• 59,14 ↓
  • 69,43 ↓
  • 2,32 ↓
7 августа 2017 г. 11:59:18

«Белгородские известия» выяснили, что, несмотря на короткую жизнь героя фотокарточки, сам снимок обрёл интересную историю

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Последнее фото сержанта Трифонова. Как встреча солдата с родными стала основой картины про освобождение Белгорода
Фото с сайта Waralbum.ru

На интернет-портале «Военный альбом» опубликована серия похожих, почти покадровых фотографий под названием «Встреча сержанта Трифонова с родными в селе Казацкое». На стареньких снимках солдат на фоне развалин обнимает старушку, с улыбкой держит за ручку маленького ребёнка на руках у молодой женщины.

Под снимками указано, что это сержант 51-й гвардейской дивизии Семён Ильич Трифонов встретился с матерью Марфой Антоновной, женой Екатериной Степановной и дочкой Шурой в селе Казацкое Курской области (ныне Белгородская область).

Эта встреча стала последней для семьи солдата. При форсировании Днепра он погиб.

Захаров вместо Трифонова

Фотографию сержанта, которого на самом деле звали Степаном, а не Семёном, опубликовали в центральных газетах и журналах почти сразу после съёмки в 1943 году. Затем трогательное фото перекочевало на 177-ю страницу третьего тома «Истории Великой Отечественной войны». Только вот подпись гласила, что с семьёй встретился некий Т. Т. Захаров в родном селе Кочетовка Ивнянского района Курской области.

Так и остался бы Трифонов Захаровым, если бы много лет назад в село Казацкое Яковлевского района не приехал корреспондент Леонид Ушаков, собиравший материалы, связанные с Курской дугой. Он оказался в маленьком домике, где в одной из комнаток увидел фотоснимок в рамке – тот самый, из «Истории Великой Отечественной войны». Журналист догадался, что фотография подлинная, и поинтересовался у хозяйки дома, Марии Трифоновой, о происхождении снимка. Мария Ильинична ответила, что на нём её родной брат Степан, и рассказала, как была запечатлена встреча.

«Летом 1943-го ожесточённые бои шли за каждое село под Белгородом, – описывает тот момент в своей статье в газете «Труд» Леонид Ушаков. – На месте домов вздымались чёрные печные трубы… Степан Трифонов успел только умыться родниковой водой из ручья, обнять жену, вскинуть на руки дочку. Прозвучала команда «К бою!». На прощание военный корреспондент сфотографировал всю семью Трифоновых».

  • Фото Степана Трифонова с семьёй находится в музее-диораме «Курская битва. Белгородское направление».

  • Степан Трифонов с мальчишками.

Разгорался бой за Томаровку, а дальше часть отправилась в направлении Красной Яруги.

Семьи не осталось

«После войны приехал в Казацкое тот самый военный фотокорреспондент – хотел повидать солдата-освободителя.

«Я сказала ему, – вспоминает Мария Ильинична, – что Степан погиб и близкие его умерли. Когда гость уезжал, то подарил нам эту фотографию».

Хочется, чтобы в истории той войны не было ошибок – ни больших, ни малых. В летописи народного подвига не было частностей, не заслуживающих внимания».

В следующий раз журналист приехал в Казацкое в 2005 году. Мария Ильинична доживала свой век у племянницы, а её дом сиротливо пустовал.

Ещё 12 лет спустя на малую родину Степана приехали мы. Сестры Трифонова, прожившей 80 с лишним лет, уже не было в живых, её домик продали, а из родственников в Казацком осталась только племянница – Валентина Наволокина.

«Я родилась в 1954 году и сама дядю не застала. Знаю о нём только по рассказу тёти, – поделилась с нами она. – У него было две сестры: моя мама, Екатерина, и тётя Мария. Бабушка говорила, что Степан – в семье единственный мужчина и ему должны подчиняться, а он‑то меньше всех был! Дочка Степана, Шура, ещё маленькой умерла от тифа, а жена уехала на Украину – в Красный Кут (посёлок городского типа Краснокутск в Харьковской области – прим. ред.). Там у неё сестра была, а тут никого не осталось. В советские годы, когда Россия и Украина были одним государством, те родственники ещё приезжали, а теперь я не знаю, жив ли кто‑то из них ещё».

Племянница Степана – Валентина Наволокина.
Племянница Степана – Валентина Наволокина.
Фото Анны Бессоновой

Гибельный плацдарм

Известие о гибели Степана в село принёс его сослуживец, с которым он до этого вместе заходил в Казацкое. В одном полку они дошли до Днепра, благополучно переправились через реку, но на привале в Трифонова попала шальная пуля.

На сайте обобщённого банка данных «Мемориал», который содержит информацию о погибших и пропавших без вести во время войны защитниках Отечества, мы нашли короткую запись о Степане Трифонове. В звании сержанта он был убит 16 октября 1943 года и похоронен в селе Щучинка Ржищевского района Киевской области.

В 1962 году Ржищевский район включили в состав Кагарлыкского, а село сейчас называется Балыко-Щучинкой. В нём расположен Национальный музей – мемориальный комплекс «Букринский плацдарм».

Этот плацдарм был местом высадки бойцов 1-го Украинского фронта в 1943 году. Форсирование Днепра в этом месте при освобождении Киева дважды проходило неудачно. По некоторым данным, там погибли около 250 тыс. человек, но точно назвать реальные потери в той битве невозможно.

Мемориал открыли в 1985 году. Там похоронены 3 316 бойцов Советской армии. Однако тела многих солдат до сих пор захоронены в местных огородах и дворах, в окрестных лесах и оврагах или оказались под водой созданного в 1970-х годах Каневского водохранилища. Где‑то здесь и обрёл покой Степан Трифонов.

Фото для всех

«Я писала летопись села Казацкое со времени его образования в 1646 году. Записывала разговоры старых людей, как был помещик, затем совхоз, потом три колхоза – «Звезда», «Труд» и «Будённый». Дошла до военных лет. Тут уж не обойтись было без героя нашего села Трифонова, – рассказывает заведовавшая сельской библиотекой с 1972 по 2011 год Валентина Наволокина (тёзка племянницы Степана – прим. авт.). – Когда ещё была жива его сестра, Мария Ильинична, к ней несколько раз приезжали представители из районного музея. Я их приводила к ней. И из Белгорода приезжали и всегда меня просили присутствовать».

После смерти Марии Ильиничны фронтовую фотографию передали в Яковлевский историко-краеведческий музей.

Встреча сержанта Трифонова с семьёй стала для него последней. Он погиб при форсировании Днепра.
Встреча сержанта Трифонова с семьёй стала для него последней. Он погиб при форсировании Днепра.
Фото с сайта Waralbum.ru

«Экспозиция по Великой Отечественной войне ещё не создана, поэтому фото постоянно у нас не висит, – объясняет директор музея Асият Капустина. – Посетители могут увидеть снимок, когда мы делаем выставки к военным юбилейным датам».

Такая же фотография выставлена и в экспозиции диорамы «Курская битва. Белгородское направление» в Белгороде.

По словам Валентины Фёдоровны, после открытия диорамы там побывала делегация из села. Фотографию, такую же, как на стене у соседки, увидел бывший секретарь сельсовета. Удивился, что под ней другая подпись: ведь это семья Трифоновых. Он не мог ошибаться, так как ещё мальчишкой был очевидцем встречи Степана с семьёй. Его с другими парнишками тоже тогда запечатлели с сержантом на фото. В виде иллюстрации в альбоме Белгородского бессмертного полка кадр теперь хранится в администрации Казацкого сельского поселения.

Последняя встреча – в Белгороде

Теперь снимок в диораме подписан правильно. В начале 2000-х годов его как один из наиболее интересных кадров военных лет сотрудники музея передали художественному руководителю Студии военных художников имени Митрофана Грекова – Александру Самсонову.

Народный художник России не в первый раз сотрудничал с музеем. Несколько раз он реставрировал живописное полотно и предметный план диорамы. В экспозиции висит уже несколько картин мастера.

Фото Степана Трифонова наряду с двумя другими снимками военного Белгорода послужило рабочим материалом для картины «Освобождение» Самсонова. Многоплановое произведение, полюбоваться которым с 2005 года тоже можно в диораме, включает в себя несколько сюжетов, объединённых общей темой.

Картина «Освобождение».
Картина «Освобождение».
Фото Анны Бессоновой

Волнующий эпизод встречи солдата-освободителя Трифонова со своей семьёй художник запечатлел на переднем плане. В центре картины изображены воины 89-й гвардейской стрелковой дивизии, отличившиеся в боях за Белгород. Они идут по улице имени танкиста Попова, погибшего при первом освобождении нашего города, в феврале 1943 года.

Художник показал и возвращение белгородцев в освобождённый город. Он сильно разрушен, а Преображенский собор в дыму и огне. Зато Белгород полностью очищен от врага, и над ним сигнальные ракеты. Вечером 5 августа Москва отсалютовала доблестным воинам-освободителям, после чего Белгород стал городом первого салюта.


для комментариев используется HyperComments