• 65,75 ↓
  • 76,05 ↓
  • 2,35 ↓
1 февраля 2018 г. 10:42:27

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Радостно встретили нас жители… Красное знамя в родном Старом Осколе водрузил красноармеец Василий Овсянников
Семья Овсянниковых

75 лет назад Красная армия освободила Старый Оскол от гитлеровских оккупантов. Утром 5 февраля 1943 года над зданием почты появилось красное знамя. Символ победы в самой высокой тогда точке родного города установил староосколец Василий Овсянников.

Встреча после боя

В армию Василия Овсянникова призвали в начале марта 1942 года. А в июле его родной город Старый Оскол захватили немцы.

«Как отец уходил на фронт, не помню, мне было чуть больше года, – говорит Владимир – сын Василия Антоновича».

Семья жила тогда на улице Урицкого, в двухэтажном доме. Старший брат Борис до войны поступил в училище ВВС в Курске. С началом войны училище эвакуировали на Урал.

Из того времени Владимир помнит лишь несколько эпизодов. Как‑то в квартиру ввалились несколько немцев, увидели брата, 14-летнего Генку, и сказали, что забирают его на работу в Германию. Мама, Ольга Дмитриевна, расплакалась:

«Киндер болен и не сможет быть полезен…»

Фрицы повернулись и ушли.

В конце января 1943 года советские войска стали освобождать ближайшие сёла. Спасаясь от обстрелов, мать и сыновья прятались в подвале дома. Здесь собралось много народу, и, хотя в углу горела керосиновая лампа, было темно и холодно. Вова отморозил себе руки.

А вскоре встретил отца:

«Возле ворот увидел солдата, его лицо до самых глаз было закутано какой‑то коричневой тряпкой. Он сразу узнал меня и спросил, где мать. Я ответил, что дома. И мы пошли к маме».

Это было, как он позже понял, 5 февраля 1943 года.

Снаряд не разорвался

Родился Василий Овсянников в деревне Сухоребрик Курской области в 1897 году. Окончил землеустроительный техникум, работал учителем математики в Казацкой школе, оттуда и ушёл на фронт. Служил в топографическом отделе штаба 69-й армии. Вёл дневник, где есть страницы о боях за родной город:

«С 31 января стрелковые полки и артиллерия вели ожесточённые бои с немцами. Узнав, что моя семья в Старом Осколе, офицер дивизионной артиллерии старший лейтенант Рудняк развернул карту и спросил меня: В каком месте города квартира вашей семьи?»

Я показал. Рудняк ткнул пальцем в карту, указал огневые позиции противника, сосредоточенные в центре города по склонам, пояснил: «Вашу семью не зацепили».

Выписка из приказа
Выписка из приказа

Хотя, как рассказал Владимир Васильевич, в стену их дома попал снаряд, но не разорвался. Дыру заделали красным кирпичом.

«Ночь на 4 февраля, – пишет фронтовик, – прошла спокойно. Командиры собрали оставшихся в живых после боёв красноармейцев. Покушали, отдохнули, отправились на исходные рубежи под деревню Федосеевку. Бойцы разместились в двух окраинных хатах в Каплино. Утром группа стрелков пошла в наступление. Под прикрытием пулемётов одна часть фашис­тов начала постепенно покидать Федосеевку и отходить на Старый Оскол, другая сдалась в плен. Усталых, не желающих воевать румын и мадьяр немцы не могли заставить продолжать сопротивление, они бросили оружие и с поднятыми вверх руками стояли возле домов. Вражеская группировка была разгромлена, село Каплино очищено от оккупантов».

Заняли город

Далее Овсянников пишет, что немцы, отступившие после боёв под Воронежем, пошли на соединение с гарнизоном Старого Оскола. Вражеские «миномёты и орудия открыли ураганный огонь по позициям. Наши боевые части два раза отходили, а затем снова атаковали противника. В боях 4 февраля уничтожено 300 подвод противника с боеприпасами и батальон пехоты. В плен захвачено много немцев. Лишь незначительной группе оставшихся в живых фашистов под покровом ночи удалось добрести до засевшего в городе гарнизона. Сопротивление противника было сломлено».

События, происходившие в боях за город, описаны довольно подробно: работая в штабе, Овсянников получал подробную информацию.

«5 февраля, – пишет он, – не возобновляя боя, ещё перед рассветом немцы оставили Старый Оскол и отошли в западном направлении, оставив прикрытие. В темноте ещё слышались отдельные выстрелы, трескотня автоматов и стук пулемётов. Мы приближались к городу. В 7 часов утра заняли город, выставив боевое охранение на западной окраине. Радостно встретили нас жители. На площади собрали митинг. Я повстречался с малолетним сыном. А на другой день мы продолжили поход на Белгород».

«Отец был очень скромным человеком. Ему как хорошо знавшему город, видимо, доверили показать дорогу и укрепить флаг на здании почты. Он говорил, не рейхстаг же взяли, что об этом вспоминать, – объяснил сын, почему в заметках отца отсутствует этот эпизод».

Бывшее здание почты в Старом Осколе
Бывшее здание почты в Старом Осколе

Боевые 200 рублей

Первую награду Василий Овсянников получил 29 декабря 1943 года. Приказ по штабу 69-й армии:

«За образцовое выполнение своих обязанностей по обеспечению боевых задач в борьбе с немецкими захватчиками наградить красноармейца Овсянникова Василия Антоновича 200 руб.».

И подпись: начальник штаба генерал-майор Ильиных.

В августе 1944-го Овсянников, уже сержант, получает медаль «За боевые заслуги». В приказе записано:

«По образованию инженер-геодезист используется на должности картографа. В походной жизни вынос­лив. В наступлении работает почти сутками. В деле снабжения войск картами проводит большую работу».

Орден Красной Звезды «за большое старание в деле обеспечения войск картами» старшему сержанту вручают 27 мая 1945 года. Второй Красной Звездой был награждён 2 июня 1945-го:

«За время нахождения в обороне, – говорится в приказе, – и в период операции по прорыву укреплённого рубежа р. Одер и ликвидации группы немецких войск юго-восточнее Берлина провёл весьма большую работу по снабжению войск картами».

Лучшее лакомство

После войны Василий Овсянников работал техником в Старо­оскольском лесхозе и одновременно учился в пединституте. Преподавал геодезию и математику в училище мелиораторов, физику в школе. Учительницей была и его жена Ольга Дмитриевна.

«Мы переехали к бабушке в маленький дом. Там была одна комната и кухня, удобств никаких. Жили трудно, голодно было. Особенно в 1947-м. Папа тяжело заболел, чуть не умер. Врачи его выходили, – вспоминает сын. – Брат Гена тогда шофёром работал, им хлеб выдавали, а он его мне приносил. Маленький кусочек. Лучшее лакомство!»

Квартиру семья так и не получила.

«До смерти мама с отцом прожили в старом доме. За себя никогда не просил. Говорил: «Вон, сколько с фронта пришло покалеченных, где ж всем жилья взять?». Ведь в городе тогда ничего почти не строили», – рассказывает Владимир Васильевич.

За его отца пытался хлопотать генерал-майор запаса Михаил Арутюнов, который при освобож­дении Старого Оскола командовал 516 полком 107-й стрелковой дивизии.

«Но ничего не вышло. Отец умер в 1976 году, мама пережила его на четыре года», – продолжает Овсянников.

Владимир Васильевич после школы окончил военное училище в Тамбове. Служил в Германии, Венгрии, Забайкалье, Сумгаите в ракетных войсках стратегического назначения. В 1988 году вернулся в Старый Оскол.


для комментариев используется HyperComments