04.12.2016, Воскресенье 19:26
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
5 октября 2016 г. 15:54:23

Вернувшись из добровольной сибирской «ссылки», Виктор Сергеев стал лидером атак «Энергомаша»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Ради игры – хоть в Сибирь!
Фото Юрия Бограда

В первый октябрьский день настроение у всей команды накануне тренировки было благостное. После разгрома пензенского «Зенита» (5:1) руководство расщедрилось аж на четыре выходных, что особенно порадовало старооскольцев. Не каждый свободный день они имеют силы и желание провести за рулём или в качестве пассажира несколько часов туда-обратно.

Подозреваю, что Виктор Сергеев (на фото справа) ехал в Старый Оскол с особым удовольствием: не так давно он сменил «десятку» на трёхлетний «фольксваген-поло». Кто‑то скажет: не самая престижная модель. Но не будем забывать, что зарплаты во втором дивизионе скромные, а водителю всего 23 года.

По возвращении небесная канцелярия запустила бабье лето. Беседовали мы на лавочках возле стадионного табло, а Виктор пришёл в футболке и шортах, даже не утеплившись олимпийкой. Впрочем, это не удивило: парень до перехода в «Энергомаш» три сезона провёл в «Сибири-2».

— Виктор, каким ветром коренного старооскольца занесло в Сибирь?

— Обычным футбольным. Хотелось играть, а не сидеть на лавке. В 17 лет в нашем областном чемпионате попался на глаза селекционеру московского «Динамо», неделю просматривался в динамовской молодёжке. Но травмировал стопу и в итоге отправился в Воронеж, в «Факел-М», хотя и тренировался с первой командой. Потом была сделана ставка на местных. Тогда у меня был агент, он и «сосватал» в «Сибирь-2». Хотя был предварительный разговор в Старом Осколе, но оттуда почему‑то потом не позвонили.

— И какой он, северный футбол?

— Новосибирск – не за полярным кругом, и погода там летом почти такая же, как здесь. Другой разговор, что народ предпочитает хоккейную «Сибирь», а мы во второй лиге не были избалованы зрительским интересом. Тем более что болтались в нижней половине турнирной таблицы. Команд в зоне было всего десять, играли в три круга, 27 туров – почти как сейчас в «Центре». В непогоду тренировались в манеже.

— Наверное, и забивать в более слабой команде посложнее? Тем более 20-летнему?

— Особо гордиться нечем. В третьем сезоне забил 8 мячей и стал лучшим бомбардиром команды. Но настоящий футбол на вкус попробовал, когда за «Сибирь» выпустили в кубковом матче с «Уралом».

— А потом тебя вычислили по Интернету наши селекционеры и позвали домой?

— Пока был в отпуске, участвовал в зимнем турнире по мини-футболу и попался на глаза нашему клубному директору Александру Михайловичу Кокореву. Хорошо, что он меня позвал в Белгород.

— Среди «силовых» форвардов ты был третьим. Первыми были Денис Дёгтев и Дмитрий Бурмистров. Как удалось выйти из тени?

— Да обычно. Тренировался, старался отработать на все сто, когда выходил на замену. Постепенно тренеры стали больше доверять.

— Почему не бьёшь пенальти? Рокового промаха с точки не было в карьере?

— Если надо – найдём! В 14 лет в шведском Гётеборге наша оскольская «Смена» била серию пенальти – и я махнул рядом со штангой…

— Часом слеза не навернулась?

— Зачем? Серию‑то мы всё равно выиграли, а в турнире третьими финишировали.

— А кто тебя в юные годы вообще в футбол привёл?

— Главная роль – дедушки, Скокова Станислава Серге­евича. Он за область правым защитником играл. Мы жили возле стадиона «Локомотив», вот там он с нами, пацанами, и возился, учил технике, даже участвовал в наших матчах. Мой младший брат, дедушкин тёзка, тоже занимается сейчас. Только он центральный полузащитник, на девять лет меня младше. Вот подрастёт во всех смыслах…

— Вернёмся к твоим сентябрьским успехам. Хет-трик в Рязани – первый в профессиональной карьере?

— Да, в «Сибири-2» помню только дубль.

Фото Юрия Бограда

— А что это за история с твоими поклонами рязанским зрителям после третьего гола?

— На стадион пришло с полтыщи зрителей, самых, видать, горячих, заядлых и обиженных на свою команду. Заодно и нам досталось: с первых минут начали орать на всех непечатными словами.

— И тут ты забиваешь первый гол…

— Орать стали громче и на меня лично. Маты стали ещё жёстче, особенно когда я второй забил и в моменты, когда по ногам получал и ждал, лёжа на травке, помощи от врачей.

— И после третьего гола ты решил сыграть на опережение?

— Примерно так. Решил поставить их на место вежливостью: подбежал и несколько поклонов отбил.

— Поставил на место?

— Куда там! Услышал ещё больше и громче. Пожалуй, больше так делать не буду, а то на поле вообще ноги оторвут.

— Тебя и так бьют чаще других, потому что лезешь к воротам и сам не прочь продавить защиту или припомнить защитнику недавнюю обиду…

— Насчёт ворот не спорю, а вот насчёт мести – неправда. Просто так научен – ноги не убирать от мяча.

— Травм с такой манерой не опасаешься?

— Травму можно получить и на ровном месте, и просто неудачно приземлившись. Меня пока Бог миловал. Две недели на сборах из‑за голеностопа – мой максимум «прогулов».

— Что для тебя важно, кроме футбола? Что читаешь, смотришь? Жениться не собрался?

— Ничего экзотического. На первом месте – наша большая семья. Большой сбор трёх поколений не менее приятен, чем дружеские встречи.

— Как‑то у тебя всё слишком правильно. Байку или ужастик из биографии расскажешь?

— Всем интересных «анекдотов» не припомню. А небольшие кошмары были на Севере. То автобус три часа пытались из ямы командой толкать, то Як-40 ухал в такие воздушные ямы, что все креститься начинали.

— Непривычное для тебя поведение?

— Почему? Я знаю выражение «на фронте неверующих нет», люблю именно военные книги. Но это не тот случай: в церкви бываю регулярно.

— Со старшим поколением родни?

— Чаще с невестой.

— Значит, скоро может зазвучать вальс Мендельсона?

— Такое с каждым может случиться и в любой момент. Ничего не исключаю, но моя девушка закончила только четыре курса из шести, и мне от футбола пока рано отвлекаться всерьёз. Хотя живём мы вместе, и прочим старооскольским и белгородским девушкам просьба не беспокоиться.

— Виктор, я в тупике. Хоть чего‑нибудь тебе в жизни не хватает?

— Количества зрителей на трибунах. Никогда не забуду наш матч с «Уфой», пару своих промахов из неплохих позиций и как за нас болели. Понимаю, что большинство пришло смотреть Премьер-лигу, но очень хочется, чтобы и на нас хотя бы треть от тех девяти тысяч регулярно ходила. А лучше – половина. Хотя понимаю: это уже от нас зависит в первую очередь.


для комментариев используется HyperComments