05.12.2016, Понедельник 07:28
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
5 августа 2016 г. 10:50:09
БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  • Для зрителей организовали выставку оружия. Фото Вадима Заблоцкого

  • Для зрителей организовали выставку оружия. Фото Вадима Заблоцкого

  • Фото Вадима Заблоцкого

  •  Штефан Конкол приехал в Белгород из Германии. Фото Даниила Филиппова

  • Фото Вадима Заблоцкого

Фото Вадима Заблоцкого

Как 73 года назад красноармейцы штурмовали подступы к меловому заводу, занятому немцами, жителям Белгорода показали историко-патриотические клубы.

4 августа улица Калинина разделила Белгород на две эпохи. По разогретому солнцем асфальту шуршали современные машины, а буквально в полусотне метров, в ковше бывшего мелового карьера, было другое время: выгоревшая солдатская палатка, полевая кухня, разновозрастные солдаты с ППШ и трёхлинейками, земля, изрытая ощетинившимися колючей проволокой траншеями, ленд-лизовский «Додж «3/4» и бронеавтомобиль начала 1940-х.

«На этом месте, в районе мелового завода, 4 августа 1943 года солдаты Красной армии штурмовали укреплённые позиции немцев, – рассказывает до начала выступления реконструкторов председатель историко-патриотического объединения «Поиск» Иван Андреев. – Сегодня мы реконструируем события того августовского дня, когда наши бойцы ломали врага, освобождая Белгород. Мы хотим, чтобы современные белгородцы прочувствовали весь трагизм войны и гордились своими предками. Здесь ребята из «Подвига», «Высоты», губкинского «Третьего ратного поля», ивнянской «Звезды». Ждём наших единомышленников из Курска и Воронежа. Хотя, к сожалению, день сегодня рабочий. Получится ли у них?»

В реконструкции боя участвовали 60 человек из Белгорода, Губкина, Старого Оскола, Воронежа.

В толпе в солдатской гимнастёрке, галифе и белёсых от мела сапогах возник специалист военной археологии музея-заповедника «Прохоровское поле» и член историко-поискового клуба «Огненная дуга» Владимир Лазарев.

«Пойдём, я тебя с одним человеком познакомлю. Живёт у меня уже несколько дней».

Рядом с полевой кухней, внимательно наблюдая за приготовлением к бою, стоял в полинялых штанах и тельняшке с чужого плеча средних лет мужчина.

— Штефан Конкол, – представился он и протянул руку.

— Штефан, а вы откуда приехали?

— Дрезден. Восточная Германия.

Русский язык он изучал ещё в школе, когда Дрезден находился на территории ГДР. Правда, порядком подзабыл. А вспомнил и выучил новые русские слова за вечерним чаем в доме Лазарева.

Штефану 55 лет. У него свой дом в Саксонской Швейцарии. Трое детей и четверо внуков. Работает промышленным альпинистом: монтирует горнолыжные подъёмники в Альпах. Работа сезонная, поэтому остаётся время для личного хозяйства и путешествий.

— А как вы оказались в Белгороде?

— Здесь, под Томаровкой, 3 августа 1943 года погиб мой дед Эмиль Конкол. Он был унтер-офицером 767-го полка 332-й дивизии вермахта.

По словам Штефана, на высоте под Томаровкой солдат накрыло миномётным огнём. Все погибли.

— У деда нет даже могилы. Я 3 августа вместе с Владимиром Лазаревым ездил в Томаровку. На месте сражения поставили символический крест, налили стакан водки и накрыли его чёрным хлебом. Помянули, в общем.

— Но ведь это русская традиция.

— Мой дед лежит в русской земле, поэтому, я считаю, и поминать его надо по русской традиции.

— Вы уже приезжали в Россию?

— Нет, это впервые. Я даже не ожидал, насколько приветливые здесь люди. Я ведь приехал практически наобум. Взял из дома спальный мешок, немного еды и улетел в Москву. Из Шереметьева добрался до Курского вокзала, а оттуда в Белгород. Хотел сразу поехать в Томаровку, но не знал, как добраться…

Немца к Лазареву привёз знакомый сотрудник линейного отдела полиции:

«На вокзале Штефан подошёл к полицейскому и спросил, как ему проехать в Томаровку. Тот, после выяснения обстоятельств, решил привезти его ко мне. Так и познакомились. Теперь живёт у меня».

— А вы будете участвовать в реконструкции?

— Да. Мне пообещали, что буду солдатом вермахта. Правда, убьют меня в первом же бою.

— В Белгород ещё приедете?

— Обязательно. В следующем году. Здесь у меня появилось много друзей.

Расположенная недалеко от карьера автостоянка пополнялась подъезжающими машинами.

Красноармейцы и солдаты вермахта доставали из багажников винтовки, автоматы, гранаты и со всем этим арсеналом следовали мимо не скрывающих интерес полицейских.

«В семь часов вечера начнём. По сценарию траншеи – это немецкие позиции. К ним подъедет штабной мотоцикл с документами, а наши разведчики его захватят. Завяжется бой. В это время красноармейцы при поддержке бронеавтомобиля и доджа с близлежащей высоты начнут атаку», – рассказал Иван Андреев.

Первое нападение, по его словам, фашисты отобьют, и нашим придётся отступить.

«Будет несколько атак и контратак. Но в конце концов красноармейцы сломят немецкое сопротивление и займут стратегически важный плацдарм».

Евгений Филиппов


для комментариев используется HyperComments