05.12.2016, Понедельник 05:29
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
12 февраля 2015 г. 17:46:17

Белгородский дирижёр, ставший лауреатом премии «События и персоны года», ответил на вопросы обозревателя «Белгородских известий»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Рашит Нигаматуллин: Я привык идти в неизвестность, туда, где мне страшно
Рашит Нигаматуллин. Фото Вадима Заблоцкого

Об отношении белгородского дирижёра к полученному званию и о том, чем заняты сейчас его мысли, обозреватель «Белгородских известий» Катерина Шаронова поговорила с заслуженным деятелем искусств Украины Рашитом Нигаматуллиным.

20 лет назад национальная газета «Музыкальное обозрение» учредила «События и персоны года» – единственную в России профессиональную премию в области академической музыки. По итогам 2014-го персоной года объявлен Рашит Нигаматуллин, художественный руководитель и главный дирижёр симфонического оркестра Белгородской государственной филармонии.

2014-й для белгородского оркестра и Рашита Нигаматуллина  выдался особенным. В этот год коллектив отметил своё 20-летие, а его мастер – свои 55-летие и четверть века с момента начала творческой деятельности.

Оркестранты успешно воплотили сложные музыкальные премьеры и выступили на лучших сценах России – Капелле имени Глинки в Санкт-Петербурге и Концертном зале имени П. И. Чайковского в Москве. А за два года до того участвовали в престижных II Симфоническом форуме России в Екатеринбурге и XXXIV Международном фестивале современной музыки «Московская осень».

– Рашит Дихангреевич, если учесть все ваши достижения, становится совершенно понятно, почему вы получили звание «Персона года». Находясь на таком высоком уровне, какой цели теперь вы подчините оркестр?

– Во-первых, тот профессиональный уровень, на котором мы находимся, должен постоянно поддерживаться. Задача сложная, но другого пути у нас нет. Всякий раз я должен добиваться качественных результатов. Каждая репетиция – самая главная репетиция. Каждый концерт – самый главный концерт. Проходных нет. Есть важные и наиважнейшие. Нет простых программ. Этим обусловлены все наши успехи. Я  максималист, хочу, чтобы всегда наш слушатель испытывал потрясение. Ради этого работаю и не хотел бы, чтобы наши усилия уходили в песок.

Что касается перспектив оркестра, мне остро хочется показать оркестр на европейском уровне и посмотреть, что из этого получится. Но есть сложность: как обеспечить этот выезд? Надеюсь, что руководство и филармонии, и области будут содействовать в этом. Без них никуда.

Фото Юрия Бограда

– Из статьи «Музыкального обозрения» следует, что главная причина вашего успеха – «сильный и конкурентоспособный» симфонический оркестр, который вы создали при поддержке референта губернатора области по культуре Ивана Григорьевича Трунова (худрук БГФ до 2013-го – прим. авт.) и главы региона Евгения Савченко. Создали вопреки обстоятельствам – отсутствию музыкального вуза, традиций академического музыкального искусства в Белгороде.

–  Безусловно, звание «Персона года» распространяется на весь коллектив. Без оркестра дирижёр не состоятелен. Без оркестрантов у него нет возможности воплощать свои идеи. Но процесс этот крайне сложный, я бы даже сказал кровавый, часто сопряжён с преодолением, поскольку у многих музыкантов уже сложившееся мировоззрение, есть определённый стереотип, приходится убеждать их в том, что моя точка зрения интересна. Нужно приложить все усилия, чтобы они пошли за мной, чтобы вместе мы преодолевали сложности. И чтобы в итоге моё слышание совпало с реальным звучанием.

– Мы как-то говорили с вами о том, что крупный мастер творит, потому что не творить не может, что в последнюю очередь он задумывается о наградах и званиях. Тем не менее они его сопровождают.

– Для любого художника крайне важен факт признания. Художник – тот, кто идёт вопреки. Он часто один против общего непонимания, несовпадения. Линия его судьбы очень тяжёлая. Не каждому это по плечу. Но Господь распоряжается именно таким образом, что возлагает эти обязанности на конкретного человека. И тут хочешь или нет, надо везти воз. И только это и важно для меня – исполнить свою миссию. Вот почему время от времени очень важно услышать слова одобрения – они как бы подтверждают верность избранного пути. Только с этой точки зрения для меня это важно. А так я, к счастью, избавился от любви себя в искусстве и сейчас наслаждаюсь тем, что люблю искусство в себе. И мне очень любопытно наблюдать за этим творческим процессом, поскольку я обнаруживаю оригинальные мысли по поводу практически всех сочинений и мне любопытно реализовать с оркестром то, что у меня рождается в одиночестве.

Владимир Марков, программный редактор радиостанции «Мир Белогорья»:

– Есть ли звания и награды в вашей творческой биографии, которые вам особенно дороги?

– Победа на I Национальном конкурсе дирижёров имени Стефана Турчака (Киев, Украина). Это было в 1994-м (тогда Нигаматуллин был главным дирижёром симфонического оркестра Луганской областной филармонии – прим. авт.). Я получил и первое место, и специальные призы. Тогда это был для меня важный этап.

Рашит Нигаматуллин.
Рашит Нигаматуллин.
Фото Юрия Бограда

– Чем сейчас заняты ваши мысли?

– Сейчас я работаю над Первой симфонией и Концертом для скрипки с оркестром финского композитора Яна Сибелиуса (концерт посвящён 150-летию Сибелиуса и прозвучит в рамках фестиваля «Мастера искусств XXI века» 20 февраля – прим. авт.). У меня и по этому поводу есть абсолютно своё видение, которое не совпадает ни с чем ранее записанным. Я уже репетировал с оркестром и реализовал на 80 % то, что слушатель услышит на премьере. Должно быть интересно. И скрипичный концерт я слышу не так, как он обычно звучит. Но здесь многое будет зависеть от восприимчивости и умения солиста (солирует московский скрипач – лауреат международных конкурсов Родион Замуруев – прим. авт.).

– В последние годы музыкальный мир Европы и США всё чаще обращается к произведениям Рихарда Вагнера. Думаю, это связано не только с его минувшим 200-летним юбилеем (в 2013-м), но и тем, что он как композитор национального превосходства хорошо коррелирует с сегодняшней мировой ситуацией. Всегда хотела узнать ваши мысли по поводу противоречивой фигуры Вагнера и его партитур. И влияет ли на ваш выбор, что исполнить, политическая и социокультурная ситуация?

– Политическая ситуация в любом случае влияет – жить в обществе и быть свободным от него, как известно, нельзя. Другое дело, что выразить своё отношение к сложившейся ситуации можно абсолютно в любом сочинении. Что касается Вагнера, к сожалению, я не так много его играл. Композитор тяжёлый, сложный. Требует крепких музыкантов-духовиков и большого состава оркестра. А наш сложившийся в количественном смысле состав – дело буквально последних лет. И мы используем его для исполнения глобальных полотен Густава Малера (премьеру Седьмой симфонии Малера исполнят весной и посвятят 155-летию великого австрийского мастера – прим. авт.). Малер мне ближе Вагнера, потому что в его сочинениях много различного рода мыслей, совпадающих с моим ощущением. Он более разнообразен, более открыт, нервозен и силён по воздействию. Мне сложно сказать по поводу Вагнера в целом, но кое-что, конечно, мы исполняли. Однако я не могу назвать этот вариант удачным. Видимо, поэтому в скором времени нам захочется исправить положение. Я привык идти в неизвестность, туда, где мне страшно. Это держит в тонусе и ведёт к развитию.

Напомним, что в начале 2011-го «Музыкальное обозрение» назвало событием года открытие реконструированного здания Белгородской государственной филармонии, а персонами – Евгения Савченко и Ивана Трунова.


для комментариев используется HyperComments