• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
2 июня 2016 г. 15:29:57

Супруги Носенко из Бирюча полжизни прожили по дипломатическому протоколу

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Посольская чета
Юрий Носенко. Фото Владимира Юрченко

О Юрии Носенко – 78-летнем дипломате на пенсии и почётном гражданине Красногвардейского района – в своё время писали, кажется, все белгородские газеты. Ещё бы! Мальчик, в войну лишившийся обоих родителей и воспитывавшийся в местном детдоме, сделал головокружительную по провинциальным меркам карьеру. Он окончил знаменитый МГИМО, выучил с нуля английский и испанский языки и работал в посольствах Аргентины и Кубы, а потом, в середине 90-х, и вовсе был назначен чрезвычайным и полномочным послом России в Боливию.

Даже сейчас, восемнадцать лет спустя после ухода Юрия Юрьевича на заслуженный отдых, о нём продолжают писать (и говорить) – но уже как о талантливом мастере, который вырезает из дерева необычные фигурки зверей и птиц, шкатулки, рамки для картин, маски, статуэтки, полочки и светильники. Его оригинальными работами увешаны все стены и заставлены все горизонтальные поверхности небольшого домика в Бирюче, который супруги Носенко купили, вернувшись из зарубежья и Москвы на малую родину.

Встреча в Ужгороде

Пока мы беседуем с Юрием Юрьевичем, его жена – Ирэна Валериановна – внимательно слушает, прислонившись спиной к дверному косяку. Иногда дополняет рассказ мужа, уточняет даты, распространяет факты: как бы обрамляет сказанное супругом, добавляет в повествование свои по‑женски изящные штрихи. Предлагает кофе («знаете, мы на Кубе привыкли к хорошему кофе, здесь такой не найдёшь!») и подаёт его в не по‑русски маленьких изящных чашечках.

Слушая их, отчётливо осознаёшь правдивость поговорки о том, что за спиной любого успешного мужчины стоит вдохновляющая его на подвиги женщина. Он – всегда на виду, в кадре, она – рядом, но как бы в профиль. Даже сфотографироваться её не уговорить («где вы были раньше!»). А ведь ей, Ирэне Валериановне, маленькой хрупкой женщине, наравне с мужем столько раз приходилось начинать жизнь заново: вдали от дома и родных, в чужих иноязычных странах. Налаживать домашний быт, улыбаться и поддерживать беседу с гостями на посольских приёмах, учитывать все протокольные нюансы и жить с постоянной оглядкой на политическую конъюнктуру…

Познакомились Юрий Юрьевич и Ирэна Валериановна в Ужгороде в начале 60-х. Он проходил там сверхсрочную службу, которую совмещал с учёбой в вечерней школе.

«Однажды в вечерней школе подходит ко мне девушка и говорит: подвинься, я с тобой хочу сидеть. И вот с тех пор не могу избавиться, – с улыбкой кивнул на жену Юрий Юрьевич. – …терплю тебя уже 52 года», — со смехом подхватила Ирэна Валериановна.

Поженились они в 1964 году.

Переворотная Аргентина

На преддипломную практику Носенко попал на Кубу, а по окончании вуза его направили в Аргентину. Там супруги прожили пять лет.

Юрий Юрьевич работал сначала в консульском отделе, а потом стал секретарём посла. В то время в Аргентине обитало большое число бывших фашистов и сбежавших от советской власти белогвардейцев.

«Там была большая колония русских, были клубы – Горького, Толстого. Мы должны были ездить туда на все праздники и общаться с людьми», – пояснила Ирэна Валериановна.

По её словам, многие «аргентинские» русские на склоне лет стремились вернуться на родину и старались получить советский паспорт. И Юрию Юрьевичу как работнику консульства, по сути, приходилось отсеивать «недостойных».

Для советских дипломатов в Аргентину давали не так много виз, поэтому их жёны должны были работать в посольстве. Ирэна Валериановна трудилась на телетайпе, хотя по образованию была медиком.

Здесь, в Аргентине, 9 мая 1971 года у Носенко родилась их единственная дочь – Виктория. По иронии судьбы роды прошли в немецком госпитале. Декрета у Ирэны Валериановны не получилось.

«Мы жили на третьем этаже посольства, и никто не слышал, чтобы наш ребёнок плакал. Поэтому я могла работать. Прибегу, покормлю – и она дальше спит. Она спокойная была – вся в отца», – пояснила супруга дипломата.

Обстановка в стране была непростой: дипломатов похищали, к посольству бросали бомбы со слезоточивым газом: в стране хватало противников Страны Советов.

В странах, где довелось жить и работать чете Носенко, один за другим происходили военные перевороты. Власть переходила от одного генерала к другому. Дипломатических работников предупреждали, чтобы в эти дни они не выходили в город даже в магазины. Продукты закупали на несколько дней вперёд и с оглядкой: как бы чего не подбросили в тележку.

Viva Куба!

В промежутках между загранкомандировками Юрий Носенко работал в МИДе. Постепенно прошёл всю служебную дипломатическую лестницу: от атташе до посла.

Потом его отправили работать на Кубу – две командировки, каждая по пять лет.

«Дочь там училась, освоила испанский язык и постоянно кричала: «Вива, Куба!», – с улыбкой вспомнил Юрий Юрьевич.

У себя дома Носенко принимали множество гостей разных национальностей. Приятельские посиделки были не только частью их жизни, но и частью дипломатической работы.

«Нам в посольстве давали доллары, и мы закупали на них виски и маслины для угощения гостей», – дополнила воспоминания мужа Ирэна Валериановна.

Покупалось всё в долларовом отделе кубинского дипмагазина. Кстати, зарплата у советских дипломатов и сотрудников МИДа, по словам Ирэны Валериановны, была не такой высокой, как об этом принято думать в широких кругах. Потому что «вы и так по заграницам ездите».

«Ой, Фиделя мы видели. Как всем женщинам нравился Фидель! Все просто с ума по нему сходили. Он к нам в посольство часто приходил и нашу дочку как‑то даже поцеловал – она ему цветы дарила. Все нам так завидовали!» – с улыбкой вспомнила жена дипломата.

К концу второй кубинской пятилетки Юрий Юрьевич дослужился до поста советника посланника.

Боливийский кондор

В 1995 году чета Носенко попала в Боливию. Юрия Юрьевича назначили чрезвычайным и полномочным послом России в этой стране. Русское присутствие в Боливии было весьма незначительным. Это была слабая, отсталая и беднейшая страна, погрязшая в череде военных переворотов. Но у российского посла получилось выстроить с правящей военной верхушкой нормальные взаимоотношения. Как и на Кубе, в Боливии Носенко занимали прежде всего внешнеполитические вопросы и международные отношения.

«Нужно было поддерживать контакты, и не только с кубинцами или боливийцами, а со всем дипломатическим корпусом, с разными его представителями», – подчеркнул Носенко.

По словам Юрия Юрьевича, посол на чужбине – всё равно что маршал в своей стране. Он курирует все подразделения, в том числе военное. Этот высокий пост Носенко занимал три года. Президент Боливии по окончании посольской миссии Юрия Юрьевича вручил ему высшую государственную награду – национальный орден Кондора Андов.

Оживляя коряги

На пенсию Юрий Юрьевич вышел в 61 год. В Москве супруги Носенко оставаться не пожелали: плену многоэтажных коробок предпочли возвращение к корням, на малую родину Юрия Юрьевича. Купили в Бирюче маленький домик с просторной надворной постройкой, где глава семьи организовал себе мастерскую. Свои инструменты и станки для деревообработки посол в отставке показывает с особой гордостью. И немудрено: ничем не примечательные коряги, ветки и сучки он превращает в настоящие произведения искусства с продуманными до мелочей деталями. Все работы Юрия Юрьевича «живые»: кошки и птицы, кажется, застыли лишь на секунду, чтобы попозировать для фото, а у каждого человеческого лица, вырезанного из дерева, – своё выражение, эмоция и характер.

Основам деревообработки его много лет назад обучил детдомовский столяр. Семена упали на благодатную почву: всю жизнь ощущал в себе Юрий Юрьевич тягу к резьбе по дереву, но лишь на пенсии отдался ей целиком и полностью. При желании он мог бы заработать на своих поделках неплохую прибавку к пенсии, но и сам мастер, и его жена считают, что бывшему послу не пристало заниматься торговлей. Поэтому кое‑какие работы идут на подарки друзьям и близким, а остальные украшают стены их домика и мастерской. Кроме того, уже не один раз в райцентре и Белгороде проходили выставки деревянной скульптуры Юрия Юрьевича.

…Внешняя политика далёких латиноамериканских стран осталась в прошлом. Тихую и размеренную провинциальную жизнь супружеской четы Носенко сейчас разнообразят разве что приезды из Москвы внучки Леночки. Она частично пошла по стопам деда: учится на переводчика, осваивает иностранные языки.



Справка «Белгородских известий»:

Юрий Юрьевич Носенко – советский, а затем и российский дипломат. Родился 17 июня 1937 года в селе Будённое (ныне Бирюч). В годы Великой Отечественной войны лишился обоих родителей. Шесть лет воспитывался в Засосенском детском специальном доме. В 1961 году поступил в МГИМО.

С 1967 по 1972 год работал в посольстве Аргентины и Кубы (с 1974 по 1980 год и с 1983 по 1988 год). В промежутках между зарубежными командировками работал на различных должностях в центральном аппарате МИД СССР. С 1988 года – вновь отозван в распоряжение Министерства иностранных дел, где занял пост эксперта, а затем и замначальника департамента Центральной и Южной Америки. С 1995 по 1998 год – Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Республике Боливия. В 1998 году ушёл в отставку. Ныне проживает на своей малой родине – в Бирюче.


для комментариев используется HyperComments