• 59,04 ↓
  • 69,59 ↑
  • 2,32 ↓
27 апреля 2017 г. 10:53:14

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Скромные и добрые. Российскому Красному Кресту 15 мая исполнится 150 лет
Нина Ушакова. Фото Юрия Коренько

Отделения самой массовой благотворительной гуманитарной организации работают во всех регионах страны. Белгородское – одно из лучших по объёму услуг и помощи нуждающимся. В прошлом году около 25 тысяч человек прошли через Красный Крест. 27 лет региональное отделение возглавляет Нина Ушакова, врач-лаборант.

— Нина Иосифовна, вы сегодня работаете с заключёнными, ВИЧ-инфицированными, наркоманами, больными туберкулёзом. Это помимо малоимущих, больных одиноких стариков и людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. А когда вы пришли в организацию, кому помогал Красный Крест?

— Тогда к нам шли и шли малоимущие, их было очень много. (Сегодня, несмотря на непростое время, обращений в Красный Крест гораздо меньше). Девяностые были самыми сложными годами и для страны, и для нашей организации. Когда я пришла работать, отделение располагалось всего в трёх комнатах на улице Железнякова, 1. Не было условий для оказания помощи нуждающимся.

Правда, мы ещё не работали с маргинальными группами, о которых вы говорите. Их тогда просто не было, кроме заключённых, которым Красный Крест всегда оказывал поддержку. В советское время у нас была патронажная служба милосердия, сёстры обслуживали одиноких больных стариков у них на дому. В 90-е это направление было сохранено. До сих пор сохранили такое направление работы, как пропаганда безвозмездного донорства.

— Откуда берутся средства на милосердие?

— До 90-х финансирование службы милосердия шло через Фонд мира. А потом прекратилось. Наши медицинские кадры стали искать места получше. Я обратилась к губернатору, с тех пор службу милосердия финансируют из бюджета области. Позже у российских общественных организаций появилась возможность получать возмещение за оказываемые услуги. Мы участвуем в конкурсе государственных грантов. Средства направляем на развитие материальной базы: открыли социальную прачечную, парикмахерскую для малоимущих, отремонтировали региональное отделение. Планируем открыть социальный магазин, прибыль которого пойдёт на помощь малоимущим.

На моём пути встречается много хороших людей. У нас много благотворителей.

Студенты и школьники проводят кружечные сборы во время различных акций. Около 2 млн в год привлекаем за счёт членских взносов. Помимо этого каждый наш сотрудник имеет финансовый план. В Белгороде в крупных магазинах проводят акции, в корзинку Крас­ного Креста добрые люди кладут купленный товар.

— В России, кроме как в нашей области, нет домов сестринского ухода Красного Креста. Организация и содержание таких учреждений, видимо, довольно капиталоёмкое дело. Как родилась такая служба? Кто вам помогает?

— У меня была бабушка, 93 года, которую нельзя было оставить одну в квартире. Практически вся моя зарплата уходила на зарплату двух сиделок. Были ситуации, когда кто‑то из них заболевал и не мог прийти. Приходилось тяжело. Когда она ушла, я подумала: сколько ещё семей живут в схожей ситуации. Обратилась в правительство области. Меня поддержали губернатор Евгений Степанович, его заместитель по социальным вопросам, которым тогда был Дмитрий Васильевич Худаев, и прежний мэр города Василий Николаевич Потрясаев.

Наш первый Дом сестринского ухода открыли в Белгороде на улице Генерала Лебедя, 2 в 2002 году. За уход и содержание платёжеспособным семьям стариков предлагают сделать добровольное пожертвование. Есть и те, кто не может заплатить.

Когда хлынула волна беженцев из Донбасса, Луганщины, мы открыли здесь пункт временного размещения лиц, перемещённых с Украины. Красный Крест объявили пунктом приёма гуманитарной помощи. Вместе с белгородцами мы помогли более восьми тысячам семей.

Сегодня у нас три дома сестринского ухода, один здесь – в региональном отделении Красного Креста, ещё два работают в Валуйском и Грайворонском районах. Самые тяжёлые пациенты из районов лечатся в Белгороде.

— Находиться с тяжелобольным или умирающим человеком непросто и физически, и психологически. Надо, наверное, иметь какие‑то особые струны души, чтобы не стать циником. Или получать достойное поощрение. Сколько зарабатывают ваши сёстры милосердия?

— У сестёр медицинское образование, они проходят курсы повышения квалификации, знакомы с паллиативной медициной. Случайные люди здесь не задерживаются. У нас работают самые терпеливые и жертвенные. Чистые, скромные, добрые люди. Патронажная сестра получает 15–16 тысяч рублей, в Доме сестринского ухода немногим больше – 18.

— Милосердие – это врождённое или приобретённое качество души?

— Воспитывается в процессе жизни.


для комментариев используется HyperComments