• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
18 декабря 2015 г. 16:39:40

Кто и почему занимается культурой в сельской местности

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Режиссёр на все руки
Николай Попов. Фото Игоря Гончарова

Двое ребят, изучавших в Белгородском институте искусств и культуры режиссёрское дело, решились написать собственный, весьма нешаблонный сценарий личной истории. В то время как вся мало-мальски амбициозная молодёжь массово мигрирует из села в город, а оттуда – в города покрупнее, Николай Попов и Иван Крюков, пожив в Белгороде, вернулись в своё родное село Красное. Вернулись сознательно и с наполеоновскими планами.

От попа до режиссёра

Мы встречаемся с ребятами в крохотной «режиссёрской», так туго набитой разнообразными предметами, что некоторое время пересаживаемся со стула на стул, пока не находим оптимально сбалансированную геометрическую фигуру, в которой столы, тумбы и полки не загораживают нас друг от друга.

Не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы определить, чем занимается Николай: вальяжный прононс в голосе, широкие жесты и открытое живое лицо однозначно определяют принадлежность к артистическому миру.

«У нас в районе любят выражение «где родился, там и пригодился», – речь Николая слегка раскачивает в своём ритме, делая приятные оттяжки на слабую долю. – Я особо не сомневался, где жить и работать. Это моя задача: посредством театра делать жизнь в моём родном селе интереснее и радостнее, развивать культуру и людей».

Я попал в это мутное, но весёлое дело в четвёртом классе, в своей первой роли играл попа. Ходил в театральный кружок, потом поступил в институт искусств и культуры на режиссёра любительского театра, учился заочно и работал здесь, в ДК.

Постепенно Николай собрал целую команду из 20 человек – непрофессиональных актёров, костюмеров, реквизиторов. Это были очень разные люди – от близких к теме театра работников Дома культуры до сотрудников МЧС, банкиров, чиновников. Даже из судебной системы были актёры.

Фото Игоря Гончарова

«Это было очень горячее время, творческая кухня кипела. Каждый был полноценным участником процесса: мы вместе набрасывали идеи, писали скелет сценария и наращивали на него мясо, проводили читки, а я, получая в институте профессиональные знания, координировал процесс. Режиссёр без надёжного, талантливого коллектива не может ничего сделать – один в поле не воин. Когда уезжал в Белгород на сессию, то был спокоен: я знал, что ребята соберутся сами и отработают нужный материал».

Уровень театрального искусства, когда я приступал к работе, был таков, что я понимал – чем переделывать, лучше всё начать с нуля. Но здесь возникли свои сложности. Дело в том, что в сельском ДК ты должен быть режиссёром на все руки, попутно осваивая смежные профессии. А ведь есть огромная разница между режиссёром театра и досугово-массовых программ. В то время когда мы тянулись к сложным, полноформатным произведениям, от нас параллельно требовали организовывать праздники, где всё должно быть динамичное, яркое, броское и несложное по содержанию.

Новый театр

Первым делом команда взялась за праздничную программу. Сценарии торжеств были банальными и повторялись чуть ли не с советских времён. На День смеха, 1 апреля, ребята сделали концерт, состоящий из театрализованных миниатюр – что-то вроде праздничного выпуска Comedy Club. Зрители были в экстазе и требовали продолжения. Тогда сделали большую новогоднюю постановку, и гостям в немаленьком зале уже не хватало мест.

«Рассмешить человека сложнее, чем заставить плакать. Мне ближе драматический жанр, но в лёгкой форме. Это требует большого мастерства – донести глубокие мысли без лишнего напряжения, не лупя зрителя обухом по голове, и через простые сцены привести его к катарсису».

От начала работы до появления первого полноценного спектакля прошло два года. Под возможности местной сцены был адаптирован сюжет «Ночи перед Рождеством». Адаптирован не только под уровень зрителя, но и под технический потенциал зала, что значит – с простыми декорациями, без использования дополнительной техники вроде прожекторов, дымовых машин, лазеров и прочих современных устройств: они есть, но чахнут в закромах в нерабочем состоянии.

«Не скрою, всё время хочется добавить чего-то яркого, современного, но мы работаем в тех условиях, которые есть, и я не считаю это огромной проблемой: есть задача, и нужно её решить, а не сетовать на отсутствие возможностей. В этом спектакле наш звукорежиссёр Евгений Захаров играл свою первую роль и проявил такой талант и харизму! Сцену, где он вылезает из мешка, до сих пор вспоминают, настолько ярко и индивидуально, в своей манере он отработал роль».

Спектакль «Сама милого любила» был экспериментальным: это попытка соединить классический театр с фольклорной темой, актуальность социальных вопросов – с религиозно-философскими мотивами. За консультациями обращались к автору Татьяне Комылиной.

Несмотря на огромный успех у зрителей, год назад Николай отказался от роли режиссёра местного театра.

«У нас была отличная команда и множество планов, мы были готовы на самые смелые проекты, мечтали защитить звание народного любительского театра, ездить на фестивали. Но обстоятельства сложились так, что со сменой руководства мне и нескольким коллегам пришлось уйти. К сожалению, так бывает: не сошлись характерами и целями, компромиссов не удалось найти. Очень сложно, когда экономические соображения влияют на творчество».

Сейчас я работаю методистом Дома детского творчества, в моём ведении все художественные направления – от хореографии и пения до народных поделок. Но в основном я занимаюсь бумажной работой в огромных количествах. Очень не хватает творчества, но ничего не поделаешь. Сейчас пробую подойти с другой стороны – организовал детский театральный кружок для третьеклассников, и потребуется немало времени, прежде чем это во что-то вырастет.

И всё же в моём сценарии – только хеппи-энд. Всегда. Жизнь поворачивает по-разному, бывают и грустные истории, иногда очень тяжело. Но я твёрдо верю в счастливый финал.

Знаки свыше

Ивану 20 лет. Идёт второй месяц, как он стал режиссёром Красненского дома культуры. У Ивана есть необычная привычка: он рисует во время разговора. То есть не просто рисует, а схематично изображает ход разговора, при этом лишь изредка бросая взгляды в блокнот. Я же загипнотизированно смотрю на лист: начало темы – жирная точка, важный акцент – крестик, развитие мысли – стрелочка, продолжительное обсуждение какого-то момента – ручка двигается туда-сюда.

«Моя жизнь – это череда знаков, сигналов к тому, что мне нужно быть в театре. Куда бы я не пришёл – от детской школы искусств, где занимался хореографией, до агротехнического техникума, – всегда оказывался на сцене с ролью. После девятого класса я поступил в Белгородский колледж культуры и искусств, но через год приехал обратно. Это оказалось непросто – жить в городе после того, как вырос в селе. Мне не хватило характера, и началась какая-то белиберда. Тогда я уехал и поступил на механика в Алексеевке. В этом году я уже безо всяких сомнений поступил на первый курс Белгородского института искусств и культуры: заочно получаю специальность режиссёра любительского театра».

Во взглядах на жизнь и работу у Ивана всё чётко структурировано, как в блокноте.

Иван Крюков.
Иван Крюков.
Фото Игоря Гончарова

«Предстоит очень много работы. Театр остался без режиссёра, люди поменялись, и нужно ставить его с нуля. Я знакомлюсь с людьми, с их настроениями. Начнём опять с концертов – они востребованы, и это отличная практика, будем притираться. Начать с младшей возрастной группы, через два-три года можно будет подтягивать взрослых. Но сначала – поставить себя, своим примером вдохновить людей и собрать надёжную команду отчаянных фанатов своего дела, которые и в минус 40 придут на репетицию».

– А сам ты фанат?

– Да… – пробует Иван на вкус слово «фанат» и заявляет абсолютно твёрдо, – да. Все творческие люди – безумцы в хорошем смысле слова. Для них творческая жизнь стоит чуть выше личной. Театр начинается с вешалки – это про то, что актёр, режиссёр, любой участник постановки должен оставлять все проблемы за дверью, концентрироваться на деле и отрабатывать его. Я проходил через это: была очень неприятная ситуация, которую, когда оказался на сцене, удалось полностью отложить на потом.

Работы много: хочется, чтобы наш театр вышел на новый уровень. Сейчас мало теоретических знаний, только то, что накоплено за время работы на сцене. Постоянно что-то пишешь, читаешь, ищешь лекции, конспекты. Если у нас будет отличный театр, то и уровень остального творчества должен быть не хуже, так постепенно будет подтягиваться культура в целом. Да, это долгий процесс, но и я хочу всё сделать основательно и никуда не спешу.


для комментариев используется HyperComments