• 58,90 ↑
  • 69,43 ↑
  • 2,13 ↓
21 ноября 2017 г. 9:58:00

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Правитель, каких нет. Как дед Зорька ставил на ноги тех, от кого отказались врачи
Фото из личного архива семьи Михайлюковых

Его все звали дед Зорька, и был он очень известен благодаря своему дару и умению. При этом ничего сверхъестественного он не делал.

Обычный, казалось бы, селянин был деревенским костоправом. Но, как говорят многие, не простым. Накануне годовщины смерти деда Зорьки – Лазаря Михайлюкова (умер он 20 ноября 1999 года) мы встретились с людьми, лично его знавшими.

«Отец родился 20 апреля 1922 года в селе Коломыцево. Ближайщий церковный праздник к этой дате – Лазарева суббота. Лазарем и назвали. Один священник сказал мне: «Божья помощь» – вот что означает это имя». Библия говорит, что Христос воскресил Лазаря после смерти, и тот прожил много лет, делая людям добро. У отца было четыре класса образования, по тем временам в деревне он считался очень грамотным», – рассказывает младший сын деда Зорьки Иван Михайлюков.

Наука Алексахи

Способность лечить руками у Зорьки открылась в детстве. Его родная тётка, которую на деревенский манер звали Алексаха, «врачевала»: лечила народными способами и травами взрослых, детей и скотину. Взялась обучать и мальчика, возможно, разглядев в нём особые задатки.

«Вот сварят холодец, а ты возьми да и сложи косточки поросёнка. Смотри, запоминай, как они должны стоять», – такие домашние упражнения задавала тётка. Зорька оказался способным учеником, и уже в 12 лет у него появились первые пациенты – соседи-колхозники.

«Правитель был, каких нет. Это дело хитрое – кому дано, а кому нет. Я телятницей работала, подняла чан с кашей и плеву звернула. А Зорька каже: «Детка, шо с тобой?» Он всех так называл. Так полапал-полапал. «Всё», – говорит. И всё прошло. Весёлый, сговорчивый и жалостливый был. В колхозе скотину лечил. Завалится какой бычок, я кричу: «Дед!» Он придёт, посмотрит: «Щас залечим», – вспоминает Александра Горбатенко с хутора Новосёловка, соседка народного целителя».

Рассказывают, Зорька вправлял выскочившие диски позвоночника, лечил остеохондроз, суставы, межпозвоночные грыжи. Умел собирать раздробленные кости при переломах после аварий, вправлял вывихи. К нему приезжали за помощью и надеждой тогда, когда официальная медицина выносила приговор.

Единственным инструментом деда были руки. Чтобы поставить человека на ноги, не требовалось рент­гена, МРТ, КТ. Рентгеном были его чувствительные от природы пальцы, которые «видели» сквозь рубашку пациента. Или даже фуфайку, как рассказывали очевидцы.

Вставай и иди

Как у любого врача есть свой метод лечения, был он и у деда Зорьки.

Метод такой. Больного человека Лазарь Иванович усаживал спиной к себе на колени (иногда щупленькому целителю приходилось лечить людей огромного веса). Руки его двигались от шеи, спускаясь по позвоночному столбу. Найдя проблемное место, Зорька опускал сначала одно своё колено и сразу поднимал его. То же повторяла и другая нога. В этот момент пациент слышал щелчок своего позвонка. Сеанс закончен. Человек, который ещё несколько минут назад не мог разогнуться от скрючившей его боли, уходил на своих ногах. Исцелял Зорька за один раз. В Прохоровке, Коломыцево, Новосёловке, Белгороде таких историй я слышала много.

Как хороший врач он придерживался принципа: не навреди. Рассказывали, что если не мог ничем помочь, то честно в этом признавался. «Моего тут немае», – говорил дед Зорька и советовал обратиться к докторам.

Единственная книжка

С первых дней Великой Отечественной Лазарь Иванович оказался на фронте. Ушёл рядовым, не дождавшись рождения первенца – Виктора. Служил в зенитном полку. Был однажды легко ранен и оказался в госпитале, где после выздоровления и задержался. Его особый талант там пригодился, врачей ведь не хватало.

В любой армии и во все времена костоправов очень ценили и берегли. Например, в войне с Наполеоном костоправы наравне с лекарями и фельдшерами входили в штат медицинского персонала гусарского, драгунского и кирасирского полков. И звание имели – рядовой.

Можно только гадать, скольким покалеченным войной солдатам Лазарь Иванович вернул здоровье, избавил от боли. Один военный хирург тогда подарил ему старый учебник по анатомии с картинками человеческих скелетов, костей. Это была единственная книга, по которой он учился.

«Дедушка никогда ничего не рассказывал о войне. Не любил вспоминать. Спросишь его о чём‑нибудь, а он отшучивается. Я помню, у него был старый солдатский китель с наградами. Какие именно, я тогда не понимала, была ещё совсем ребёнком. Помню, что очень красивые, блестящие, любила с ними играть», – вспоминает внучка деда Зорьки Лариса Литвинова.

Ехали, летели

Лечилась у него вся партийная элита области. И не только. Ещё в конце 50-х был случай, когда какого‑то пациента доставили к дому деда Зорьки на вертолёте. Напротив усадьбы есть выгон. Когда машина тут приземлилась, сбежался весь хутор.

«Если разобраться, полуграмотный мужик был, но природа дала ему золотые руки. Очень чувствительные пальцы были у него. Дар то дар, но ведь он и развивал его ещё, учился, совершенствовался. Я несколько раз лечил у него спину. Ощущение было такое, словно пальцы проникали между позвонками», – вспоминает судья в отставке Корочанского районного суда Василий Городов.

Как‑то у него в очередной раз прихватило спину. Надо было ехать в Новосёловку к Зорьке. Перед хутором асфальт заканчивался. Осеннюю дорогу разбили тракторы, не всякая легковушка проедет. Здесь машину Городова остановили двое мужчин. Объяснили, что едут к костоправу, но боятся, что их иномарка застрянет в грязи, и попросили подвезти.

Из машины на руках они вытащили мужчину. Еле-еле погрузили в автомобиль Городова. Дорогой выяснилось, что больной – замминистра сельского хозяйства Молдовы. Дед Зорька посадил замминистра себе на колени, сделал манипуляцию, потом ладонями ударил его по ягодицам и говорит: «Подымайся». Тот: «Не могу». «Подымайся. Иди!» Мужчина попытался встать, но чуть не упал в обморок. После нашатыря больной стоял на ногах твёрдо.

Главный редактор прохоровской районной газеты Владимир Чурсин тоже вспомнил, сколько людей перебывало на хуторе. Ехали из Казахстана, с Камчатки – отовсюду. И не раз просили его подвезти до дома Зорьки.

«Он никогда не просил денег, таксы у него не было. Кто‑то и совсем не мог отблагодарить… А он и не требовал. Радовался, что смог помочь. Очень скромный был человек».

Как хирург

Умение Лазаря Ивановича признавали и местные доктора. Будучи бессильны помочь (не было тогда и сильных препаратов, снимающих адскую боль), некоторые врачи без обиняков предлагали съездить в Новосёловку.

«В семь лет мой брат сломал руку, перелом оказался сложным. Бабушка сказала родителям: «Найдите Зорьку». Середина 60-х, он уже тогда был широко известен. Его привезли. На какое‑то мгновение он взял руку брата. Попросил картонку и привязал её к руке. Добавил, что надо сделать рентген. В больнице врач спросил, какой хирург так хорошо сложил косточки. И попросил назвать его фамилию. Спустя годы брата призвали в армию, на медкомиссии ни хирурги, ни рентген не заметили старый перелом. Мне кажется, дед Зорька и сам не очень понимал, каким даром владел», – считает жительница Прохоровки Ирина Сидоренко.

Я не верил

Его многие просили научить лечить руками. Никому не отказывал, ему хотелось поделиться знаниями, передать опыт. Одного только не мог – дать свой уникальный дар.

«Я не верил никаким рассказам, пока сам не увидел, как он лечит. Когда мы познакомились, я уже полтора года изучал общую анатомию в мединституте. Дедушка отлично знал анатомию человека. В день нашего с ним знакомства он предложил мне посмотреть одного больного и вправить на место диск позвоночника. У меня получилось с первого раза. Потом я часто бывал у дедушки как на практике», – рассказывает Андрей Литвинов, невропатолог.

К сожалению, после смерти Зорьки объявились и другие, называвшие себя его учениками. Брались лечить, делая себе рекламу на его имени, зарабатывали, хотя не обладали ни знаниями, ни умением, ни техникой деда.

Сапоги в гроб

Лазарь Иванович умер от инсульта 20 ноября 1999 года. Он заранее наказал, как его надо похоронить. Просил, чтобы в гроб положили новенький китель и сапоги. Так и сделали, но батюшка, его отпевавший, воспротивился сапогам.

В день похорон мела метель, хутор завалило снегом: доходило до колен, местами даже до пояса. До кладбища неблизко. Два километра огромная толпа народа, приехавшая проститься, пробивала дорогу к погосту. Похоже, сама природа протестовала против ухода деда Зорьки.


для комментариев используется HyperComments