04.12.2016, Воскресенье 13:16
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
12 марта 2015 г. 11:00:00

Так называли волейбол в прошлом веке

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Шахматы с мячом»
1997 год. Мировая лига. Связующий Хамутцких и либеро Иванов. Фото из архива Вадима Хамутцких

Только люди, далёкие от спорта, не увидят аналогий между этими видами состязаний. Хотя один – игровой и шумный, а второй – молчаливый и чисто умственный. Но тренер-игровик, как и шахматист, старается просчитать игру на несколько ходов вперёд, вывести из общей стратегии конкретную тактику на матч с конкретным соперником, а ещё удивить хорошо знакомого противника домашней заготовкой. Бывает и импровизация с неожиданной сменой фигур. Вспомните, как в Лондоне сработала белгородская наработка и позволила произвести победную смену амплуа Мусэрского. Современный волейбол, в угоду теле- и интернет-трансляциям, ускорен и уложен в прокрустово ложе временных рамок. И шахматы он теперь напоминает только быстрые или вовсе блиц.

Накануне старта нынешнего плей-офф чемпионата страны «Смена» рассказывает о волейболе конца прошлого века. Проводниками во времени будут главный тренер «Технолога-Белогорья» Павел Иванов и старший тренер этой же команды (нашей второй клубной) Вадим Хамутцких. Этому тренерскому тандему не пришлось близко знакомиться в Белгороде, их знакомству – 30 лет, начиная со Свердловского спортинтерната. Впрочем, мы не о 80-х прошлого миллениума, а о 90-х. А в те годы оба наших собеседника были заводилами команд, несколько лет деливших золото чемпионата. Золотой запас чаще оседал в наших краях, но были и исключения.

VIII чемпионат России по волейболу среди мужских команд суперлиги А проходил с 19 декабря 1998 года по 7 апреля 1999 года. Это был первый чемпионат, сыгранный по новым правилам подсчёта очков: каждая партия волейбольного матча (кроме пятой) стала играться как минимум до 25 очков, а каждый розыгрыш мяча становился розыгрышем очка независимо от того, кто подавал. Также в командах впервые появились игроки либеро.

В итоге состоялся третий подряд суперфинал между «Белогорьем-Динамо» и «УЭМ-Изумрудом», но победа в споре лидеров российского волейбола впервые осталась за командой из Екатеринбурга.

Лучшим игроком чемпионата России – обладателем Приза Андрея Кузнецова – был признан доигровщик «Белогорья-Динамо» Сергей Тетюхин.

Юным болельщикам даже представить трудно, что ещё за год до этого матчи могли растягиваться на три-четыре часа, потому что очки зарабатывались только после своей подачи. И что либеро не было как таковых, и что в Италии клубы были покруче, что с нашим чемпионатом спорил по значимости турецкий, а польский «бум» был ещё в проекте. Москва и ЦСКА вошли в пору упадка, а Казань и Новосибирск были волейбольной провинцией. Ну а самым лакомым блюдом для волейбольных гурманов были пятисетовые поединки Белгорода и Екатеринбурга, а когда начались серии плей-офф – пятиматчевые противостояния уральцев и белгородцев. Впрочем, сегодня нас интересует не взгляд с трибуны или от столика прессы, а видение изнутри, впечатления главных действующих лиц.

Жаль, ничьих не бывает

1995 год. Одинцово. Финал Кубка России. «Белогорье-Динамо» – «УЭМ-Изумруд» – 3:1.

Хамутцких:

«Первое яркое воспоминание о наших затяжных сражениях. Действовали старые правила, и счёт – 1:1 в первой партии продержался полчаса. Не преувеличиваю: силы были настолько равны, а снимались (т.е. есть отбирали у соперника право на подачу – прим. автора) обе команды настолько успешно, что за это время можно было легко сыграть современный сет. Потом мы всё-таки добыли второе очко на своей подаче, потом третье – и в итоге завоевали свой первый кубок и путёвку в Кубок Кубков (т.е. есть на турнир обладателей кубков европейских стран – прим. автора).

Тогда это была большая радость и большое достижение. Ведь только через два года мы впервые стали чемпионами страны и принялись штамповать победы. А к уральцам мы всегда относились уважительно, и после игры все споры и разногласия уходили и не мешали приятельским отношениям».

Иванов:

«Помню и этот матч, и многие другие, когда находила коса на камень. Белгородцы брали своё подбором игроков, ростом. Мы пластались в защите и не сдавались при любом счёте. Недаром ваш брат-журналист тогда любил выражение «уральский характер». А что насчёт затяжных матчей и серий «до последнего патрона» – то, наверное, это совместный рекорд обоих клубов, если не всего отечественного волейбола».

Алфёров не верил в приметы

1998 год. Чемпионат России. Финальная серия. «Белогорье-Динамо» – «УЭМ-Изумруд» – 3:1, 2:3, 1:3, 3:2, 3:2. Итоговый счёт по матчам – 3:2.

– Павел Николаевич, в Белгороде бытует множество легенд об этой серии. Правда ли, что перед четвёртым матчем в Екатеринбурге (а серия проводилась до трёх побед одной из команд – прим. автора) уже накрыли столы для чемпионского банкета, а за Дворцом спорта стояли новые иномарки для игроков?

– Насчёт банкета мы так точно и не узнали, а вот насчёт иномарок – неправда. Это были «Волги-24», и стояли они не за, а у входа во дворец «Автомобилист».

– А как же приметы и суеверия?

– Если честно, лично ходил к нашему главному тренеру – Валерию Михайловичу Алфёрову – и пытался переубедить. Но он не верил в приметы. А ещё подливал масла в огонь уже объявленный переход Андрея Егорчева в «Белогорье». Короче, все нервничали и белгородцы сумели отменить наш праздник. В пятом матче в Белгороде мы бились до конца, но уже было поздно. Слава богу, что в следующем сезоне мы стали-таки чемпионами, иначе 1998-й остался бы символом крушения надежд.

Нас спасли два пистолета

– Вадим Анатольевич, в конце века Тетюхин с Яковлевым перебрались в Италию, а вы – в Турцию. Правда ли, что там за женский волейбол болеют пуще, чем за мужской, и что там самые горячие болельщики?

– Да, болельщики там женский волейбол посещают так же активно, как мужской. Горячая южная кровь, поклонники красоты… Игра – не главное! А я жил в маленьком прибрежном городке, в «Эрдемиспоре», где была поговорка «Дым идёт – зарплата будет». Имелся в виду дым из трубы нашего спонсора – металлургического завода. Дым шёл ровно: мы дважды брали серебряные медали. Так что мы с семьёй жили там тихо и спокойно, ощущали себя, скорее, в Европе, чем в Азии.

– Но ведь были и выезды в более крупные города, где фанаты очень любят кидаться монетами, зажигалками, а то и портсигарами?

– Ну если нельзя без экзотики, то пожалуйста. Выиграли в Анкаре, по дороге наш автобус стали обкидывать камнями, можно сказать – даже булыжниками. Правда, никто не пострадал, потому что наш начальник команды с братом вышли из автобуса, достали два пистолета и... постреляли под ноги нападавшим. Только после этого те угомонились.

Из-под тапка вышел чемпион

– Вы оба из тех, кого называли лидером раздевалки. Приходилось учить нерадивых в стиле братьев Грбичей в сборной Югославии?(Поговаривают, что те не ограничивались словами в воспитании молодых –  прим. автора)

Хамутцких:

«За уши я таскал только в дни рождения, и только тех, кому до 30. Теперь нельзя – тренеру несолидно. И вообще, у нас могли наорать, но без рукоприкладства. Всё-таки интеллигентный вид спорта».

Иванов:

«У нас тоже практиковались невинные шутки. Игрок Лопин, к примеру, любил незаметно открутить крышки от солонки и перечницы. Сыпанёшь невзначай – и понимаешь, что надо быть поумереннее. Впрочем, бывали и исключения: могли и тапком настучать молодому за лень, за опоздания на тренировки и за наглое курение. Шло на пользу: один обладатель самого высокого звания (фамилию и нынешний клуб называть не буду) после нашего воспитания взялся за ум. Сейчас новое поколение более просчитанное и дисциплинированное. Проблема иная: природных лидеров всё меньше. А этому не научишь».

Апофеоз и безнадёга

– Наверное, очень трудно из своих десятилетий в волейболе выбрать самое радостное и самое горькое событие. И всё же…

Хамутцких:

«Со знаком минус – проигрыш в Сиднее, в финале Олимпиады. Мы были сильнее сербов вообще, а они – лучше нас «зарядились» на этот матч. Очень они хотели порадовать Югославию, которой тогда несладко приходилось… А победы? Их было много, но первый Кубок чемпионов ни с чем не сравнишь: на площадке «Модены» в Италии, назло судьям и местным болельщикам».

Иванов:

«Волейбол – наша жизнь, но есть жизнь и после него. Так что надеюсь, что лучший момент впереди. Меня, липчанина, всегда тянуло к морю. Сейчас работаю в Белгороде, а дом у меня – в Анапе. Ну а самый грустный момент – конец большого волейбола в Екатеринбурге и наш исход оттуда. Наши игроки: Шулепов тренирует в Нижнем, Герасимов – у Карполя в Екатеринбурге поднимает женский волейбол, я – здесь. Школа ведь волейбольная на Урале отличная, а из «Изумруда» лучший молодой – Рукавишников – тоже сюда перебрался. Безнадёга…»

– Рецептом не поделитесь: как Белгороду не наступить на уральские грабли и не потерять классную команду?

– Это совсем отдельный и очень долгий разговор. Может даже в газету не поместиться…


для комментариев используется HyperComments