• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
20 октября 2016 г. 18:50:50

Первый в постсоветской России мэр Белгорода отмечает 60-летие

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Семь историй из жизни Юрия Селивёрстова
Юрий Селивёрстов. Фото Вадима Заблоцкого

В день юбилея политика «БелПресса» собрала самое интересное и важное, что он сам рассказывал о себе.

Из Ленинграда обманом

Маленький Юра появился на свет 20 октября 1956 года в студенческом общежитии Воронежского сельскохозяйственного института. Там училась его мама. Окончив с золотой медалью школу в Старом Осколе, Селивёрстов без проблем поступил в Ленинградский механический институт на специальность «производство летательных аппаратов». С детства мечтал строить ракеты. Окончив вуз, женился на местной девушке и сумел обманом увезти её в Белгород, куда Селивёрстова отправили по распределению.

«Были встречи, была любовь, и после пятого курса я женился на ленинградке, которую обманом увлёк в Белгород, – теперь уже можно в этом признаться. Сказал ей, что отработаем в Белгороде три года по распределению, обязательно вернёмся в Питер. Она поверила. И мы уже 35 лет вместе, всё возвращаемся!» – рассказывает об этом сам Селивёрстов.

В кругу семьи. 1995 год.
В кругу семьи. 1995 год.
Фото из семейного архива

Пиво вместо ракет

В Белгороде Юрий Иванович работал на высокотехнологичном заводе по переработке пластмасс, который входил в оборонный комплекс СССР и строил ракетные комплексы «Пионер» (СС-20) и «Тополь». Из инженера-конструктора смог вырасти до главного технолога завода. А потом началась перестройка, завод стали разваливать, и в мае 1990 года Селивёрстов, не желая принимать участие в этих процессах, ушёл работать доцентом в «технолог».

«Сегодня вместо ракет на этом заводе варят пивной солод. Тоже, так сказать, факт из жизни нашей страны, но что было, то было», – говорит он.

Мэр № 1

Входящий в научную элиту Белгорода Селивёрстов стал сначала депутатом городского совета, а в январе 1992 году указом президента был назначен первым после перестройки мэром Белгорода. Сам политик говорит, что в те времена было много и позитива, и негатива. Вместе с перспективами мэр столкнулся и с реальностью страны, оказавшейся в нищете.

«Было очень трудно. Общий хаос, безденежье, сумасшедшая инфляция, задержки по выплатам зарплат, пенсий, недостаток товаров в магазинах. Не хватало лекарств, шприцев, капельниц для лечебных учреждений, перевязочного материала», – вспоминает Юрий Селивёрстов.

Несмотря на очень тяжёлое время, период своего руководства в Белгороде он считает самым интересным в жизни:

«Да, опыта ни у кого не было. На волне революционной эйфории сначала пришли ребята, которые больше были романтики, нежели практики. Наша неподготовленность, конечно, сказывалась. И ошибки были. Но всё менялось. Те, кто не выдерживал, кто не учился, вынуждены были уйти. Интересное было время, неоднозначное и непростое. Конкретную оценку дать трудно, но я считаю, что нам не должно быть стыдно. По крайней мере, у города появилась база, которая позволила ему в последующие годы развиваться и стать таким, каким он является сегодня».

Фото из архива БГТУ им. В. Г. Шухова

Депутат из девяностых

С должности мэра Белгорода в 1994 году Юрий Селивёрстов попал в Белгородскую областную Думу и до 1997 года включительно был её председателем, застав жаркие баталии 1990-х. У первых выборов в облдуму правил не было вообще никаких, однако Селивёрстов смог одержать победу:

«Я прекрасно помню, что в том избирательном округе, где я баллотировался, нас было семь кандидатов. Причём все они узнаваемые, серьёзные люди, и борьба была очень непростая. Тогда, по сути дела, никаких ограничителей по участию в выборах, по использованию средств агитации практически не было. Это были совершенно свободные выборы, где свобода граничила со вседозволенностью. И вот в таких условиях была сформирована Дума первого созыва».

В самом же региональном заксобрании было не менее жарко.

«Было очень острое политическое противостояние. Когда действующая власть теряла авторитет постоянно. Когда силы, которые хотели взять реванш за ситуацию, развернуть развитие страны в другое русло, были самыми активными именно в те годы. В неспокойном окружении нам всё‑таки удалось сохранить поддержку, чувство единой команды», – делится воспоминаниями Селивёрстов.

  • Выборы в облдуму. 1994 г.

Преподаватель vs. чиновник

Фактически на протяжении всей политической карьеры Юрий Иванович продолжал преподавать в БГТУ им. В. Г. Шухова, куда пришёл ещё в 1990-м. Говорит, что знал: здесь всегда примут и поддержат. Преподавание, по его мнению, даёт куда больше возможностей, чем кресло управленца.

«На административной должности ты иногда должен поступать, подчиняясь рамкам административной этики и субординации, но вопреки своей логике, желанию, устремлениям. В процессе преподавания эти границы уходят. Профессор и студент – две равнозначные стороны творческого процесса.

Преподаватель даёт студенту знания, делится своим опытом, помогает сориентироваться в тех или иных вопросах. Но и питается от студента: постигает образ мыслей, современные настроения, учится смотреть на мир глазами молодых людей. Это встречное двустороннее движение намного интереснее, увлекательнее, чем чисто административная работа».

Во время работы над кандидатской диссертацией.
Во время работы над кандидатской диссертацией.
Фото из семейного архива

Случай на охоте

В свободное время Селивёрстов любит читать. Собрал огромную личную библиотеку на несколько тысяч книг. А вот зимой любит выбираться на охоту, потому что ему нравится бывать в компании.

«На охоте, как в бане, – там все равны. Там могут и в загон послать, и крепким словом приложить, и поддержать, если нужно!» – говорит политик.

Поддержали Юрия Ивановича как раз на самой первой охоте в его жизни. Тогда он подранил большого кабана-секача. Однако добить животное не смог – ружьё дало осечку. Выбрался из ситуации Селивёрстов только благодаря товарищам, быстро пришедшим на помощь начинающему охотнику. Историю эту Селивёрстов не забывает до сих пор.

Фото из аккаунта в «Фейсбуке»

Критик самоцензуры

Несмотря на любовь Селивёрстова к величию страны, в которой он родился, политик публично говорит о том, что важно слышать разные мнения. Это он подчёркивал даже в обычной школе, когда в 2011 году вёл уроки парламентаризма.

«У детей есть небольшая скованность – наверное, это на генетическом уровне. Ведь был период, когда нам просто говорили: «Не высовывайся. Высунешься – тебе же хуже будет». Эта традиция, заложенная нашими дедами, от наших родителей переходит и к нашим детям. И это не самая хорошая традиция. Человек тогда может что‑то изменить, когда он открыто выражает свою позицию, с чем‑то не соглашается, чем‑то восторгается. А когда человек просто молчит, это не совсем хорошо. Поэтому я и просил ребят быть более открытыми, раскованными и не бояться выражать своё мнение, поскольку ни им, ни государству от этого хуже не будет», – отмечал тогда политик.

Ещё через несколько лет в интервью «БелПрессе» он активно осудил самоцензуру и среди политиков:

«Очень сильно действует фактор самоцензуры в чиновничьей среде. Во всех нас самоцензура укоренилась очень и очень сильно. Мы лишний раз на рожон не полезем и будем действовать по принципу «как бы чего не вышло». И это, конечно, творческий потенциал общества и власти очень сильно сжимает».


для комментариев используется HyperComments