 г. 11:50:00

«Спортивная смена» узнала, что такое сноукайтинг и чем он интересен

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Смельчаки и ветер. Как приручить воздушного змея
Фото Вадима Заблоцкого

Губкинские сноукайтеры Павел Клименков и Денис Мельник – о том, как управлять воздушным змеем и что мешает спортсменам кататься на лыжах или сноуборде по замёрзшим водоёмам.

Змеи герра Дитера

Название «сноукайтинг» происходит от двух английских слов: snow – «снег» и kite – «воздушный змей». То есть дословно – кататься по снегу с воздушным змеем. Это занятие в конце 1970-х изобрёл немецкий парапланерист Дитер Стразилла. Когда ему надоело кружить над Альпами на параплане, он модернизировал купол мягкого крыла, переделал подвесную систему и встал на лыжи. Так родился новый вид спорта, который добрался до России лишь в конце 1990-х. Однако спортом в нашей стране его официально признали только в 2013 году, когда сноукайтинг внесли в реестр Минспорта в раздел парусных видов.

«Никаких привилегий это не даёт, – рассказывает Денис Мельник. – Просто когда раньше проводились чемпионаты России, было не до конца понятно, по какому виду спорта. А теперь можно получать спортивные разряды. Мы с Павлом уже давно на первый накатали, но так его и не получили».

Для того чтобы официально получить разряд, парням надо зарегистрироваться в парусной школе, которой в Белгородской области нет. Их приглашают к себе товарищи из других регионов, но белгородские кайтеры считают, что это слишком сложно и займёт много времени. Для зачисления в парусную школу нужно получить временную прописку, потом зарегистрироваться, и только после этого тебе могут присвоить разряд.

Переломный момент

Павел Клименков занимался парапланеризмом, пока однажды его жена не сказала: «Хватит! Ты мне живой нужен. Найди что‑нибудь поближе к земле!» Паша некоторое время сопротивлялся, но потом смирился и полез в Интернет искать что‑то новое.

«Нашёл сноукайтинг, глянул на YouTube – понравилось! – вспоминает Клименков. – Отвёз параплан в Харьков и выменял на него два кайта и трапецию. А что с ними делать – не знаю. Понимал лишь принцип управления стропами – всё‑таки не зря летал на парапланах».

 

Фото Вадима Заблоцкого

Денис Мельник вместе с Павлом осваивал новый спортивный снаряд в поле на обычных беговых лыжах.

«Я тоже летал на параплане, – смеётся Денис, кивая на товарища. – Паша меня запустил, сказал, что сам разберусь. Ну я и разобрался – руку сломал. Не с первого раза, конечно, но достаточно быстро. А у парапланеристов бывают травмы и пострашнее, поэтому я это хобби забросил».

В сноукайтинг Дениса тоже затащил Клименков. И не только Дениса – не зря начинающие сноукайтеры называют Павла Сенсеем.

«Когда Паша параплан на кайты поменял, мы дождались зимы и пошли пробовать. Прицепили меня, я поехал, и тут меня на рыбаков как потащило! Думаю, да ну его, не поеду больше. На лёд упал, кайт свернул под мышку и потопал обратно. А проехал до этого километра полтора. И такая меня тогда злость взяла, что какая‑то тряпка меня утащила. С этого момента я начал покорять кайт, но ещё долго только по прямой ездил, а назад пешком ходил», – со смехом вспоминает Мельник.

Песнь льда и ветра

На Старооскольском водохранилище парни занимаются по выходным. Правда, не всегда позволяет погода. Например, этой зимой лёд стал только в начале января – до этого кататься было невозможно. Нужен для кайтеров и ветер – не слабее 3 м/с. Бывает и так, что за всю зиму покататься дома удаётся всего пару раз.

У каждого спортсмена своя планка по скорости ветра. На чемпионатах мира гонку отменяют, если она больше 15 м/с. Павел говорит, что при таком ветре никакого удовольствия катание не доставляет:

«Если так дует, то я не поеду – здоровье дороже! Вообще уже после 10 м/с кататься некомфортно: процесс превращается в постоянную борьбу с кайтом, устают спина и плечи. Оптимальный для нас ветер – 3–7 м/с. Если сильнее или слабее, то начинают мешать порывы».

Парни опытным путём выяснили, что в наших краях при таком ветре температура зимой составляет около 5° мороза. Если столбик термометра ползёт выше нуля, то ветер усиливается, если наоборот, проваливается всё ниже и ниже, – то начинается штиль.

 

Денис Мельник и Павел Клименков.
Денис Мельник и Павел Клименков.
Фото Вадима Заблоцкого

Для безопасного катания достаточно 5-сантиметрового льда. На Старооскольском водохранилище этой зимой он около 20 см толщиной. Небольшие полыньи, образующиеся ближе к весне, для сноукайтеров тоже не помеха:

«Спокойно можно пройти полынью метра полтора шириной. Ты глиссируешь по ней и получается, что едешь по воде. Скорость засекаем по GPS-навигатору. Мой рекорд – 96 км/ч. Это было по‑настоящему дико! Я так разогнался в Новосибирске: ехал по льду, на котором были небольшие снежные надувы. На такой скорости ты почти не управляешь движением – очень страшно!» – признаётся Павел.

У нас таких скоростей не достичь, но до 70 км/ч спокойно можно разогнаться. Некоторые отчаянные сноукайтеры катаются на коньках, а самые безбашенные крепят лезвие коньков к доске. На таких снарядах нужно постоянно давить на конёк, а стропы всё время держать туго натянутыми. И без защиты тут точно не обойтись.

Чтобы всю жизнь не улыбаться

Снаряжение у сноукайтеров в основном горнолыжное. Без шлема они на лёд не выходят.

«Кайт может так рвануть, что упадёшь, а потом всю жизнь улыбаться будешь, – поясняет Паша. – Поэтому перед катанием надеваем полное обмундирование».

Шлем, подвесная система, ботинки и крепления – всё зарубежного производства. В России такую продукцию не выпускают. Лыжи или доска – тоже из‑за границы. Российские здесь только кайты. По словам парней, есть две отечественные фирмы, которые шьют воздушных змеев ничем не хуже иностранных, а по цене дешевле в два раза.

Поднять кайт в воздух не так сложно, как кажется. Ребята могут научить этому любого. Сначала дают небольшой детский, чтобы потренироваться. В этом деле важно определить, откуда дует ветер, и стать к нему спиной. Обычно ветер шумит сильнее в одном ухе. Поворачивайтесь до тех пор, пока шум не станет равномерным.

Поймали ветер? Отлично, теперь натягиваем силовые стропы – кайт начинает подниматься, отпускаем планку – и он взмывает вверх. Тут главное, чтобы он не ушёл за голову, для этого тянем планку на себя. Принцип управления кайтом прост: если змей заваливается влево, тянем правый конец планки на себя, а если вправо – наоборот. Главное – чувствовать ветер и не давать кайту свалиться. Появилась стабильная тяга? Надеваем лыжи и мчим!

 

Полёт и завалы

Основной вид соревнований в сноукайтинге – гонки. Бывает ещё фристайл, но наши ребята в нём не участвуют – у них нет подходящих условий, времени и места для тренировок. Суть гонок проста: на расстоянии примерно 2 км друг от друга выставляются три знака, которые нужно объехать с определённой стороны. Учёта времени нет, старт массовый. Кто первым проедет два круга, тот и победил. Одна быстрая гонка длится 20 мин. Соревнования проходят по правилам парусных регат.

На старте гонки нередко случаются завалы. Обычно новички выбирают позицию поближе к стартовому створу, и, когда они медленно начинают ехать, мимо проносятся опытные пилоты, успевшие набрать приличную скорость. Как итог – спутанные кайты, перерезанные стропы и всеобщая ругань.

«Помимо гонок, бывают ещё и марафоны, – рассказывает Павел Клименков. – В Тольятти водохранилище позволяет такое проводить, я участвовал в одном из марафонов. Дистанция – 70 км, но по факту проезжаешь 100–120 км. Я стараюсь проходить всю дистанцию на максимальной скорости – у меня такая тактика. Другие едут как можно ближе к знакам и теряют много времени на разворотах, а я просто лечу. Бывает, что на снежном наддуве пролетаю метров 20–30».

Понимающие работодатели и отказывающиеся понимать рыбаки

На соревнования Павел и Денис в первый раз поехали в 2013 году. Просто посмотреть, набраться опыта, заодно и разные кайты опробовать. После этого парни участвовали в чемпионатах России и ездили на другие турниры.

«В 2015 году поехали на открытый чемпионат Липецкой области. Я там жёсткую травму получил — на скорости въехал в замёрзшую пятилитровую бутыль с водой, – рассказывает Сенсей. – Колено вывихнул, лыжа улетела. Пока поднялся, меня уже многие обогнали. Но всё равно в итоге вторым стал, до первого места одного круга не хватило – там совсем любители катались».

В прошлом году парни ездили на чемпионат мира в Тольятти. Клименков занял там 37-е место, а Мельник – 40-е. Если учитывать, что всего участников было больше 200, то губкинцы показали неплохой результат. В чемпионате России представители Белгородской области выступили ещё лучше, заняв 26-е и 27-е места соответственно.

 

Фото Вадима Заблоцкого

Главные враги кайтеров – любители подлёдного лова.

«Они бутылки вмораживают в лунки, где у них клевало. Могут и доски оставить. Если они выпивают, то бросают бутылки прямо на льду. А мы потом на осколки лыжнями наезжаем и из‑за этого гробим дорогостоящее снаряжение. Сколько раз подходили, объясняли – бесполезно! Говорят: мы, мол, отдыхаем как хотим… Так и мы тоже отдыхаем!» – негодует Денис.

Конфликты с рыбаками случаются у кайтеров и потому, что спортсмены якобы распугивают рыбу. Впрочем, в этом любители посидеть с удочкой всегда винят всех и вся. Хотя одно их объединяет – и те и другие готовы на ветру в мороз заниматься любимым делом.


для комментариев используется HyperComments