05.12.2016, Понедельник 21:32
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
30 августа 2016 г. 15:51:08

Чем опасна созависимость и как с ней бороться

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Скованные одной цепью

Жизнь в семье с алкоголиком или наркоманом – это ежедневный ад, где страдают все: супруги, дети, родители и не меньше – сам зависимый. Всё это как-то незаметно стало нормальным, привычным. И если алкоголизм и наркомания признаны болезнями, от которых нужно лечиться, то разрушительное состояние, в котором находятся близкие, болезнью не считается.

Люди, которые смогли справиться с зависимостью от человека, рассказали, как выйти из этого замкнутого круга и наконец начать жить.

Мрачные узы

Созависимым рано или поздно становится любой человек, живущий в неблагополучной семье. Гораздо быстрее и чаще – люди из деструктивных семей, где отсутствует один из родителей, кто‑то страдает зависимостью, подвергается насилию. Причём можно зависеть не только от алкоголика, но и от очень властного, деспотичного человека и даже тяжелобольного. Даже покинув такую семью, они, скорее всего, создадут свою с похожими проблемами.

Вначале зависимость – это средство защиты, которое со временем становится образом жизни. В этом состоянии человек живёт жизнью своего больного родственника. К примеру, пьёт муж. Если он пришёл трезвый – это повод для радости. Если пьяный – повод грустить или скандалить. Его бесконечно контролируют. Боятся, что опять сорвётся. Подавляют свои чувства и желания, чтобы не спровоцировать вспышку гнева или очередной запой. Постоянно срываются планы на вечер, выходные. Невозможно расслабиться ни дома, ни за его пределами.

Созависимые незаметно для себя проходят три стадии: спасатель, преследователь и жертва. Сначала человеку пытаются всеми силами помочь, вытащить его, возят по врачам и реабилитационным центрам против его воли. Потом начинают злиться и постоянно его контролировать, обвинять. В конце концов отчаиваются и теряют волю к жизни, напрочь забывая про себя. Человек настолько сживается с этой моделью поведения, что уже не может поступать иначе. Каждые новые отношения похожи на предыдущие. Даже если зависимый человек начнёт выздоравливать, то его трезвость не принесёт особого облегчения, потому как мозг заточен на страдание и мучение и он найдёт себе причину для этого.

Есть характерные признаки созависимости:

  • отрицание проблем и самообман. Стыдно признать, что у тебя в семье что‑то не ладится. Страшно принять, что проблема есть и её не удаётся решить;
  • замороженные чувства. Человек подавляет свои страдания, злость, усталость, отчаяние и перестаёт выражать, а потом и испытывать любые, даже положительные эмоции;
  • низкая самооценка. Человек не считается с собственными желаниями и чувствами, не заботится о себе;
  • соматические заболевания. Они появляются от постоянного напряжения и усталости вкупе с отказом заботиться о себе;
  • иррациональные поступки. Человек не может изменить своё поведение, несмотря на осознание того, что он занят саморазрушением.

Самое главное и сложное – понять, что проблема не в зависимом человеке, а в себе самом. Созависимость – это болезненное расстройство, которое тоже нужно лечить. Не лекарствами, а работой над собой.

Не можешь помочь – не мешай

Геннадий Сергеев вместе с женой полтора года бились за выздоровление сына, пока не поняли, что это бесполезно:

— Моему сыну было 25 лет, когда мы узнали, что последние пять лет он употребляет наркотики. Так бывает, что сразу не распознать, наркоманы – хорошие психологи, очень изворотливы. Мы бросили все силы на то, чтобы его вылечить. Ставили капельницы, держали дома, возили на реабилитацию. Всё впустую. Я даже ушёл с работы, поехал с ним в Москву, думал, сменю город – и всё изменится. Это иллюзия.

Мы с головой погрузились в спасение нашего единственного сына. Познакомились с ребятами из реабилитационного центра, где нам повторяли одно: прекратите его так сильно любить. Если он так хочет уйти – отпустите, не трогайте его, не помогайте деньгами, не давайте машину. А как я могу его оставить? Это было невыносимо – отказывать своему сыну в деньгах, не пускать домой. Было очень страшно – пропадёт ведь.

Потом я понял: он в любом случае пропадёт от наркотиков, а наша помощь только немного продлит его существование. Мне объяснили, что зависимому человеку нужен шок, нужно достичь своего дна – и тогда, возможно, он захочет от него оттолкнуться. У него появится хоть какой‑то шанс, в противном случае – едва ли он захочет что‑то менять.

Я понял, что бессилен что‑либо поделать. Единственное, что я могу – это довериться Господу и людям, которые прошли через это. Труднее всего было сделать этот шаг – признать, что я ошибался, что не всесилен, что проблема у меня, а не у сына. Мне 50 лет, а тут всякие пацаны будут меня жизни учить!

От безысходности мы с женой стали посещать группы поддержки созависимых. Два года работали, прежде чем что‑то начало меняться. Это совсем нелегко – рушить свои установки, менять взгляды, слышать других людей и принимать их советы. Особенно когда говорят – не пускай домой и не помогай.

Я сказал: ты мой сын в любом случае, я от тебя не отказываюсь, но дома я тебя буду видеть только трезвым. Я его выгонял. В конце концов он буквально приполз домой и впервые сам попросил: помогите, отправьте меня на реабилитацию, я больше так не могу.

Он уехал в Белгород. И наконец у него получилось, потому что он реально испугался. Его жена тоже лечилась от созависимости. Сейчас у них двое детей, он сам служит в реабилитационном центре равным консультантом. Я же вёл группы поддержки.

Мы тоже сильно поменялись. Не употребляем алкоголь, потому что это нечестно по отношению к зависимым. Знаете, как часто люди забирают родственников из реабцентра, потому что жалеют и потому что оказывается, что теперь нет смысла жить: раньше ты был необходим, спасатель, супергерой и почти святой человек, а теперь? И ещё говорят – как это он не будет пить? А по праздникам?

Процентов 20 из тех, с кем мы работали в группе, справились с проблемой. Остальные бросили занятия. Потому что мало кто готов пройти все 12 шагов, как только наступает улучшение – уходят. Я тоже уходил. Вернулся, потому что понял: нельзя изменить другого, если сам прежний.

12 шагов к выходу

Работать с созависимостью можно с помощью психотерапевта, но это должен быть специалист по решению именно этой проблемы. В России и в мире давно и успешно используется 12-шаговая программа анонимных алкоголиков. Изначально она была создана для работы с зависимостью от спиртного, но потом её принципы стали использовать в лечении любых зависимостей: наркотической, игровой, пищевой и так далее.

Работа в программе – это регулярное общение в группах поддержки, где все участники столкнулись с подобной проблемой, и практическая работа по шагам. Это бесплатно, анонимно, здесь нет религии или критики, все здесь равны, и потому понимают и принимают друг друга.

Олеся Лужина несколько лет вела в Белгороде группу поддержки созависимых:

— Моя жизнь – это классическая история болезни. У меня пил дед, мама запила в 30 лет, из всех парней я выбрала человека, который пил, у моих детей была уже наркотическая зависимость. Надо ли рассказывать, что такое жизнь с алкоголиком? Постоянная боль, вина, одиночество, напряжение, болезни. И никакой радости и надежды.

Мне подсказали выход в реабилитационном центре. Я съездила в Москву на семинар, изучила материалы и начала собирать группу. Её принцип в том, что там нет ведущего и ведомых, там все на равных и ты видишь людей, которые смогли что‑то поменять, – значит, и у тебя получится. Кроме того, здесь можно получить помощь по программе, разобраться в себе, выговориться и услышать обратную связь, получить взгляд других людей на проблему. Даже когда пройдены все 12 шагов – а на это может уйти не один год,– нужно продолжать поддерживать то, что было достигнуто за это время.

Однажды все созависимые достигают дна. Это когда человек признаёт, что ничего изменить самому ему не удаётся, он не может этого сделать. Но и оставлять всё как оно есть тоже не хочется, надоело уже. Вот тогда и происходит признание проблемы, тогда можно начинать работу. Своим поведением созависимые только мешают родственнику достичь дна и начать выздоравливать.

Если есть возможность, я считаю, что нужно уходить от алкоголика. Но если такой возможности нет, как случилось у меня, то стоит работать над собой. Просто для того, чтобы начать жить своей жизнью и прекратить всё время страдать и наступать на одни и те же грабли. Я продолжаю жить с мужем, а он продолжает употреблять. Но я отделилась и стала свободна, я смогла заняться своим здоровьем, начать свой бизнес, появилось хобби и время на себя и друзей.

Я дружу с женщиной из группы. Она прошла курс и после этого смогла подать на развод. Спустя время муж, для которого развод и потеря детей стали его дном, прошёл реабилитацию и перестал пить, она приняла его обратно в семью. А потом приходит в ужасе: «У меня замашки те же, я скандалю, проверяю карманы, я привыкла так жить и не знаю, как себя вести по‑другому. Для меня ничего не изменилось. И он снова может сорваться».

Невозможно вылечиться мгновенно, лишь прочитав книгу или посетив одну консультацию психолога. Выздоровление от созависимости – это процесс, а не чудо. На это требуется время. И процесс выздоровления семьи начинается с личного выздоровления каждого её члена.

 


для комментариев используется HyperComments