• 56,08 ↓
  • 60,85 ↑
  • 2,10 ↓
13 апреля 2017 г. 10:13:35

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Предложил убить и ограбить. Первое уголовное дело в истории Белгородского областного суда
Три тома уголовного дела «бандитско-воровской группы» 1954 г. Фото Вадима Заблоцкого

«Встать, суд идёт!» – эти слова впервые прозвучали в Белгородском уголовном суде 63 года назад. Он был создан в соответствии с приказом Верховного суда РСФСР от 10 января 1954 года. А уже в апреле его Судебная коллегия по уголовным делам рассмотрела первое уголовное дело.

Три по триста страниц

На скамье подсудимых пятеро. Они грабили и убивали людей не только в Белгородской области, но и в Харькове, и даже в Карелии.

Передо мной три тома уголовного дела под номером 2–1/1954, на плотных картонных обложках которых затёртая надпись: «По обвинению П.Е. Погорельцева, Ю.Г. Селихова, В.Н. Щербак, И.Ф. Филатова и В.М. Чувашова – в бандитизме». В каж-дом из томов больше трёхсот страниц, доказывающих вину преступников. Читать их тяжело. И не только потому, что рассказывают о зверствах убийц и грабителей, но и потому, что время не пощадило большинство протоколов, написанных простым карандашом и лишь в редких случаях – чернилами.

Выстрелил в затылок таксисту

Первое преступление Пётр Погорельцев и Виктор Щербак совершили 23 августа 1953 года. Вот как о нём рассказывал на следствии и в суде Щербак:

«23 августа 1953 года в городе Харькове я был в нетрезвом состоянии, и пошли с Погорельцевым по городу. Зашли в один магазин в районе Ивановки и вышли оттуда, так как там было двое мужчин, знакомых Погорельцеву. Потом зашли в буфет в том же районе. Погорельцев заказал по сто граммов, и мы сели пить. Потом я увидел, как Погорельцев наставил на буфетчика армянина пистолет и потребовал деньги. Армянин спросил: «Какие деньги?», но Погорельцев сразу выстрелил в армянина, и мы убежали…».

Деньгами, кстати, бандиты в тот день не разжились. Второе убийство они совершили в сентябре 1953 года. В тот день главарь Погорельцев отправил своих подельников Юрия Селихова и Щербака на промысел в город, вооружив их пистолетом «ТТ».

«Мы пришли к стоянке такси, где за 25 рублей наняли машину, чтобы нас довезли до одного из пригородных харьковских посёлков, – вспоминал подсудимый Селихов. – По пути, когда уже выехали за город, я выстрелил в затылок таксисту и сам сел за руль…».

У убитого таксиста преступники забрали дневную выручку – 370 рублей.

Фото Вадима Заблоцкого

Аккордеон и рубль мелочью

После убийства и ограбления таксиста бандиты уехали из Харькова в село Ново-Троевка Корочанского района, где жил отец главаря банды Погорельцева. И уже 24 сентября совершили ещё одно убийство. Жертвой преступников стал местный пенсионер. В тот день Погорельцев, Селихов и Щербак пошли в лес, чтобы, как они рассказывали следователю, убить на мясо кого‑либо из пасущегося там скота. В лесу, в урочище Барский яр, встретили жителя села Ново-Троевка Данила Кузьминова.

«В лесу с нами повстречался один старик, мы с ним закурили, – давал показания Щербак. – Когда старик ушёл, Погорельцев сказал нам, что дед этот – печник, и у него должны быть деньги. Поэтому его надо убить и ограбить. Погорельцев приказал мне убить старика топором, а если я этого не сделаю, то он заставит Селихова застрелить меня. Я испугался…».

Щербак догнал старика недалеко от леса и зарубил топором. Добычей преступника стал паспорт убитого и один рубль мелочью.

Мнимая безнаказанность раззадорила преступников, и они стали всё чаще выходить на свой кровавый промысел. Через три дня после убийства старика бандиты лишили жизни ещё двух человек.

Вот как о том преступлении вспоминал в суде Щербак:

«Вечером в лесу, недалеко от совхоза «Батрацкая Дача», мы встретили двух граждан – мужчину и женщину. Погорельцев предложил нам убить их и ограбить. Для этого Погорельцев дал Селихову пистолет, а сам остался охранять нас от посторонних лиц. В случае опасности он должен был подать мне и Селихову сигнал. Мы подошли к парочке, и Селихов выстрелом в голову убил мужчину и женщину».

Бандиты забрали у убитых аккордеон и сняли с них одежду.

На время затаились

Оставаться на Белгородчине преступникам стало опасно, и они вернулись в Харьков, где совершили налёт на продуктовый магазин.

«Днём 3 октября я и Селихов пошли в кино, – рассказывал главарь банды Погорельцев. – По пути мы зашли в магазин, чтобы купить бутылку водки. Однако продавщица сказала, что у них учёт. Тогда Селихов вытащил пистолет и, угрожая им женщине, забрал из кассы тысячу рублей денег».

Но на этот раз преступникам не удалось уйти по‑тихому. Когда они возвращались на съёмную квартиру, их настигли милиционеры.

«Селихов стал отстреливаться и ранил одного сотрудника милиции, – вспоминал в суде Погорельцев. – Нам удалось убежать и на время затаиться».

Фото Вадима Заблоцкого

Сапоги и нижнее бельё

Но денег, видимо, бандитам не хватало, и они обворовали свою квартирную хозяйку. Украли два дамских пальто и платье, которые продали на Конном рынке в Харькове за 600 рублей, и уехали в Карело-Финскую ССР.

В декабре 1953 года банда Погорельцева пополнилась ещё двумя участниками – двадцатитрёхлетним Василием Чувашовым и двадцатишестилетним Иваном Филатовым. Вместе они совершили ещё несколько грабежей и краж. Так, 19 декабря бандиты сняли с подвыпившего рабочего «Трестматкожпромстрой» валенки и в тот же день обокрали общежитие этого предприятия. Добычей стали резиновые сапоги, рубашки и нижнее бельё обитателей общежития. После чего вернулись в Белгородскую область. И здесь милиционеры задержали эту «бандитско-воровскую группу» (так её назвали в материалах следствия).

В ходе расследования уголовного дела выяснилось, что Селихов наследил ещё и в Черновцах. Там он убил водителя такси, у которого забрал 300 рублей, и ограбил мужчину. Тогда Селихов разжился импортными наручными часами и разбогател на 85 ворованных рублей.

Лишение свободы с конфискацией

Суд над бандитами длился почти неделю. Главарь банды Погорельцев признал себя виновным лишь в хранении оружия и подделке документов. Убийства и грабежи пол-ностью отрицал. Селихов и Щербак вину признали полностью, а Филатов и Чувашов – частично.

29 апреля 1954 года Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда приговорила Петра Погорельцева к 20 годам исправительно-трудового лагеря без поражения в правах и конфискации имущества. Юрий Селихов и Виктор Щербак получили по 25 лет лагерей каждый с поражением в избирательных правах на 5 лет и «с высылкой в отдалённые места Союза на 5 лет». Кроме того, у них конфисковали имущество. В уголовном деле есть список конфиската. Это пара пиджаков, брюки и нательное бельё. Часть вещей были ветхими и годились только для использования в качестве тряпок.

Василия Чувашова приговорили к трём годам лишения свободы и шести месяцам исправительно-трудовых работ с удержанием из заработка 25 % в доход государства и без поражения в правах. А Ивана Филатова суд оправдал.

Читатель, наверное, удивился: почему за такие зверские преступления никого из этих убийц и грабителей не приговорили к расстрелу? А причина проста. В то время действовал Указ Верховного Совета РСФСР от 26 мая 1947 года «Об отмене смертной казни».


для комментариев используется HyperComments