• 63,68 ↓
  • 67,62 ↓
  • 2,49 ↓
21 октября 2015 г. 15:44:28

О повседневной жизни в святом месте, размышлениях послушников и о своём пути к вере и Богу корреспонденту «Белгородских известий» рассказал исполняющий обязанности наместника Свято-Троицкого Холковского мужского монастыря иеромонах Никодим (Мирошниченко)

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Разговор с иеромонахом Никодимом о жизни в миру и в монастыре
Иеромонах Никодим. Фото Ирины Ткаченко

Мужской монастырь для большинства – место загадочное. Скрытая от любопытствующих глаз уединённая жизнь и притягивает, и пугает. В голове сразу же возникают многочисленные вопросы о том, что может заставить мужчину отказаться от свободы, семьи, карьеры, комфорта и всяческих благ…

Чем дальше мы уезжали от города, тем чётче слышалась тишина. Когда машина остановилась у жилого корпуса монастыря, она практически звенела. Весь наш путь из Белгорода в Холки напоминал побег от суеты, нескончаемых хлопот и, может, от самих себя. Тех себя, которым вечно некогда. Некогда позвонить маме, улыбнуться своему ребёнку, сходить в храм. Здесь, в Холках, так тихо и спокойно, что как-то и не получается суетиться, повышать голос, тут два человека – уже толпа. У входа в монастырь нас просто и по-доброму встретил мужчина лет 35. Отец Никодим предложил немножко свыкнуться с новой обстановкой, осмотреться, успокоиться с дороги.

«Не волнуйтесь, я сам волнуюсь», – с этой фразы начался наш разговор.

Монастырские будни

«В двух словах жизнь монастыря – это труд и молитва. Современный мир развивается, ценности и ориентиры вокруг постоянно меняются, но вера меняться не должна, – говорит иеромонах Никодим. – Мы следуем уставам церкви, святоотеческим преданиям, апостольским канонам. У нас действует своеобразная иерархия, у всех насельников есть свои обязанности, каждый за что-то отвечает».

Новый день в монастыре начинается в полшестого утра. По древнему обычаю один из насельников – монах отец Феофан – идёт с колокольчиком по корпусу и будит братию. Через полчаса в храме совершается утреннее правило, затем божественное богослужение. После трапезы все отправляются выполнять послушания. Кто-то чистит картошку, готовит продукты для обеда, кто-то убирает помещения, стирает бельё. В монастыре действует четыре храма, в каждом нужно поддерживать чистоту и порядок: мыть полы, протирать иконы. Постоянного внимания требует и прилегающая территория, а также собственный хоздвор (коровы, курочки, огород и пасека). С особым трепетом послушники ухаживают за местным кладбищем. Вся эта ежедневная работа лежит на плечах 20 насельников. Один человек в течение дня выполняет по несколько поручений. День в монастыре заканчивается богослужением, скромным ужином и вечерней молитвой.

После знакомства со столь суровым распорядком дня сомнения в том, что в монастырь уходят, чтобы не работать и отдыхать, развеиваются сами собой.

Живой колодец

Холковский монастырь – излюбленное место для паломников. Сюда едут со всей России. Подземные пещеры, захватывающие истории святых старцев вызывают интерес не только у воцерковлённых людей, но и у простых мирян, интересующихся историей и культурой своей страны. Для приезжающих построен специальный корпус, где они могут остаться на ночь.

– Не мешает ли мирская суета, идущая от нескончаемого потока паломников, добровольному уединению братии? – интересуюсь у священника.

– Святые места всегда притягивали к себе людей, – говорит отец Никодим. – Люди не идут к пустому колодцу, они идут к живому, чтобы напиться свежей воды. Так и в духовном плане. Монастырь, по сути, является духовным пристанищем, лечебницей для душ и сердец. Это никак не мешает нашей молитве.

Отец Никодим уверен, что в этом и заключается одна из миссий монастыря – в свидетельствовании людям о свете Христовом. Паломники черпают здесь духовную силу и пользу. Они могут причаститься, исповедаться, получить благословение на добрые дела. В связи с украинскими событиями в последнее время часто приезжают беженцы, которых в монастыре кормят, дают ночлег, помогают по мере сил одеждой и деньгами.

«Пещеры представляют собой историческую, духовную, культурную ценность, – рассказывает иеромонах Никодим. – Многие люди хотят попасть туда на экскурсию. Даже если приезжают не по церковным убеждениям, а из интереса, всё равно проникаются духовной атмосферой. Святая жизнь старцев настолько впечатляет, что человек задумывается, переосмысливает что-то в своей жизни».

Свято-Троицкий Холковский монастырь.
Свято-Троицкий Холковский монастырь.
Фото Вадима Заблоцкого

Сборный портрет

Монастырь немногочислен. Он и в древние времена под свой кров не собирал более 30 человек. Сейчас братия насчитывает 12 насельников (тех, кто уже принят в монастырь) и 10 послушников (тех, к кому ещё присматриваются). Испытательный срок для каждого разный. Всё зависит от стремления и желания человека.

«Если человек приходит к нам, чтобы уйти от жизненных трудностей или от ответственности, его сразу видно, – размышляет отец Никодим. – Но пути Господни неисповедимы. Все мы приходим в монастырь, ведомые Богом, от разных ситуаций. Многие считают, что, если человек ушёл в монастырь, значит, он неудачник. Мол, ничего у него в жизни не получилось, семью создать не смог, образование не применил, работать не хочет... На самом деле, эти рассуждения неправильны. В монастырь изначально шли люди, желающие посвятить себя Богу. Шли, не познав грязи мирской, отдавали своё чистое сердце Господу. Нередко из таких людей получались великие святые люди, молитвенники. Главное – не пытаться уйти от чего-то, а стремиться прийти к Богу».

Под одной крышей монастыря собрались люди с различными судьбами, по-разному воспитанные и семьёй, и жизнью. Отец Нестор – в прошлом подполковник, прожил большую часть жизни в миру, создал семью, воспитал детей. Но так сложилось, что похоронил и детей, и жену. После таких трагических событий принял монашество. Сейчас ему 83 года, монастырь для него – единственный дом. До недавнего времени он каждый день ходил на службу в храм, несмотря на болезни и слабость, не пропустил ни дня. Теперь совершает молитву в келье.

«Совсем недавно к нам пришёл послушник, мужчина 25 лет, – рассказывает отец Никодим. – Как мне кажется, он в поисках своего духовного пути. Ещё не определился, но его тянет к церкви. Думает в семинарию поступать. Сейчас в храме трудится, учится читать молитву. Жизнь в уединённом месте помогает найти смысл жизни, подумать вдали от мирской суеты. А время всё расставляет на свои места».

Среди послушников монастыря есть двое мужчин, воевавших в ополчении на Украине.

«Мужики, которые с автоматом в руках воевали, трудятся, как и вся братия, совершают послушание, – делится иеромонах. – Может, это и временно, но уже три месяца они живут у нас и ведут традиционный для монастыря образ жизни. Ребята эти православные, наши. А с Украины они или из России – нам неважно. Из их рассказа я понял, что они не видят смысла жизни в своей стране. А если у человека ничего нет, куда ему идти? Когда ничего нет, остаётся только вера. Нужно пожить, помолиться, потрудиться, подумать, отдохнуть душой от мира».

– Вы видите по человеку, зачем он сюда пришёл? Есть ли какие-то критерии отбора? – спрашиваю отца Никодима.

– Человека видно сразу, – отвечает батюшка. – Как он себя ведёт, как общается, как относится к богослужению, к послушанию… По моему мнению, человека очень сильно характеризует его отношение к храму. Если он любит храм, значит, любит Господа. Бывает и такое, что человек приходит и сам не понимает зачем. Поживёт, себя увидит. На самом деле это ведь очень тяжело. Мы приходим из мира, иногда покалеченные, пройдя через мирскую грязь и соблазны. Чтобы это всё ушло, нужен ежедневный кропотливый духовный труд над собой, глубокое покаяние. Если человек ищет ответ в себе, он его обязательно находит.

Уйти, чтобы вернуться

– Бывало ли такое, что человек пришёл к вам, пожил в монастыре, увидел себя, а потом решил вернуться к мирской жизни и не смог там жить с новым собой? – этот вопрос заставляет собеседника задуматься. Мне кажется, здесь из размышлений легко уйти в осуждение. Я с особым вниманием слушаю ответ священника.

– Часто так бывает, – отвечает отец Никодим. – Мы все на пути к Богу. Кто-то находит эту дорогу сразу, кто-то, к сожалению, удаляется от неё нехотя или специально. Мы все грешные люди, и нам свойственно ошибаться, оступаться. Бывает, приходят в монастырь и, вкусив духовной жизни, не выдерживают, уходят. А в миру себя чувствуют как рыба без воды, чего-то не хватает, тянет обратно. Это как в притче о блудном сыне. Важно вернуться. Важно не отойти от Бога. Жизнь ведь непростая. Иногда сам в себе не разберёшься. Святые отцы говорили: познай себя, и ты познаешь Бога. Прежде чем разбираться в других, надо разобраться в себе.

– Как вы думаете, от чего труднее отказаться: от семьи, карьеры, развлечений, удобств и комфорта мирской жизни?

– Знаете, можно ведь в миру жить и спастись, а можно и в монастыре погибнуть, – считает священник. – Почему так говорится? Да потому, что важно быть на своём месте. Это как с ножом. Им и человека убить можно, и хлеб порезать. Так и со многими другими вещами: телевизором, Интернетом. Главное – использовать в благих целях, а не во вред. В монастырь приходят, когда Бога любят, и поэтому отказываться ни от чего нетрудно. С Божьей помощью всё получается.

  • Исполняющий обязанности наместника Свято-Троицкого Холковского мужского монастыря иеромонах Никодим (Мирошниченко).

  • Портрет духовного наставника отца Никодима – схиархимандрита Зосимы.

Путь к вере

Отец Никодим родился в городе Лисичанске Луганской области. В том образе жизни, который сопутствовал его детству и юношеству, он не видел смысла. В 1990-е годы на улицах провинциальных городов царила разруха, молодёжь дралась, пьянствовала, принимала наркотики. Становиться частью такой жизни отцу Никодиму не хотелось. Пока он искал свой истинный путь, успел отучиться в местном техникуме на электромонтёра, а потом уехал в Белгород поступать в духовную семинарию.

«Мой отец – офицер, – рассказывает отец Никодим, – работал в советские времена в украинской милиции. Но, несмотря на то что был коммунистом, посещал храм. Даже священника привозил в горотдел милиции, чтоб освятить изолятор. Не боялся. Я мог бы продолжить его труд, но не видел для себя смысла заниматься светскими делами. Однажды понял, что храм – это мой дом, всегда чувствовал что-то родное, находясь в нём. Уже где-то лет в 15–16 у меня появилось ясное желание посвятить свою жизнь церкви, получить духовное образование, принять священный сан и служить Богу».

Как только наступало время каникул в техникуме, отец Никодим ехал по святым местам. Он с теплотой вспоминает, как подходил к отцу и говорил: «Пап, я хочу поехать в монастырь пожить недельки три», – и отец благословлял сына на поездку. Его первым духовным пристанищем была Святогорская лавра, там прошла первая в жизни исповедь.

«Когда приехал туда лет в 15, смотрю, идёт молодой монах, – припоминает отец Никодим. – Я тогда задумался о том, что его заставило прийти в монастырь, почему он здесь. Начал интересоваться, изучать жития святых отцов, почему они уходили, в чём видели смысл. Монахи – это же воины Христовы. Они должны мужественно бороться с невыявленным злом, с грехом, живущим вокруг и в себе самом, чтобы победить его, очистить своё сердце. Думаю, это всё идёт от Бога. Никто не может прийти к Нему, если Он сам не позовёт. Важно услышать этот призыв в своей душе, откликнуться на него, взять свой крест и идти за ним. В молодые годы меня больше всего поразило, что эти люди такие мужественные, оставляли всё и шли за Богом».

В жизни отца Никодима сыграл огромную роль его духовный наставник – схиархимандрит Зосима (Сокур). Сейчас его уже нет в живых. Он был настоятелем в Свято-Успенском Николо-Васильевском монастыре. Посещение святых мест, общение со старцем, духовное влияние открыло для ищущего свой путь парня картину его новой жизни.

«Когда я общался с отцом Зосимой, – вспоминает иеромонах, – то ощущал близость Бога. По-настоящему чувствовал Его присутствие. Батюшке я обязан всем, он и отец, и мать для меня».

В 1997 году отец Никодим приехал в Белгород и поступил в духовную семинарию. Через пять лет закончил обучение. Первым местом его служения стал Свято-Троицкий Холковский монастырь. Здесь он был благочинным в течение восьми лет. По сути, отец Никодим руководил монастырём, должности наместника тогда не было. С 2010 по 2014 год священник занимался возрождением приходских храмов, был в миссионерской командировке, служил в Валуйках и Старом Осколе. Чуть меньше года назад отец Никодим вернулся в Холковский монастырь. Сейчас он по благословению митрополита Иоанна исполняет обязанности наместника. Указа об утверждении в должности пока нет, его выдаёт Священный синод в Москве.

Духовная семья

Человек, решивший принять монашество, отказывается от семьи. Обет безбрачия является обязательным наряду с послушанием (отказ от своеволия) и нестяжанием (отказ от личной собственности). В юности у отца Никодима была возможность жениться и создать свою семью.

«Я очень хорошо отношусь к семье, – говорит священник. – Это святой союз двух людей, но это выбор каждого человека. Для себя я понял, что мне, наверное, лучше быть одному. Кстати, отец Зосима жениться меня не благословил. Помню, как пришёл к нему ещё мирским человеком за советом. Мне было тогда 18 лет, в армию собирался и жениться. Я только хотел задать ему этот вопрос, а он сам на него ответил. Так и сказал: «Жениться тебя не благословляю!» Значит, Господу виднее. Не могу сказать, хороший из меня получился руководитель или плохой, но ясно вижу, что в монастыре я нужен. Я люблю монастырь. Мне радостно, когда к нам едут паломники, когда мы можем их покормить, когда есть люди в храме. Понимаете? Не просто мы ушли от всех и сидим здесь взаперти, а служим людям, делаем для них добро. Это великое счастье и благо».

Отец Никодим считает, что родить ребёнка можно не только физически. Есть понятие духовного рождения.

«Многие прихожане и паломники благодарны за своё духовное рождение, – поясняет батюшка. – Священник крестит маленьких детей, духовно их рождает, а взрослых людей каким-то примером, советом, наставлением, добрым делом возрождает для Бога. Мы тоже, когда приходили к Богу, видели таких людей, которые нам помогали. Что нас в них поражало? Прежде всего безграничная любовь, когда люди исцелялись от пьянства, наркомании, уходили от развратного образа жизни, возвращались в семьи. Я как священник вижу во всём этом большой смысл жизни. Чтобы жить и нести людям пользу. Насколько это у нас получается, Господу нашему судить. Я буду стараться».

Без колебаний

– Вы допускаете возможность того, что Бога нет?

– Нет. Господь всегда рядом с нами, это мы бываем от Него далеко.

– Вам бывает страшно?

– Страшно?! Нет.

– Вы когда-нибудь сомневались в своём решении уйти в монастырь?

– Нет.

Я специально делаю паузу и делаю вид, что рассматриваю что-то на столе. Может, всплывёт в памяти момент, когда сильно захотелось к родителям или одолела усталость от суровой уединённой жизни, и отец Никодим поделится своими сомнениями. Наконец поднимаю глаза на собеседника и слышу: «Задавайте следующий вопрос. Я не сомневался».



Справка. 14 октября 1990 года в праздник Покрова Богородицы в селе Холки Чернянского района открыли для посещения Свято-Троицкий мужской пещерный монастырь – филиал Чернянского краеведческого музея. Пещеры монастыря находятся на террасе одного из меловых холмов, входящих в состав небольшого хребта, который некогда называли Жестовыми горами. По преданию, монастырь располагается на том месте, где произошла встреча князя Игоря Святославича и его брата Всеволода перед их походом на половцев в 1185 году. Комплекс монастыря включает жилые помещения, храм Донской иконы Пресвятой Богородицы, Владимировскую часовню, надвратный храм (у входа в пещеры) преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских, памятник великому князю киевскому Святославу Храброму, Свято-Троицкий храм, расположенный в меловых пещерах.


для комментариев используется HyperComments