• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
19 марта 2015 г. 10:06:01

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Рекордный полёт
Фото из личного архива Дмитрия Склярова

Впервые в Белгородской области парашютисты совершили прыжок из корзины воздушного шара, а воздухоплаватели поднялись на рекордную высоту в 3860 метров.

Двое в поле

21 февраля, село Зиборовка, Шебекинский район. Местные егери, как обычно, выполняли плановый объезд территории. Вряд ли они ожидали встретить посреди заснеженного поля двух парашютистов, только что приземлившихся после прыжка из корзины воздушного шара, но именно так и случилось. Спортсмены Дмитрий Скляров и Александр Спицын ещё минутой ранее находились на высоте 3550 метров над землёй в тепловом аэростате «Белгород». А теперь они трясутся в УАЗе-«буханке» — идеальном средстве передвижения по зимнему русскому полю. Егери везут парашютистов к дороге, где их уже ожидает «виновник» происшествия — президент Федерации воздухоплавания Белогорья Вадим Радченко.

Освободили небо

«Идея объединить воздухоплавание и парашютный спорт возникла ещё несколько лет назад. Но наши наставники, обучавшие нас аэронавтике, говорили тогда: подождите, сначала опыта наберитесь, а потом уже задумывайтесь о таких вещах».

Оказывается, подобного рода эксперимент — прыжок с парашютом из аэростата — только на словах выглядит просто. А на деле он до некоторых пор был попросту невозможен. Во всяком случае, в Белгородской области.

«В небе над Белгородом проходила большая воздушная трасса на Москву, летало много пассажирских авиалайнеров. Поэтому аэростатам не разрешали подниматься слишком высоко — а это необходимо для прыжка с парашютом. Поэтому, наверное, никто раньше в регионе этим и не занимался, — пояснил Радченко».

Теперь же, по его словам, из-за известных событий на Украине основная воздушная трасса переместилась к Ростову, и белгородское небо стало свободнее. И нашим воздухоплавателям «дали добро» на большие высоты.

Двойной рекорд

Для теплового аэростата большой является высота в 3,5 км. Чем выше, тем  меньше кислорода для горелки. Поэтому для совсем заоблачных высот технику приходится готовить специальным образом, а самим аэронавтам — облачаться в кислородные маски. Но до высоты примерно в 3,5 км можно обойтись и без этого. Белгородские воздухоплаватели 21 февраля 2015 года преодолели рубеж в 3860 метров.

«Это второй наш рекордный подъём, — уточнил Радченко. — Предыдущий, тренировочный, мы совершили без парашютистов 11 февраля, когда поднялись на 2780 метров. А накануне Дня защитника Отечества пилот Игорь Поликаренко поднялся с ними на 3860 метров. Выше ещё никто не летал на аэростатах в нашей области».

Игорь Поликаренко — опытный воздухоплаватель. За его плечами более 290 часов полётов на аэростате, его имя — в списке 30 лучших спортсменов-пилотов тепловых аэростатов России по итогам 2014 года. Тем не менее, перед рекордным подъёмом он много тренировался, советовался со столичными коллегами.

«Для пилота этот полёт был сложен не столько технически, сколько психологически. Ведь делать что-то впервые очень непросто! — признался президент Федерации воздухоплавания».

Волновались и сами парашютисты, впервые оказавшиеся в корзине аэростата. Для них это воздушное судно было интересно прежде всего тем, что создавало новые, уникальные условия для прыжка, отличающиеся от привычных вертолётов и самолётов. Когда аэростат зависает в небе, боковой и вертикальный потоки воздуха фактически исчезают. Получается, что парашютист отделяется с нулевой отметки, как если бы он прыгал с неподвижного высокого сооружения.

«Хоть за спиной у нас сотни прыжков, но с такого воздушного судна мы прыгали впервые, поэтому волнение, конечно, было. Но любопытство оказалось сильнее! — рассказывает Дмитрий Скляров».

Парашютным спортом он увлёкся во время службы в армии, в воздушно-десантных войсках. Первый прыжок совершил в 2007 году. Его товарищ по белгородскому рекорду Александр Спицын и вовсе потомственный парашютист: за плечами его родителей — за тысячу прыжков.

Своё участие в авантюрной затее Скляров объясняет так:

«У нас на аэродроме в Томаровке зимнего сезона нет, а от так называемого межсезонья, бывает, «ломает», так что приходится искать выходы, где можно черпнуть адреналинчика».

Главное впечатление – тишина!

Взлетали вшестером: в качестве группы поддержки на борт аэростата спортсмены взяли своих подруг. Ребята выпрыгнули из корзины на высоте 3550 метров (это хорошо видно на фотографии, где на правой руке парашютиста электронное табло показывает высоту. — Прим. ред.). В свободном падении они провели 40 секунд. Летели со скоростью 230 км в час. Парашюты открыли на высоте около 1200 метров.

По словам Радченко, полёт прошёл отлично: ребята сразу «легли на поток» и ушли в облака.

«Главное впечатление от прыжка — тишина! — поделился привыкший к самолётному шуму Скляров».

Приземление, по признанию парашютиста, получилось мягким. А дальше вы уже знаете: с места посадки ребят должен был забрать Вадим Радченко, которого опередили шебекинские егери.

«Мы (группа подбора) ехали по полю, чтобы забрать приземлившихся ребят. Снега было ещё много, и мы поняли, что рискуем застрять. На нашу удачу проезжали мимо местные егери. Их-то УАЗ более проходимый: с болотными дутыми шинами. У них объезд был плановый, а тут два парашютиста, представляете? — смеётся Радченко».

По традиции, после первого полёта на воздушном шаре аэронавтам раздают титулы «владельцев» земель, где была совершена посадка. Так Скляров и Спицын стали графами Зиборовскими, а их спутницы – Масловопристанскими графинями.


для комментариев используется HyperComments