• 65,99 ↓
  • 74,90 ↓
  • 2,38 ↓
25 октября 2018 г. 11:52:21

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Приговорили: оправдать. Как суд вернул старооскольцу его доброе имя

Суд защитил старооскольца Геннадия Смоляка, которого ложно обвинили в мошенничестве. Но сделать это было нелегко, потому что некоторые сотрудники полиции не стесняются в средствах, чтобы улучшить статистику раскрываемости преступлений.

Преступный щебень

Геннадий Смоляк был председателем садоводческого потребительского кооператива «Кукушкин хутор». А в этом кооперативе были плохие улицы между домами.

«Даже ходить, особенно в распутицу, невозможно, – жаловались дачники. – Нам бы хоть щебёнкой улицы засыпать».

И обязали своего председателя Геннадия Смоляка заняться благо-устройством придомовых улиц.

«Общее собрание членов кооператива приняло решение отсыпать щебнем придомовые улицы, – рассказывает Геннадий Сергеевич. – На Стойленском ГОКе нам предложили отсев щебня бесплатно, но с самовывозом. Я нанял живущих у нас в кооперативе предпринимателей – семью Шпак. Договорились, что они привезут щебень по две тысячи рублей за рейс и разровняют его трактором на улицах за полторы тысячи рублей в час. У нас улицы очень узкие, это усложняет грузовику и трактору работу. Всего я заплатил из кассы кооператива пятьдесят с половиной тысяч рублей. А вскоре узнал, что в отношении меня возбудили уголовное дело о мошенничестве. Присвоил якобы из общей суммы 11 тысяч 500 рублей».

Из материалов уголовного дела:

«5 сентября 2015 года, в рабочее время, в период с 9 часов до 14 часов, у Смоляка Г.С., находящегося по месту работы (…), возник и сформировался преступный умысел, направленный на совершение мошенничества путём злоупотребления доверием, с целью хищения денежных средств, принадлежащих СПК «Кукушкин хутор». Для достижения преступной цели Смоляк Г.С., преследуя корыстную заинтересованность личного незаконного обогащения, спланировал свои действия на завладение денежными средствами СПК «Кукушкин хутор».

Жажда мести

Но что было первым камешком, который вызвал эту лавину уголовного дела? На каком основании его возбудили? Будьте внимательны, читатель. Я стану распутывать этот клубок на ваших глазах. Узелок за узелком.

Один из членов кооператива «Кукушкин хутор» по фамилии Попов больше двух лет не платил взносы за коммунальные услуги. Он заявил председателю Смоляку, что раз не пользуется своим домом, то и платить не обязан. Однако по уставу кооператива это была его обязанность. Председатель подал на Попова иск в суд и выиграл дело. А Попов затаил на председателя злобу. И, чтобы ему отомстить, написал заявление в полицию о якобы махинациях Смоляка при укладке на улицах щебня.

Какие уж там отношения между заявителем Поповым и сотрудниками Старооскольского отдела по борьбе с экономическими преступлениями, я не знаю. Но полицейские возбудили уголовное дело в отношении председателя СПК по части 3 статьи 159 Уголовного кодекса РФ (Мошенничество). В частности, ему инкриминировали хищение 11 500 рублей. По этой стать е Смоляку грозило до шести лет лишения свободы.

Обвинение под копирку

Уголовное дело расследовали целых одиннадцать месяцев. Провели обыск в управлении кооператива, вызывали на допрос бухгалтера, производили разнообразные экспертизы. А тем временем Смоляк лишился должности. Вместо него председателем кооператива избрали Павла Деревянкина.

«Меня вызвал в себе начальник отделения ОЭБ и ПК УМВД России по Старому Осколу Калинин, показал бухгалтерские документы нашего кооператива и потребовал написать заявление о привлечении Смоляка к уголовной ответственности за хищение 11 500 рублей. Я написал такую бумагу», – заявил в суде Павел Деревянкин.

О том, что полицейский Калинин требовал от них написать обвинительное заявление на Смоляка, рассказали ещё несколько участников судебного разбирательства.

Примечательно, что в суде ни один свидетель не сказал о Геннадии Смоляке худого слова. Из материалов дела:

«Свидетель Соловьёва В.И. в судебном заседании пояснила, что в 2015 году в СПК «Кукушкин хутор» она исполняла обязанности заместителя председателя, энергетика. Считает, что Смоляк замечательно справлялся с должностью председателя СПК».

«Я помню, как отец и сын Шпаки делали в нашем кооперативе дорогу, – рассказывает Валентина Соловьёва. – Завозили и ровняли щебень. Объём работ был очень большой. Да я сама ездила и показывала, куда и как надо разровнять подсыпку. После окончания я подписала акт о выполненных работах на сумму 50 500 рублей. Никакой махинации не было».

Вторили Соловьёвой и другие свидетели, которые по должностным обязанностям контролировали расходование денежных средств кооператива. И сами исполнители работ подтвердили, что председатель кооператива Геннадий Смоляк расплатился с ними в полном объёме.

«Я возил в кооператив щебень, – рассказывает Михаил Шпак. – А отец на тракторе его ровнял. Все документы на выполненные работы заключал отец. Каждый рейс грузовика стоил от 1 500 до 2000 рублей. Стоимость зависела от фракции щебня, крупный щебень – 2 000 рублей, мелкий – 1 500 рублей».

Дорогая земля

Но полицейские в судебном заседании твёрдо стояли на своём: Смоляк виновен в мошенничестве.

В ходе проверки, по словам полицейского Калинина, обнаружен акт выполненных работ, договор о выполнении работ и расходный кассовый ордер. Из этих документов следует, что Шпак должен завезти и выровнять щебень за 39 тысяч рублей.

«Но и я, и наш бухгалтер объяснили в полиции, что это черновики расчётов за выполненные по отсыпке дороги работы. На самом деле всё обошлось нам по объективным причинам дороже. Мы подробно рассказали, с документами в руках, кому, сколько и за что заплатили. Однако полицейские именно на основании наших черновиков обвинили меня в мошенничестве, – рассказывает Геннадий Смоляк. – Думаю, что меня просто хотели убрать с должности и заменить своим человеком. Дорогая у нас земля. С городом рядом».

Садоводческий кооператив «Кукушкин хутор» раскинулся на 72 гектарах земли. И всего‑то в сорока минутах езды от Старого Оскола. Причём это на общественном транспорте.

Не имеют юридической силы

Старооскольский районный суд отверг представленные обвинением материалы доследственной проверки по заявлению о преступлении как не являющиеся доказательствами в том значении, которое установлено уголовно-процессуальным законодательством. И протоколы осмотра места происшествия, выемки и осмотра документов признаны не имеющими юридической силы, поскольку были получены с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Обвинение также не представило убедительных доказательств наличия у Геннадия Смоляка корыстного умысла на хищение денежных средств.

И что в итоге? Вот выдержка из приговора суда:

«С учётом изложенного суд считает, что Смоляк Г.С. не совершал хищение чужого имущества, путём злоупотребления доверием, совершённое лицом с использованием своего служебного положения, и в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного частью 3 статьи 159 УК РФ. В отношении Смоляка Г.С. должен быть постановлен оправдательный приговор…».

Кроме того, суд признал право Геннадия Смоляка на реабилитацию, а также возмещение имущественного и морального вреда, связанного с уголовным преследованием.

Однако прокуратура не согласилась с таким приговором и подала апелляционное представление. Его рассмотрела 10 октября с. г. апелляционная инстанция Белгородского областного суда. И оставила приговор без изменения, а апелляционное представление прокуратуры – без удовлетворения.

Кроме того, суд апелляционной инстанции вынес частные определения в адрес прокурора Белгородской области и следственных органов.

Приговор суда вступил в законную силу.

Кстати, если Геннадий Смоляк через суд потребует возместить нанесённый ему полицейскими вред и его иск будет удовлетворён, то компенсацию ему выплатят из бюджета. То есть из наших с вами налогов. А вот сочинители уголовного дела финансово не пострадают.

P.S. Отзыв из социальной сети «Вконтакте» о дороге в СПК «Кукушкин хутор»: «Получились отличные дороги. Даже можно ходить в туфлях, как по асфальту…».


для комментариев используется HyperComments