• 57,65 ↓
  • 69,07 ↓
  • 2,20 ↓
29 марта 2017 г. 22:00:17

Работник по уходу за могилами провёл «БелПрессе» экскурсию по местам захоронений

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Прогулка среди могил. Что интересного можно увидеть и узнать на белгородских кладбищах
Аллея к храму Корсунской иконы Божией матери на Ячнево. Фото Владимира Юрченко

Если вы в Париже заглянете на Сент-Женевьев-де-Буа, чтобы положить цветы на могилу Ивана Бунина или увидеть, где покоится сын Колчака, окружающие отнесутся к этому спокойно. Но скажите, что в прошлые выходные гуляли по Ячнево – и на вас посмотрят с непониманием.

Прогулки по городским кладбищам могут быть интересными – надо только помнить о соответствующем поведении и относиться к могилам бережно.

Необычное увлечение

Нашим попутчиком на Ячнево стал белгородец Алексей Бондарев. В общем‑то, он нас сюда и позвал. Несколько лет назад в поисках работы, где была бы минимальная конкуренция или вообще её не было, Алексей решил заняться уходом за могилами.

На эту услугу есть спрос. Бывает так, что люди по состоянию здоровья уже не в силах ухаживать за местом, где покоятся их близкие, или же переехали, но не равнодушны к могилам родных. Тогда они обращаются за помощью.

Постепенно Алексей стал интересоваться кладбищами, тем, как они устроены, кто на них покоится. Теперь, когда бывает в других городах, обязательно посещает некрополи там, собирает фотографии интересных надгробий. А ещё он водит горожан на экскурсии, делится интересными фактами и показывает могилы выдающихся белгородцев.

 

 

Как рассказал Алексей, есть люди, которые любят находиться на кладбищах и чувствуют себя там спокойно и комфортно. Их называют тафофилами. К ним причисляет себя и популярный писатель Борис Акунин.

«Акунин делает разграничение, говоря о том, что есть свежие могилы, от которых веет смертью: они не влекут человека, а наоборот его отталкивают. Интересно и спокойно людям на кладбищах закрытых, старых», – отметил Алексей.

Ячнево относится как раз к таким. Его закрыли, и сейчас тут хоронят только рядом с семейными могилами.

Интересные памятники и жуткие традиции

На Новый год на кладбищах города нередко появляются ёлочные игрушки. Такая традиция есть не во всех регионах России, но в Белгороде прижилась.

 

Фото Владимира Юрченко

 

Если говорить о надгробиях и могильных плитах, то на наших кладбищах не встретишь такого разнообразия, как на столичных некрополях. Но всё‑таки кое‑что интересное и необычное есть. Так, например, надгробие на могиле Евгения Сарычева сделано в форме сердца. Евгений Николаевич стал первым в области врачом функциональной диагностики, работал ревматологом, а потом нефрологом. Выделяется огромный надгробный комплекс на могиле Владимира Рязанова – заслуженного машиностроителя, основателя завода «Белагромаш-Сервис».

 

  • Могила Евгения Сарычева.

  • Могила основателя завода «Белагромаш-Сервис» Владимира Рязанова.

На любом кладбище привлекают к себе внимание цыганские могилы. На роскошных надгробиях – портреты в полный рост, а на могилу кладётся бетонная плита и заливается бетонным раствором. У цыган принято хоронить умершего с его вещами – считается, что они пригодятся ему в загробном мире. Нередко под землёй выстраивают целые комнаты с мебелью, и бетон защищает от расхитителей.

Это далеко не самое странное в мире из того, что связано с похоронными традициями.

«На Мадагаскаре, например, люди верят в загробную жизнь, и если покойник начинает сниться родственникам и жаловаться – то считается, что ему плохо в загробном мире, надо его развеселить. Родные выкапывают останки, переодевают покойного и просят принять участие в пиршестве, – рассказывает экскурсовод. – Государство признало обряд антисанитарным, стало брать деньги за его проведение. Сумма доходит до тысячи долларов. Но желающих не убавилось».

Фото Владимира Юрченко

История старая

Но вернёмся к Белгороду. Кладбище называют архивом под открытым небом. Тут история нашего города, нашей страны вырастает из каменных плит и встаёт перед глазами.

Рядом с храмом Корсунской иконы Божией матери покоится протоиерей Николай Кобец. Он был председателем Духовного собора и духовником Белгородской и Старооскольской епархии. В советское время нёс людям слово Божье, успев послужить в нескольких храмах области.

На надгробии Петра Афанасьевича Трайнина надпись: «Герой Советского Союза, Герой Социалистического Труда». Что скрывается за этими строчками? А то, что Пётр Афанасьевич стал вторым (после Сталина) человеком в стране, отмеченным этими двумя высшими степенями отличия в СССР. Всего же таких людей было 11. Трайнин участвовал в битве за Москву, освобождал Тулу, Калугу, Воронеж, Белгород, Киев, брал Прагу и Берлин. Дал отпор врагу в ожесточённом бою в Киевской области, оставшись единственным живым членом танкового экипажа. А звание Героя Соцтруда он завоевал после войны, работая в одном из совхозов Узбекистана.

На Ячнево покоится и Герой Советского Союза Пётр Гостищев. В феврале 1945-го под Кёнигсбергом он, командир орудия, остался один на один с двумя самоходками. Пётр Максимович подбил одну, вторая повернула назад. Однако сам сержант получил тяжёлое ранение. Ещё полчаса ему пришлось отражать вражеские атаки, за это время он уничтожил 30 немецких солдат и офицеров.

Покоятся на кладбище и другие солдаты Великой Отечественной войны. Только одни могилы ухожены, к ним постоянно приносят цветы, а другие совсем заброшены: заросли травой, разрушились памятники, стёрлись имена. И восстановить их уже практически невозможно.

  • Здесь похоронены Николай и Михаил Кобец.

  • Могила Петра Трайнина.

  • Могила Героя Соцтруда Ивана Руденко.

История новая

Ячнево хранит память о легендарном тренере Борисе Пилкине, воспитавшем олимпийскую чемпионку по спортивной гимнастике Светлану Хоркину. Здесь же похоронен известный исполнитель шансона Андрей Зарянский (Заря) и десятки других талантливых людей. Белеет крест на могиле выдающегося художника-графика Станислава Косенкова. С ней связана варварская история. Раньше здесь стоял другой крест, бронзовый. Его сделал скульптор Анатолий Шишков. Но спустя время памятник, оценённый в полмиллиона рублей, украли. Шишков сделал новый монумент, который теперь стоит на могиле его друга. После этого случая на Ячнево появилось видеонаблюдение.

Конечно, кладбище – это всегда и скопление трагических случайностей, рокового стечения обстоятельств. Большая скульптурная композиция венчает могилы белгородцев, ставших жертвами теракта 13 сентября 1999 года. Взрыв жилого дома на Каширском шоссе в Москве унёс тогда жизни 124 человек.

Неподалёку можно увидеть могилу менеджера Оксаны Костенко. В 2002 году она летела на авиалайнере «Башкирских авиалиний», который столкнулся с грузовым «Боингом» в небе над Германией. Женщина сопровождала одарённых детей, которых за победы в олимпиадах поощрили поездкой в Испанию. На могиле – скульптурное изображение погибшей девушки: она приветливо раскрыла руки. Оксана любила детей, они в любой момент могли обратиться к ней за помощью и советом.

 

  • Могила Андрея Зарянского.

  • Здесь похоронены жертвы теракта 1999 года в Москве.

  • Крест на могиле Станислава Косенкова.

  • Могила Героя РФ Дениса Зуева.

Здесь же похоронен Герой Российской Федерации Денис Зуев. 21-летний сержант ВДВ прибыл в зону боевых действий на Северном Кавказе в 1999-м. 28 ноября тактическая группа, в которую входил Зуев, во время разведки попала под шквальный огонь. Сержант, прикрывая отход боевых товарищей, прополз во фланг противника и пошёл в атаку: уничтожил пулемётный расчёт, расстрелял несколько боевиков. В замешательстве они потеряли десантников из виду, но ранили, а затем убили Дениса. Сегодня его имя носит улица в Юго-Западном районе Белгорода, а бюст установлен на аллее Славы в парке Победы.

Разграблено, разрушено, возрождено

Ячнево открылось в 1967-м. Так что с дореволюционной историей Белгорода знакомиться идём на кладбище на улице Попова, расположенное рядом с Николо-Иоасафовским собором.

«Если посмотреть на планы Белгорода начала XX века, то мы увидим, что за северной окраиной города располагалось три кладбища. То, которое сегодня называется Старым, ещё в начале прошлого века имело совершенно противоположное название – Новое русское кладбище, а Старое русское кладбище с захоронениями XVIII века находилось выше нынешней улицы III Интернационала. С западной стороны от него, ближе к улице Танкиста Попова, располагалось еврейское кладбище, первое упоминание о котором относится к 1910 году», – писал в книге «Пройдёмся по старому Белгороду» краевед Александр Крупенков.

 

Старое русское кладбище уничтожили в 1920-х, еврейское – в 1950-х. Осталось то, которое прилегает к Николо-Иоасафовскому собору. Ныне его называют Старым кладбищем. Существует оно с первой половины 1770-х, и до 1967 года здесь похоронили около 75 тыс. человек. В советские годы кладбище пришло в запустение, ухаживать за ним должным образом перестали. В годы Великой Отечественной оккупанты вывезли отсюда немало старинных надгробий, имеющих культурную и историческую ценность. Грабили и разрушали и местные жители.

«Раньше на кладбище было много склепов – подземных сооружений, выложенных кирпичом, где в гробах, установленных на постаментах, покоились останки целых поколений известных белгородских династий. Над некоторыми склепами возвышались небольшие часовенки, от которых можно было спуститься в подземелье. В годы беспамятства и забвения своих предков большинство склепов было разрушено, захоронения в них разграблены, останки покойников выброшены из гробов, а сами склепы стали прибежищем бомжей, алкоголиков и наркоманов», – указывал Крупенков.

В XXI веке на кладбище удалось навести порядок. Правда, не все сочли благоустройство удачным, сетуя, что часть могил не сохранилась. Сейчас оно утопает в синеве пролесков. Немного пройдёшь вглубь – и шума автомобилей станет почти не слышно, тишину лишь изредка нарушат птичьи крики и взмахи крыльев.

Здесь сохранилось не так уж много дореволюционных надгробий и далеко не все из них расположены на месте соответствующих могил, потому что точно установить, где находились некоторые из них, уже невозможно. Здесь хоронили людей разных сословий: дворян, мещан, духовенство, военных, купцов, крестьян…

 

  • Надгробие могилы Николая Муханова.

  • Надгробие Каролины Гросхельм.

  • Надгробие в виде дерева с отрубленными ветвями.

  • Братская могила железнодорожников, погибших в 1943 году.

Среди тех, кто упокоился на этой территории, – Раевские, Шереметевы, Мачурины, Горленко, Чумичовы… Есть, например, надгробие Николая Евграфовича Муханова – представителя широко известного на Белгородчине и во всей России рода. В Весёлой Лопани находится усадьба Мухановых. Много также купеческих надгробий: Павла Бабенкова, Варвары Говоровой и некоторых других. Привлекает внимание и могильная плита Каролины и Жозефины Гросхельм, надпись на которой сделана на немецком языке.

Надгробные памятники в виде деревьев с отрубленными ветвями были распространены в конце XIX – начала XX века. На Старом кладбище таких несколько. Есть несколько версий, что означает этот символ: его связывают и с масонами, и с осиротевшими детьми, и предполагают, что у покойного не было наследников мужского пола или число срубленных ветвей равно числу членов семьи, ушедших в мир иной.

Захоронения продолжались и в советский период. А в 1943-м году здесь появилась братская могила железнодорожников, которые сгорели заживо при борьбе с пожаром на станции Белгород. Здесь же покоится и известный в Белгороде кинолог, капитан милиции Фёдор Хихлушка, погибший в 1966 году.


Всего в Белгороде сейчас насчитывается 12 кладбищ. Часть из них закрыты, на некоторых ещё хоронят рядом с семейными могилами. Новое, Юго-Западное, открылось несколько лет назад. Пройдёт время, и оно также станет не только местом скорби и горя, но и ещё одной каменной летописью города.


для комментариев используется HyperComments