04.12.2016, Воскресенье 17:20
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
28 сентября 2015 г. 17:50:57

В Старом Осколе во время приступа астмы 9-летний мальчик умер в машине скорой помощи

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Скорая смерть
Фото Вадима Заблоцкого

Небольшое кладбище в селе Незнамово. Сентябрьский солнечный день. Среди могил особенно выделяется одна – обилием цветов и детской фотографией на деревянном кресте. Евгений Котов бережно поправляет многочисленные венки, разбросанные ветром. Любовно гладит фотографию на кресте. И беззвучно плачет, глотая рыдания. Поспешно отворачивается, чтобы не показать своих слёз. И опять трогает венки. Как будто общается со своим девятилетним сыном, который не дожил до своего десятого дня рождения всего месяц…

Не могут смириться

Трагедия произошла 10 августа в селе Незнамово Старооскольского городского округа. Вечером после приступа удушья в машине скорой помощи скончался 9-летний мальчик Андрюша Котов. В жизни бывает всякое, и никто ни от чего не застрахован. Но до сих пор родители, родственники и односельчане не могут смириться со смертью мальчика и считают, что его можно было спасти…

Андрей Котов был очень общительным мальчиком. Всегда улыбался. Во всём старался помогать родителям, друзьям, одноклассникам. Коммуникабельность Андрюши сделала его душой компании, и возле его дома постоянно собирались соседские мальчишки. Теперь возле дома мальчика гнетущая тишина.

Проблемы со здоровьем

Мама мальчика Наталья Николаевна вспоминает о сыне:

«Он добрый всегда был. Отзывчивый. Девочки по нему до сих пор в классе плачут. Никогда никому не нахамил, не нагрубил. Всегда был вежливым. Защищал всех. С других улиц дети приходили к нам. Здесь под деревом всегда огромная компания собиралась. А сейчас нет никого. И даже дети, когда мы выходим конфеты раздавать, тоже плачут с нами вместе».

Как случилась трагедия, теперь будут разбираться следственные органы. Мама признаётся, что у Андрея были проблемы со здоровьем:

«Когда он был маленький, на фоне аллергии начались одышки. Нас лечили-лечили и потом сказали: ну это такой ребёнок, что стремительно развивается всё. До шести лет одышка была. Стали на учёт к аллергологу. И поставили нам диагноз «бронхиальная астма». У нас всегда был с собой ингалятор: мало ли что? Всегда был в кармане. Но Андрюша всегда жил как обычный ребёнок. Общался со всеми. И в этот день был дома. И не было ни одышки, ничего. Попросил вечером погулять с ребятами. Потом мы с ним сходили к бабушке. Пришли домой. И вдруг он сказал: «Мне плохо». Мы вызвали скорую. Соседи его откачивали. Ждали эту скорую. Страшная ночь была. Только с лагеря Андрея привезли – ни одного приступа не было. Что повлияло и произошло – не могу понять. И меня это мучит».

Андрей Котов.
Андрей Котов.
Фото предоставлено родителями мальчика

Долго ехали

По словам родителей мальчика, плохо Андрею стало ещё в 22:00. Сразу же мама стала вызывать скорую помощь, но по номеру 03 не смогла дозвониться. Там, по словам женщины, никто не брал трубку. Тогда она позвонила мужу и попросила вызвать скорую помощь. А сама пыталась помочь сыну, который уже начал терять сознание.

По распечатке телефонных звонков Евгения Николаевича – отца Андрея – видно, что в первый раз он позвонил в скорую в 22:04, длительность звонка была 36 секунд. И, по словам Котова, трубку никто не взял. Тогда в 22:05 он позвонил на единый номер 112, и диспетчер соединил их со скорой помощью. Вызвав бригаду, мужчина отпросился с работы и срочно выехал домой. Евгений Николаевич работает профессиональным спасателем, потому он взял с собой аппарат искусственной вентиляции лёгких ГС-10. Уже по дороге он позвонил домой, и жена сообщила, что сын потерял сознание, а скорой ещё нет. Это было в 22:18. Через минуту, в 22:19, мужчина позвонил в скорую и попросил приехать быстрее, сообщив, что сыну стало хуже. Однако скорая опять не приехала. Последний раз он звонил в 22:30 и уже ругался, так как ребёнка пришлось откачивать соседям, которые делали мальчику искусственную вентиляцию лёгких и непрямой массаж сердца. По словам родителей, скорая помощь приехала лишь в 22:40, то есть спустя 40 минут после первого звонка.

«Мёртвых не оживляем…»

И родители, и соседи мальчика просили врачей быстрее оказать помощь. Об этом же просил и Евгений, который к тому времени успел приехать с работы. Он даже предложил врачам аппарат искусственной вентиляции лёгких, так как у врачей оборудования не оказалось. Аппарат они в машину взяли, но так им и не воспользовались. При этом Наталья Николаевна утверждает, что скорая помощь не торопилась. Ехала без проблесковых маячков со скоростью 90 км в час. И сына повезли не в ближайшую больницу, а в другую – за 15 км от села Незнамово. По дороге в больницу мальчик умер.

Фото Алексея Стопичева

Вот что рассказывает о тех событиях мама мальчика:

«Врачи завезли Андрея в реанимационное отделение, я с врачами скорой помощи осталась ждать в коридоре больницы. Через некоторое время я услышала, что в реанимационной палате тишина. Дверь была открыта, и я, зайдя туда, увидела, что врачи стояли перед моим сыном ничего не делая. Они просто смотрели на него. Закричав «Почему вы ничего не делаете?», я кинулась к врачу-реаниматологу. Он, повернувшись ко мне, небрежно ответил: «Мы мёртвых не оживляем, что я могу сделать?» Слезы меня душили, я заплакала, но дежурные медсестры начали кричать на меня, чтобы я перестала плакать, так как я разбужу больных детей, но я не могла успокоиться. Тогда врач-реаниматолог сказал: «Женщина, перестаньте кричать. Кто вам виноват?  Ещё что-то от меня хотите, я не бог. Выведите её отсюда!» И ушёл в ординаторскую, закрыв за собой дверь. Врач скорой помощи грубо схватил меня за рукав и вытащил в коридор, крича мне в лицо: «Что ты орёшь? Не кричи, видишь, ничего нельзя сделать». Я схватила его за халат и начала кричать: «Почему же ты его не довёз, ты же обещал успеть!» Он, отпихнув меня в сторону, вышел на улицу. Я осталась одна в коридоре реанимационного отделения. Двери были закрыты. В это время из ординаторской вышел врач-реаниматолог, на коленях я умоляла его о помощи, тогда он крикнул медсёстрам, чтобы те поставили моему сыну градусник на 3 минуты. Зайдя в реанимацию к своему мёртвому сыну, я присела к нему на кушетку…»

Возбуждено уголовное дело

Руководитель следственного отдела СУ СК России по городу Старому Осколу Александр Лушпаев сообщил, что по результатам доследственной проверки возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Изъята медицинская документация, изучаются судебные экспертизы, допрашивается медперсонал, который выезжал на вызов. Кроме того, как сообщил руководитель следственного отдела, в рамках уголовного дела сотрудникам скорой помощи предложат дать показания на полиграфе.

«У нас уже были дела подобной категории, и потому алгоритм налажен. Дело возбудили спустя время потому, что нами была назначена служебная проверка в областном департаменте и судебная экспертиза о причине смерти ребёнка. В течение 30 суток результаты экспертизы мы не получили, но всё равно решили возбудить уголовное дело. Сейчас мы изучаем нормативы оказания скорой медицинской помощи: время, в течение которого должна была прибыть скорая помощь, и чем должна была быть оборудована машина. Сейчас всё это анализируется, и после сбора необходимых сведений мы примем решение», – сообщил Александр Сергеевич.

Ждут справедливости

22 сентября весь четвёртый класс, в котором учился Андрей, пришёл на кладбище. В этот день Андрею бы исполнилось ровно 10 лет. Первый юбилей, до которого мальчик так и не дожил. И теперь родители Андрея больше всего хотят узнать, по чьей вине.

В департаменте здравоохранения от комментариев по этому делу воздержались.


для комментариев используется HyperComments