• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
15 июля 2016 г. 17:25:43
БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Профессия: сталевар
Иллюстрация Любови Турбиной

Сегодня в гостях у «Профессии по пятницам» представитель рабочей элиты – лучший сталевар Белгородской области.


Давайте сперва проверим, сможете ли вы стать сталеваром.

 

О профессии рассказывает сталевар Оскольского электрометаллургического комбината Анатолий Миршавка:

«Элита – пафосное слово. Просто высококвалифицированные рабочие, так скажем. А лучший… Ну, я бы так не сказал: всё относительно. Проводился у нас в июне на комбинате конкурс профмастерства. Я не хотел участвовать, у нас есть ребята помоложе… Короче, я победил. В нашей компании металл варят на двух заводах – на ОЭМК и «Уральской стали» в Новотроицке. Прошёл корпоративный конкурс, я и там стал первым.

Я родом из Запорожья – края большой металлургии, но мои родители к ней отношения не имели. Мечтал стать художником, но в моём родном селе не было художественной школы. В результате пошёл в моряки. А после службы задумался: что делать? Мой дядька в Осколе жил, в карьере работал, он меня сюда и позвал: давай, говорит, здесь строится большой завод, квартиру, может, сразу получишь.

Приехал, устроился на ОЭМК, было это в 1982 году, попал на участок транспорта в цех металлизации. В электросталеплавильном цехе тогда стояли только колонны. Валерий Петрович Сидоров – знаменитый у нас человек, депутат, начальник этого цеха – позвал нас, говорит: вам интересно будет. И мы, несколько человек, перешли к нему. Начинал подручным. Сталеварами работали вызывники – опытные специалисты из Волгограда, Краматорска. Учили нас, с какой стороны к печи подойти. С 1997 года я работаю сталеваром.

Кто приходит к нам, даже с высшим образованием, начинают с подручного – третьего, второго, первого, и только потом, может, станут сталеварами. Отбор у нас такой.

Не все остаются, сколько людей перебывало – не хотят работать, не нравится: тяжело, жарко… У меня большое желание было здесь работать, и с тех пор ничего не изменилось.

Электродуговая печь – огромное сооружение, 6 м диаметром, по высоте – метров пятнадцать со всеми надстройками. И вот в этой «кастрюле» варится металл. Одна плавка длится чуть больше часа. За смену (12 часов) 8 плавок. За плавку варим 150 т металла. В цехе четыре печи, на каждой по четыре бригады, получается, постоянных сталеваров 16.

В смене работают сталевар и три-четыре подручных. Первый подручный – это первый помощник, который берёт пробы, занимается электродами, материалами, помогает сталевару во всём, может при необходимости его заменить. Зона ответственности второго – выпускное отверстие, он его закрывает, открывает, когда плавка заканчивается, а также следит за жёлобом. Третий выкатывает шлаковую чашу, на нём вся уборка и ещё готовит материалы для ремонта печи. Ещё есть мастер, один на две печи, он проводит все расчёты, выпускает металл после плавки, заполняет ковш.

Анатолий Миршавка.
Анатолий Миршавка.
Фото управления по коммуникациям ОЭМК

Пробы металла берут ложкой – это такой стальной прут с ручкой на конце, метра четыре, а на нём металлическая чашка, как поварёшка. Ею достают металл, наливают в пробницу и отправляют в лабораторию на химанализ. Металл потом отправляют на разливку заготовок, таких болванок 40 x 40 см. Дальше они поступают в прокатный цех.

«Стены» – это слово каждый день можно услышать: «Всё пропало, стен нет». Это значит, футеровка (защитный слой) изношена, надо ремонтировать. Состояние стен, пода печи, откосов сталевар каждый день, каждый час оценивает. Конструкция эта из кирпича. Кирпич специальный, огнеупорный – периклазографитовый называется. В процессе плавки он изнашивается. Есть места на печи, которые истончаются быстрее, поэтому их постоянно надо восстанавливать. А полностью электропечь останавливают на месячный ремонт после 450 плавок.

Весь груз ответственности лежит на сталеваре. Он отвечает за печь, постоянно у пульта. Бывают и ошибки, всё‑таки восемь плавок за смену, стараюсь эти ошибки свести к минимуму. Подручные больше работают физически, но физически работать легче. Да, самым сложным в работе сталевара я бы назвал ответственность.

Есть общие правила, технология. Сталевар обязан их выполнять, ну, бывает с нюансами. Словом, есть чёткий алгоритм действий, отсебятины нужно допускать как можно меньше – будет только лучше. Многими процессами непосредственно управляет компьютер.

А вообще, наше дело коллективное. Без бригады сталевар ничего не сделает. Бригада может быть плохой, хорошей, неудачной, могут быть лентяи. У меня сейчас хороший коллектив. Меня ребята, если надо, подменят, трудолюбивые, все обученные, знают свои обязанности, давно работают.

На рабочем месте пьём, конечно, много. Минералку, чай. У печи тоже не везде жарко. Жар пышет, когда заслонку открываешь. Хотя сейчас, в эти дни, конечно, жарко. А зимой в цехе прохладно, только возле печи тепло, все к ней жмутся.

У меня два сына, и они занимаются другим делом. По моим стопам не пошли. Если честно, я им не желал этого – это трудная профессия.

Чем нравится моя работа? Ну как нравится? Нравиться может картина, природа. Поздно уже что‑то менять. Художником хотел стать – не стал. А теперь я никем другим уже и не могу быть».

Записал Владимир Бабич


для комментариев используется HyperComments