• 63,30 ↓
  • 67,21 ↓
  • 2,45 ↓
2 ноября 2015 г. 10:02:53

Заместитель губернатора разъяснил, почему регион создал, а затем продал три аграрные компании

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Приватизация прошла по закону
Валерий Шамаев. Фото пресс-службы областной Думы

В середине октября интернет-активисты, занимающиеся мониторингом государственных закупок и торгов, сообщили о выявленных нарушениях при приватизации трёх белгородских госпредприятий: ОАО «Приосколье-Агро Семена», ОАО «Молоко Белогорья» и ОАО «Ровеньский бройлер». О том, насколько их доводы объективны, «БелПресса» расспросила заместителя губернатора Валерия Шамаева, возглавляющего департамент имущественных и земельных отношений региона.

– Валерий Павлович, по мнению некоторых интернет-пользователей, продажа госимущества прошла с нарушениями. В частности, потенциальные покупатели не имели возможности узнать о проводимом аукционе…

– Судите сами. По закону продать госимущество кулуарно в принципе невозможно. Информационные сообщения о продаже контрольных пакетов акций трёх аграрных компаний (а доля области в их уставных капиталах составляет от 98 до 99 %) мы разместили на официальном федеральном сайте torgi.gov.ru, в экономической газете «Приват-аукцион», на сайте нашего департамента и Фонда государственного имущества области. Тем самым мы обеспечили свободный доступ неограниченному кругу лиц к информации о приватизации этих акций. А значит, всё сделали по закону: по аналогичному алгоритму объявляются торги при продаже любого госимущества.

– А зачем вообще Белгородской области понадобилось создавать эти предприятия?

– Давайте разберёмся, какие задачи должны решать органы власти. Во-первых, правительство любого региона заинтересовано в диверсификации экономики, устойчивом развитии территорий, повышении занятости и уровня жизни сельского населения. Основа нашей экономики – аграрный сектор. Основным драйвером тут является производство свинины. Но аграрный кластер не может базироваться исключительно на свиноводстве. В нашем случае область нуждалась также в развитии молочного и птицеводческого секторов. Именно эти направления развития и выбрали региональные власти. И уже на начальном этапе работы предприятий на них было создано более 700 новых рабочих мест.

Вторая задача органов власти – эффективно расходовать бюджетные деньги. Когда я говорю «эффективно», это значит, что область должна быть уверена: деньги в бюджет вернутся – и вернутся сторицей. Крупных инвесторов, готовых вложиться в проекты по производству молока и мяса птицы, на тот момент в регионе не было. Поэтому именно область стала главным инвестором проектов, выступив в Сбербанке России поручителем при получении кредитов на их развитие.

Третья задача власти состоит в формировании достойной налоговой базы. Давайте посмотрим на цифры: по итогам 2014 года ОАО «Молоко Белогорья» получило прибыль 176 млн рублей, увеличив свой показатель по сравнению с предшествующим годом (55 млн) более чем в три раза. Рентабельность выросла с 12 до 38 %. Аналогично обстоят дела и по двум другим компаниям. А значит, в разы выросла и налогооблагаемая база. Если в 2013 году три аграрные компании, проданные с аукциона, заплатили в консолидированный бюджет области  в общей сложности около 95,6 млн рублей, то уже по итогам 2014 года эта сумма превысила 127 млн. А всего за время своего существования эти компании заплатили в региональный бюджет налогов на сумму около 550 млн рублей.

Таким образом, все три задачи региональные власти выполнили эффективно и в рамках закона. Предприятия созданы – это раз. Вложенные бюджетные деньги вернулись в бюджет – это два. Предприятия дают работу сотням людей и платят миллионы рублей в виде налогов – это три.

– А почему всё-таки компании было решено продать?

– Тут всё просто. Хотя региональные власти активно участвуют в крупных аграрных проектах, они никогда не ставят своей задачей получение в государственную собственность бизнес-активов. Заметьте, я назвал вам три задачи власти, но такой, как строительство госкапитализма, среди них нет и не будет. И это логично: самый эффективный менеджмент в этой сфере может обеспечить не государство, а именно бизнес.

Более того, пакеты акций аграрных компаний, которые оказались у региона, де-юре являются непрофильными активами. А значит, они подлежат приватизации. Об этом нам ясно говорит Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

Что получила область в результате приватизации? Предприятия успешны, конкурентоспособны, способны нести социальную нагрузку и обеспечивать налоговые поступления в региональный бюджет. Такие компании выступают драйверами развития тех территорий, на которых они находятся.

– Недовольство интернет-пользователей вызвала якобы заниженная стоимость трёх компаний при их продаже.

– Как я уже отмечал, компании были проданы через аукционы. По одной из них нам даже пришлось снижать начальную цену и назначать повторные торги – это свидетельствует о том, что инвесторы не воспринимали предлагавшиеся им активы как привлекательные. И это связано вовсе не с их стоимостью, и даже не с тем, что в 2013 году предприятия птицеводческой и молочной отрасли работали с нулевой рентабельностью либо несли убытки.

Пользователи Интернета, видимо, не знают, что все три компании были проданы вместе с обременением в виде кредитов Сбербанка, возвращать которые пришлось уже новым хозяевам. На момент оценки пакета акций ОАО «Приосколье-Агро Семена» чистые активы общества составляли 124,6 млн рублей, а его обязательства – 438,5 млн.

То же самое с ОАО «Молоко Белогорья», где обязательства составили 553,7 млн рублей. Компания уже не могла поддерживать текущую деятельность при имеющихся оборотных средствах. Пришедший инвестор в лице агрохолдинга «Авида» не только выкупил контрольный пакет за 300,8 млн рублей, но и взял на себя обязательства по кредитам.

Наконец, ОАО «Ровеньский бройлер» обладало на момент продажи чистыми активами, которые оценивались в 213,8 млн рублей, а его обязательства превышали 1,192 млрд рублей. Только вдумайтесь в эту цифру: более миллиарда! Победитель аукциона приобрёл компанию за 304,2 млн рублей и, опять же, взял на себя соответствующие обязательства перед кредиторами.

– То есть никаких убытков при продаже трёх компаний Белгородская область не понесла?

– Конечно, нет. Напротив, после продажи непрофильных активов в бюджет области поступило более 670 млн рублей. Плюс регион снял с себя обременения на общую сумму более 2 млрд рублей. Но и это ещё не всё. Все три компании крепко стоят на ногах, у них достаточно эффективный менеджмент, они обеспечивают в общей сложности 750 рабочих мест и платят в бюджет миллионы рублей в виде налогов. Подчеркну ещё раз: никаких нарушений ни при их создании, ни при продаже допущено не было.


для комментариев используется HyperComments