05.12.2016, Понедельник 03:25
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
25 ноября 2016 г. 14:44:39
БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Профессия: багермейстер
Иллюстрация Любови Турбиной

Сегодня в гостях у «Профессии по пятницам» человек, которого можно назвать капитаном песчаных карьеров.

О своей работе рассказывает один из лучших багермейстеров области Сергей Бондаренко:

«Слово «багер» в переводе с немецкого – капитан. Только я работаю не на корабле, а на земснаряде, занимаюсь добычей песка, очисткой рек и водоёмов. Профессия не только сложная, но в наше время и довольно редкая. Ещё четверть века назад велись большие разработки, сейчас, когда участки перешли в частную собственность, всё уменьшилось в разы. Правда, последние годы во многих регионах делается акцент на сохранение природы – начинают чистить реки и озёра. Думаю, что в скором времени всё изменится.

Песок используется во многих отраслях, и потребность в этом природном материале большая. Заказы идут от муниципалитетов, предприятий, частников.

Я окончил первое училище в Губкине – единственное в стране, где готовили машинистов земснарядов. Лет десять таких специалистов уже там не выпускают. Багеры работают у нас на ГОКах, но их совсем немного. Старые багермейстеры обучают молодёжь непосредственно на предприятиях. Но, думаю, профессиональный уровень от этого не страдает. В училище преподавали не только базовую специальность, но и обучали всему. Хороший спец должен знать всю электрическую и механическую часть земснаряда, уметь выполнять и сварочные работы, и любые ремонтные. Выпускники нашего училища работают по всей России, мы поддерживаем связь, советуемся, делимся находками.

Я работаю на земснаряде, который называют баржей. Это плавучее судно оснащено мощными грунтовыми насосами, которые всасывают воду с повышенным содержанием грунта и перекачивают смесь по трубам.

Место работы багермейстера – пульт в рубке управления. С пульта я управляю всеми рабочими органами земснаряда: грунтовым и техническими насосами, освещением, лебёдками для перемещения, грунтозаборной рамой. Со мной на снаряде – команда: машинисты механического и электрооборудования, рабочий по карте. Я им полностью доверяю. Они профессионалы. За ними не нужно следить или проверять. Работы у багера и так полно. Я отвечаю за всё, что происходит на участке, за добычу песка. Ведь от того как я подготовлю место разработки, зависит, сколько моя бригада получит денег.

Сергей Бондаренко.
Сергей Бондаренко.
Фото Виталия Гаркуши

Нельзя сказать, что отечественные земснаряды допотопные, но по сравнению с зарубежными они проигрывают. Их машины оснащены видеокамерами, багер не только пользуется показаниями приборов, но и ещё имеет возможность наблюдать, что происходит под водой. А мы работаем вслепую. Иногда попадаются пласты глины. Машина плохо с ней справляется. Нужно быстро переоборудовать земснаряд, а это потеря времени, а значит ,уменьшение добычи песка. Поэтому полностью полагаешься только на себя. И интуиция здесь – первое дело, но и знания никто не отменял. Чувствуешь, где‑то вибрация началась, шумы появились, нагрузка изменилась. Необходимо быстро принять решение, иначе оборудование может выйти из строя. В таких случаях мы с моей машиной становимся единым целым. Я чувствую каждое её движение и управляю, больше доверяя своим ощущениям, чем приборам.

Нужно с пониманием относиться к профессии. Человек, который делает нам заказ, должен быть хорошим хозяином. Уметь просчитать все нюансы. Иначе добыча песка будет стоить дороже, чем его продажа.

Вся работа на новом участке начинается со сбора информации. Сначала выезжаю на место сам, заключаю договор. Потом, видя общий план работ, вызываю людей. Изучаю данные геологоразведки, чтобы видеть, в каких местах и масштабах залегают пласты песка. Приходится всё просчитывать: сколько материалов, сколько метров труб. Провести демонтаж земснаряда и установку на новом месте. Обязательно посмотреть, какой горизонт, какие уклоны идут. Спланировать последовательность работы, определить, в каком направлении будет двигаться механизм. Это очень важно. Ведь чем дальше мы отходим от места складирования грунта, тем больше приходится наращивать труб пульпопровода. Идёт падение мощности, увеличивается износ земснаряда.

Работа у нас сезонная, в основном в тёплое время года. Поэтому и рабочий день практически ненормированный. Есть время только на сон. Начинаем часиков с семи утра, и до девяти вечера снаряд работает. Правильный намыв должен осуществляться без остановки земснаряда. Снаряд с глубины берёт пульпу и гонит её по трубам на грохот, в верхней части которого стоит сито. Оно отфильтровывает лишние включения: фосфориты, мел, щебёнку, камни. Всё это сбрасывается под него, чистый песок доставляется на карту намыва. Крупные частицы песка, они тяжелее, оседают быстрее, а примеси в виде глины с водой стекают в водоотводной колодец в конце территории складирования. Потом эта мешанина вытекает в озеро осветления. Там примеси оседают, а чистая вода возвращается назад в озеро. Отходы потом загружают экскаватором и вывозят в отвал. Иногда и на них находятся желающие.

Фото Виталия Гаркуши

Долго присматриваться и приспосабливаться к месту и условиям добычи некогда. Сезон короткий, поэтому работаем чётко по плану. Опытные багеры могут добиваться высокого содержания песка в выкачиваемой пульпе – 30 % грунта и 70 % воды. Это очень хороший показатель, который приходит только с годами и опытом. Если человек соображает не очень и начинает гнаться за высокой добычей, это может плохо закончиться – поломкой насосов, запаковкой трубопроводов. Иногда их протяжённость составляет до 5 км. Случаются даже порывы, происходит такой небольшой взрыв – и толстая труба раскрывается тюльпанчиком. Чтобы все забитые участки демонтировать, прочистить, опять собрать, требуется много времени.

Очень важно вовремя поправлять обвалование карты намыва, так как вода может её разрушить. И тогда песок растечётся за её пределы на сотни квадратных метров. Чего допускать ни в коем случае нельзя.

Некоторые как думают: купили земснаряд, мы его завели и поехали песок мыть. И он обязан работать. А по опыту скажу: так редко выходит, нужно быть готовым к переоборудованию. Иногда приходится делать конструктивные изменения, дополнять новым оборудованием, чтобы можно было продуктивно трудиться.

Я работаю багермейстером почти 18 лет. Опыт, конечно, немалый. Но в нашей профессии не бывает так, приобрёл какие‑то знания и навыки и трудишься спокойно всю жизнь. Здесь каждый день черпаешь что‑то новое, не получается работать по шаблону».

Владимир Бабич


для комментариев используется HyperComments