• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
8 апреля 2016 г. 19:22:11
БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Профессия: часовщик
Иллюстрация Любови Турбиной

Люди, умеющие возвращать назад убежавшее время, – в сегодняшней «Профессии по пятницам».


Сперва, как всегда, небольшой экзамен на знание теории часового дела.

 

 


О тонкостях профессии рассказывает белгородский часовщик с 56-летним стажем Леонид Петров.

«Главные инструменты часового мастера – это его руки и голова. А ещё – добросовестное отношение к делу, большая усидчивость, терпение и умение общаться с людьми. Кому‑то цену ремонта снизил, кому‑то гарантию продлил… Клиент доволен и я тоже».

Зрение у мастера должно быть очень хорошим: часовщику приходится иметь дело с мелкими деталями.

Постоянно приходится учиться новому: принесли старые коллекционные часы – изволь починить, даже если никогда не имел дела с подобными. Разбери, аккуратно разложи детали на столе, внимательно их рассмотри. Ага, вот она, причина поломки! Продуть от пыли, отремонтировать, смазать и собрать. Идут? Тикают!

Часовое дело не терпит суеты:

«Я иногда рано утром в мастерскую прихожу, если ремонт не даётся. Надо всё в тишине и одиночестве обдумать. А порой и во сне решение приходит».

Самостоятельно ремонтировать часы Петров начал в 14 лет. А до этого он около года проучился у опытного белгородского часовщика в производственной артели «Новый путь», которая впоследствии стала комбинатом бытового обслуживания.

«Начинал с простого: с ремонта будильников. Потом стал ремонтировать часы посложнее: наручные, настенные, с боем, с кукушкой. Последние ремонтировать никогда не любил и не люблю: всё так ненадёжно сделано, на проволочках».

Леонид Львович охотно делится советами по выбору хороших часов:

«Часы лучше покупать в магазине, с гарантией. Из японских могу порекомендовать «Ориент» с автоподзаводом. Из швейцарских – Tissot, но они подороже».

По словам мастера, кварцевые часы надёжнее, пока батарейка исправно служит. А вот с механикой проблем больше: в них смазка застывает, надо промывать, заново смазывать – это уже считается сложным ремонтом.

Леонид Петров.
Леонид Петров.
Фото Владимира Юрченко

Дважды приходилось мастеру настраивать большие часы Преображенского собора:

«Сначала не понял, как же их завести. А там ручка такая большая, как у старых кассовых аппаратов. Вращаешь её – и часы оживают».

Около 25 лет занимался Леонид Львович гарантийным ремонтом часов, продававшихся в белгородских магазинах. Ежегодно ездил по разным часовым заводам, сдавал квалификационные экзамены.

«А этих экзаменов даже старые мастера боялись. Не сдашь – разряд понизится».

Сам он ныне является часовым мастером I класса, 6-го разряда.

На ремонт Петрову приносят и дорогие старые часы стоимостью более 100 тысяч рублей. Однажды он несколько месяцев подряд ездил на дом к супружеской паре, коллекционирующей часы, – отлаживал и чинил раритет. Но в основном ему приходится иметь дело с мелким, копеечным ремонтом: заменить батарейку в кварцевых наручных часах, поменять ремешок или сломанное «ушко».

«Раньше наше дело было более прибыльным, а сейчас держимся на плаву только потому, что берёмся за всё подряд. Некоторые часовщики совмещают работу в двух местах».

Сам Леонид Львович наручных часов не носит.

«Не люблю я их. И будильник мне не нужен: во сколько загадал на утро встать, во столько и просыпаюсь».

Тамара Акиньшина


для комментариев используется HyperComments