11.12.2017, Понедельник 05:17
  • 59,28
  • 69,64
  • 2,19
19 сентября 2017 г. 10:35:52

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
С запада красная, с востока белая. Роман Романенко рассказал белгородцам, как выглядит Москва из космоса
Роман Романенко. Фото с сайта www.gct.ru

Возможность встретиться с российским космонавтом Романом Романенко на днях выпала студентам и преподавателям БГТУ имени Шухова. В наше время полететь в космос стремится, пожалуй, намного меньше людей, чем полвека назад. Вот только уникальности «звёздной» профессии это не убавило.

От бас-гитары

Роман Юрьевич – космонавт потомственный (кстати, это третий случай в мире). Его отец в 1977 году командовал космическим кораблём «Союз-26», в состав команды которого входил и знаменитый Георгий Гречко.

«В школе я не мечтал, как многие, стать космонавтом, хотел быть музыкантом, играл в школьном ансамбле на бас-гитаре и барабанах», – рассказывает Романенко.

Начинал Роман Юрьевич с Ленинградского суворовского военного училища, окончил Черниговское высшее военное авиационное училище лётчиков. Его окончание совпало с развалом Советского Союза.

«Когда встал вопрос о присяге Украине, я решил остаться служить в России, – вспоминает лётчик-космонавт. – Семь лет отлетал на самолёте, возил космонавтов на Байконур и обратно, во все командировки и на тренировки. А потом узнал, что идёт набор в отряд космонавтов, и записался сам».

После почти двухлетней подготовки Роман Юрьевич получил желаемую квалификацию космонавта-испытателя.

«Это было только начало», – смеётся Романенко.

Трудно быть всегда наготове

Чтобы подготовиться к первому полёту, ему потребовалось десять лет. Он трижды входил в дублирующие экипажи Международной космической станции и наконец в июле 2008 года стал членом основного экипажа 20-й экспедиции на МКС и командиром корабля «Союз ТМА-15», на котором 27 мая 2009 года вместе с остальными членами экипажа отправился на МКС, где пробыл 187 суток.

«Трудно быть всегда наготове, – признаётся Роман Юрьевич. – Были случаи, когда за две недели до полёта снимали основной экипаж из‑за болезни, и летел резервный. Поэтому самое тяжёлое – сидеть, ждать, быть готовым не только физически, но и знать всю теорию для выполнения задач».

Как и полвека назад, космонавтика – отрасль недешёвая. По словам космонавта, отправка на орбиту килограмма груза обходится в 50–60 тыс. долларов. Но дело того стоит.

Космические монтажники

«В полётах мы проводим эксперименты – это одна из наших основных задач. Например, тестируем материалы для строительства космической техники. Радиация, невесомость и вакуум – три условия, которые невозможно создать в чистом виде на Земле».

Прошло три года, прежде чем Романенко полетел в космос во второй раз – 19 декабря 2012 года командиром экипажа «Союз ТМА-07М» вместе с канадцем Крисом Хэдфилдом и американцем Томасом Маршбёрном. 142 дня экипаж провёл на борту станции, обслуживая технику и занимаясь исследованиями. Роману Юрьевичу этот полёт запомнился прогулкой в открытый космос – шесть с половиной часов монтажных работ.

«На год-два мы оставляем экспериментальные материалы в открытом космосе, а после отправляем на Землю. Узнаём, как изменились их свойства и характеристики и можно ли использовать их в дальнейшем для полётов на другие планеты».

Всё меняется

Невесомость – один из постоянных и далеко не всегда дружественных спутников космонавта.

«Под действием факторов космического полёта (радиация, невесомость, вакуум) происходят изменения в организме: частично меняется форма внутренних органов, из костей вымывается кальций. Происходит дистрофия мышц, поскольку в космосе они не задействованы, там ты работаешь только головой», – отметил Роман Юрьевич.

Чтобы преодолеть «невесомые» последствия, космонавты тренируются по два часа в день под пристальным вниманием врачей.

«Когда прилетаешь на Землю через полгода, то становишься выше на 4–7 сантиметров – спинные мышцы не работают и позвоночник вытягивается, – уточнил Романенко. – После приземления кровь приливает к ногам и, как правило, теряешь сознание. Тяжелее тем, кто оказывается без помощи врачей и вынужден выбираться сам. Своё первое приземление космонавт совершил зимой в казахской степи».

«Мы 40 минут ждали спасателей. Я, командир корабля, решил открыть люк сам, смотрю – снаружи всё дымится. Ещё бы, температура при входе в атмосферу была 2,5 тысячи градусов, поэтому под нами таял снег», – вспоминает он.

Из‑за повышенного радиационного фона в течение года после полёта врачи не рекомендуют космонавтам заводить детей.

«Первое время я не мог понять, почему, когда закрываешь глаза, появляются яркие вспышки, – говорит космонавт. – Оказалось, это различные космические частички попали в организм».

Неописуемая красота

В космосе меняется и отношение к Земле и Родине. Монахи, рассказывает Романенко, уходят в горы, закрываются в пещерах, молятся, и у них меняется мировоззрение, то же самое происходит с космонавтами.

«Нас в космос манит неописуемая красота поверхности Земли, – признаётся Роман Юрьевич. – Поэтому некоторые летают по семь-восемь раз. У нас есть глухие витки, когда мы долгое время летим над океаном и не видим суши. Сразу появляются тревожные мысли: а куда всё делось? За виток мы пролетаем четыре времени года и все часовые пояса. Когда летим с запада и приближаемся к Москве в пятницу, мы видим яркое кольцо и все основные трассы красного цвета (горят стоп-сигналы), а когда пролетели и смотришь с востока, то всё белое (фары). А всё потому, что пробки», – смеётся космонавт.


для комментариев используется HyperComments