• 66,62 ↓
  • 75,54 ↓
  • 2,40 ↓
6 октября 2018 г. 11:45:37

 

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
С мечтой о море. Откуда в Красненском районе итальянские линкоры и подводные лодки
Елена и Владимир Вальтеры. Фото Ирины Дудки

«Вас ждёт судомоделист в селе Горки» – это всё, что я знала о герое, отправляясь в Красненский район. Он оказался учителем технологии в сельской школе. Скромный, с грустной улыбкой, он вышел на порог школы, будто между прочим.

«Владимир Викторович Вальтер, – представила его замдиректора по воспитательной работе и по совместительству супруга Елена Вальтер. – Пойдёмте, я вам школьный двор покажу».

В своей стихии

Почти всё, что есть во дворе, сделали ученики и сам Владимир Викторович: велосипеды-фонтаны на клумбе, круговую скамью у берёзы, деревянные фигурки белок, кошек и прочей живности, фонтаны и мостики, даже воздуховод из бывшего бассейна под деревенскую мазанку задекорировали.

Обнесли всё плетнём, выносят деревенскую утварь и проводят уроки с первоклашками.

Стихия Владимира Викторовича – мастерская, где рождаются корабли. Здесь сразу чувствуется, кто хозяин: все полочки, шкафчики, витрины, ящики для инструментов сделали ученики вместе с учителем. Порядок идеальный, каждый молоток на своём месте. В мастерской Вальтер сразу оживляется, показывает проекты учеников для областного этапа олимпиады по технологии. Не киянки неотёсанные, а полноценные столярные изделия, достойные оказаться на витрине магазина: подставки под гитару, полки в модном стиле лофт и, конечно, корабли. Они здесь главные.

Страсть к кораблям у Владимира Вальтера с детства. Пробудил её преподаватель судомодельного кружка. Чтобы попасть в кружок, нужно было сильно постараться. И он постарался.

«Я выступал на соревнованиях судомоделистов, мечтал пойти на флот, но по состоянию здоровья вынужден был отказаться от этой мысли, – рассказывает Владимир. Он тогда жил в Магадане, окончил физмат в местном пединституте и пришёл работать в судомодельный кружок».

Точная копия

В Красненский район, на родину мамы Елены Васильевны, Вальтеры приехали в начале 1990-х. Владимир устроился в школу водителем и старшим вожатым и постепенно вырос до директора. После восьми лет работы в этой должности снова вернулся к тому, чем живёт душа, – кораблям.

«А вот наша последняя модель, – говорит учитель и выносит из подсобки внушительный корпус будущего судна. – Никаких готовых деталей нет, только чертёж, фанера, стекло­ткань и бумага. Погодите фотографировать, она ещё не закончена, сейчас кое‑что поинтереснее покажу».

С этими словами из подсобки появляется ещё один немаленький кораблик. Хотя «кораблик» – это для таких, как я. Для тех, кто в теме, — это Caio Duilio, точная копия линкора королевского итальянского флота, участника Первой и Второй мировых войн. Каждая дощечка «паркета» выточена и приклеена вручную, каждый элемент оснастки идеально повторяет оригинальный линкор.

«Корабль действующий, как и все наши модели, – говорит судомоделист и, поднимая палубу, показывает мотор. – Особенность этого корабля в толщине бронирования борта, её довели до 57 мм, но корабль был очень неповоротлив, делал всего четыре выстрела в час. Поэтому после серии таких моделей кораблестроение перешло на постройку более манёвренных».

В отличие от настоящего Caio Duilio, жизнь которого закончилась в 1957 году банальным распилом на металлолом, вальтеровский линкор берегут и обращаются осторожно. Исключительная точность копии итальянского линкора – итог пятилетней работы его учеников. Каждый катер, буксир, линкор, английская подводная лодка и русская «Касатка», в честь которой назван клуб, – месяцы и годы кропотливого труда.

До первого спуска

Чертежи берут из старых журналов «Моделист-конструктор» или из Интернета. По ним выпиливают из фанеры шпангоуты, обтягивают бумагой, придавая нужные изгибы, затем обклеивают стеклотканью и шпаклюют автомобильной шпатлёвкой. Дальше долго и нудно зачищают, добиваясь идеальной гладкости, шлифуют.

«В этом году у меня пятиклассники спрашивают: «Корабли‑то будем делать?». Они же думают, что пришёл и на следующий день унёс домой корабль, – говорит учитель. – А от чертежа до корабля проходит три-пять лет. Поэтому пятиклассников в клуб не беру, надо выждать, чтобы подросли».

Но и отказать мальчишкам не может, нельзя же на корню тягу рубить. Достаёт из запасника кривенькие деревянные заготовки будущих катеров, выструганные детскими руками. До первого спуска на воду ещё много работы. Но у кого‑то он обязательно будет.

Среди бывших учеников Вальтера много инженеров, двое мальчишек поступили в Питер, в мореходное, а один стал учителем технологии.

— Пришёл и сказал мне: «Владимир Викторович, я только из‑за вас поступил», – говорит учитель.

— А что же ваша мечта о море? Бывали на настоящем корабле? – спрашиваю я.

— Один раз на экскурсии в Новороссийске (на приколе стоит корабль-памятник «Михаил Кутузов» – прим. ред.) и гостем бывал на прогулочных яхтах, – отвечает он улыбаясь. И его улыбка мне снова кажется немного грустной.


для комментариев используется HyperComments