• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
5 мая 2016 г. 17:31:31

Благотворительные фонды продолжают собирать деньги с неравнодушных белгородцев

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Помочь ещё одному?
Ящик и стенд в старооскольской аптеке. Фото Владимира Бабича

«Белгородские известия» уже не раз рассказывали о схемах, позволяющих разного рода благотворительным фондам собирать деньги якобы на лечение больных детей. Якобы – потому как нет никакой гарантии, что деньги до этих самых детей доходят. Нельзя исключать, что благотворительные организации действительно помогают нуждающимся. Но в то же время опыт внедрения наших сотрудников в отдельные фонды показывает, что их руководство чаще мотивировано жаждой наживы, а не желанием помочь ближнему.

Прокурорское ноу-хау

События, последовавшие после нашей предыдущей публикации, заставили усомниться в действенности журналистики и концепции «четвёртой власти». Региональное управление Минюста России зарегистрировало в Белгородской области созданный группой украинских граждан Фонд добрых людей. И хотя у нас (а иной раз – и у чиновников) есть некоторые основания сомневаться в их чистоплотности, закон есть закон: отказать в регистрации он не позволяет. Теперь представителей фонда, призывающих жертвовать на благие дела, можно часто видеть в районе Центральной ярмарки в Белгороде. Добрых людей среди белгородцев немало – и это хорошая новость. А вот гарантии того, что деньги дойдут до адресата, у нас нет – и это новость плохая.

Сегодня во многих заведениях Белгорода целыми днями дежурят миловидные (и не очень) мальчики и девочки из различных благотворительных фондов, призывающие помочь детям. В некоторых кафе и аптеках появились прозрачные (и не очень) ящики с портретами малышей, которым нужна операция. Не сомневайтесь: дети настоящие и действительно нуждающиеся. Проблема лишь в том, что им от ваших денег, возможно, перепадут сущие копейки. Ни у полиции, ни у прокуратуры, ни у управления Минюста нет достаточных полномочий и ресурсов, чтобы отслеживать движение каждого рубля, который попадает в ящик благотворителей от добрых белгородцев.

«Какой ещё договор?»

В Губкинском районе деньги на лечение малыша собирает калининградский благотворительный фонд «Капля добра». Он помогает ребёнку и его маме найти деньги. А мама помогает организации собрать деньги на счёт, рассказывая о беде вживую и в соцсетях. Правда, деньги будут поступать не на счёт родителей, а на счёт этой самой организации. Маме объяснили, что так будет лучше. Она поверила.

Точно так же этому фонду однажды поверил оказавшийся в трудной ситуации инвалид из Волгограда Георгий Коновалов. Чуть больше года назад он обратился в фонд с просьбой помочь в сборе денег на реабилитацию в китайской клинике. Стороны подписали договор об оказании благотворительной помощи, в котором чёрным по белому было указано: «Фонд обязуется... до 25 октября 2015 г. перечислить все собранные к этой дате денежные средства на личный счёт благополучателя».

«После подписания договора фонд развернул кипучую деятельность в Волгоградской области, – рассказал Коновалов. – Помимо публикаций в интернет-изданиях, самыми заметными публикациями стали статьи в крупных городских газетах и сюжет на местном телеканале».

Добрые волгоградцы перечисляли деньги. Однако Георгию из них не досталось ни копейки. Потому что к моменту окончания договора калининградский фонд заявил, что сомневается в подлинности документов о том, что инвалид нуждается в реабилитации.

«Сначала им не понравилась формулировка моего диагноза, – говорит пострадавший. – Хорошо, мы с мамой сходили к врачу и сделали новую выписку, добавив расшифровку диагноза. Тогда они начали сомневаться в квалификации врача. Я понял, что нарвался на мошенников и что они просто тянут время. Те две недели были худшим кошмаром в моей жизни. У нас уже были оплачены билеты Волгоград – Харбин, оформлены визы и всё подготовлено к отъезду на лечение. В итоге мы всё равно поехали, только маме пришлось оббежать всех знакомых, занять деньги. Фонд же по итогам переписки пообещал прислать «мотивированный отказ от исполнения договора», но так ничего и не прислал».

У истории – относительный хеппи-энд. Курс реабилитации завершился благополучно. Состояние волгоградца улучшается с каждым месяцем. Но денег от фонда он так и не дождался.

А что же правоохранительные органы? Коновалов написал заявление в прокуратуру Калининградской области – по месту регистрации фонда. Прокуратура переправила обращение в полицию. А полиция в свою очередь уведомила заявителя, что признаков уголовного преступления не обнаружено, поэтому для разрешения финансового спора он вправе обратиться в суд. Но сил и здоровья у Георгия, увы, нет. Как нет и денег на оплату адвоката.

Ящики в городе

Волгоград – он далеко. А Старый Оскол – близко. В конце прошлого года на видных местах в старооскольских магазинах и аптеках появились небольшие пластиковые прозрачные ящички-копилки с яркой жёлтой надписью «Помочь ещё одному». Рядом – адрес сайта, по которому можно определить предполагаемого хозяина ящичка. Над ним обычно помещается фотография того «одного», кто нуждается в помощи, и текст с описанием его беды. Судя по содержимому, иногда весьма богатому, люди замечают эти копилки: в них видно много 10-рублёвок, но немало купюр достоинством повыше – 50- и 100-рублёвок.

Но то – доверчивые люди. А вот председатель Старооскольской местной общественной организации «Кризисный центр для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию» Юлия Углянская – не очень.

«На ящики я обратила внимание совершенно случайно, – говорит она. – Рядом с нашим офисом в микрорайоне Рудничный находится небольшой продуктовый магазин. Зашла туда – и увидела этот самый ящик».

Прежде всего Углянскую озадачила принадлежность фонда к другому региону. Действительно, Фонд социальной поддержки граждан «Помочь ещё одному» воронежский. Интересно, что он делает в Белгородской области?

Юлия Александровна связалась с руководителем фонда Романом Антошиным. И задала ему несколько простых вопросов. Спросила про основания размещения ящиков. Про необходимые разрешения. Ответ её огорошил: Антошин заявил, что вынужден помогать белгородцам, потому что белгородские общественники с этой задачей явно не справляются.

«Я сама занимаюсь благотворительностью, – говорит Юлия Углянская. – И я знаю, насколько сложно установить жертвенный ящик, как нужно это правильно и грамотно оформить. Должна быть инкассация. Должен быть договор на аренду какого-то одного квадратного метра, где размещают копилку».

Углянская пообщалась с заведующей продуктовым магазином. Та подтвердила: да, формальный договор аренды существует, однако жертвенный ящик как положено не опломбирован, только закрыт на маленький замочек. Средства из него изымались по-разному. Раз – с составлением акта. В другой раз просто приехали два молодых человека, вскрыли ящик, забрали деньги и уехали.
К чести руководителя магазина, она восприняла слова Углянской серьёзно.

«Я позвонила в Воронеж и потребовала убрать ящик, – рассказала заведующая магазином Наталья Кострова. – Вскоре приехали молодые люди и молча его забрали».

По словам Костровой, ящик установили в ноябре, забрали в феврале. В первый месяц, насколько она помнит, собрали рублей 700, потом – около 500.

В аптеку – за помощью

Другая точка сбора средств воронежским фондом – аптека сети «Не болей» в торговом центре «Карусель». Ящичек, примерно наполовину заполненный купюрами, опломбирован и закрыт на замочек. Над ним помещается листовка с призывом «Внимание! Нашему земляку нужна помощь!», портретом подростка и текстом, рассказывающим о его болезни. Заведующий аптекой Роман Юдин рассказал, что ящик висит уже несколько месяцев. Листовки с портретами людей, нуждающимися в помощи, менялись за это время три-четыре раза. Деньги вынимают раз месяц в присутствии сотрудников аптеки. В акте выемки они не расписываются.

«Договора на аренду у нас нет, но он должен быть, насколько мне известно, в нашей главной аптеке, находящейся в микрорайоне Юбилейный, – рассказал Юдин. – Мы спрашивали у ребят, которые изымали деньги, доходят ли средства до людей, для которых они собственно и собирались. Нам ответили, что на их сайте расписано, куда и кому уходят собранные деньги».

В разговор включилась сотрудница аптеки Елена Диденко:

«Так получилось, что мальчика, которому сейчас собирают деньги, я знаю. Мы живём в одном доме: я – в третьем подъезде, он – во втором. В листовке даже не всё написали. Например, что у него ещё и онкология, выявили опухоль, которую надо удалять. Мальчику нужны дорогостоящие операции, которые можно сделать в Санкт-Петербурге».

В аптеке «Не болей» в Юбилейном яркий ящичек «Помочь ещё одному» на момент визита «Белгородских известий» был заполнен деньгами примерно на треть. Заведующая аптекой Валентина Цветкова сообщила, что сам момент установки ящика она не видела. Договор аренды с фондом на размещение ящичков имеется, его заключала хозяйка сети аптек Нина Мацнева. Ящик опломбирован и пронумерован, на крышке фломастером выведено число 301.

«В соответствии с договором»

Попытки редакции получить комментарии непосредственно от руководителя воронежского благотворительного фонда Романа Антошина успехом не увенчались. Как пояснил нам его заместитель и один из учредителей фонда Дмитрий Цисар, председатель сейчас «в командировке по работе». Поэтому наши вопросы мы адресовали ему.

– Каким образом изымаются деньги из ящиков, принадлежащих вашему фонду?

– У нас договор заключён с каждой точкой. И в соответствии с этим договором изымаются средства.

– А акты при вскрытии ящиков составляются?

– Да-да-да!

– Ваш фонд имеет статус регионального или федерального? Имеете ли вы право работать на территории Белгородской области?

– На этот вопрос я ответить не могу: я ведь не юрист. Это тогда нужно председателя дожидаться, чтобы он вам ответил.

– Каким образом вы отчитываетесь за полученные деньги?

– При передаче денежных средств людям мы обязательно заключаем соответствующий договор. Вся эта отчётность у нас есть. И на сайте мы тоже это всё публикуем.

Такова позиция тех, кто собирает благотворительную помощь. А уж принимать решение о том, стоит ли им доверять, каждый вправе сам.

Как контролируют

За 2014–2015 годы региональное управление Минюста провело пять плановых документальных проверок благотворительных организаций, вынесло три предупреждения и даже привлекло одну организацию к административной ответственности. За непредставление благотворителями отчётов о деятельности за тот же период управление составило 31 протокол об административном правонарушении. Правда, максимальное наказание, предусмотренное КоАП, невелико: для граждан – до 500 рублей, для юрлиц – от 3 до 5 тысяч.

В апреле 2015 года областная прокуратура провела проверку того, как выполняется законодательство о контроле за деятельностью некоммерческих организаций. И пришла к выводу, что контроль ненадлежащий. В управление Минюста внесли представление, которое рассмотрели и удовлетворили.

Справедливости ради стоит отметить, что контролировать благотворителей очень сложно. В момент вскрытия ящика, в котором лежат собранные пожертвования, составляется акт. Но ничто не мешает руководителю фонда внести в акт вместо 10 тысяч собранных рублей цифру, которая в десять или сто раз меньше. В этом случае деньги теоретически можно поделить между участниками «благотворительной деятельности» и заинтересованными лицами – теми «людьми со стороны», которые согласятся поставить под актом свои подписи. Обязать руководителей благотворительных фондов вскрывать ящики в присутствии полиции, налоговиков или чиновника из Минюста невозможно: законом это не предусмотрено.

Ситуацию с псевдоволонтёрами рассмотрела Общественная палата Белгородской области. И даже обратилась в областной Совет безопасности и прокуратуру региона. В ближайшее время заинтересованные стороны планируют провести круглый стол с участием общественников, властей, полиции и налоговой службы.



Евгения Кондратюк, руководитель Белгородской региональной общественной организации «Святое Белогорье против детского рака»:

– К сожалению, далеко не все благотворительные организации ведут себя чистоплотно и честно перечисляют адресатам не менее 80 % собранных средств, как этого требует российское законодательство. Но это не значит, что люди, которые хотят помогать ближнему, должны отказываться от пожертвований. Здесь принцип простой: доверяй, но проверяй. Настоящие благотворители никогда не будут увиливать от вопросов о том, как они тратят собранные деньги.

Мне кажется, что на сборщиков благотворительной помощи в первую очередь должны обратить внимание работники и владельцы тех магазинов и кафе, где размещают эти ящики. По закону при изъятии денег из ящиков необходимо составить акт об изъятии денежных средств. В акте должны подписаться не только представители фонда, но и независимые лица – не менее трёх человек, в роли которых могут быть работники того же магазина или посетители кафе.

Что касается сбора средств в центре города, то ни один уважающий себя фонд не пошлёт волонтёров на улицу, если только это не заранее запланированная акция. Если фонд реализует системные проекты, то те суммы, которые они соберут на улице, этого не стоят. Серьёзные фонды обращаются к серьёзным юридическим лицам. Но это делают не все, потому что юрлицу нужно объяснить, куда фонд тратит эти деньги, и предъявить подтверждающие финансовые документы.

Возможно, обыватель на улице вполне удовлетворится формулировкой «На помощь детям». Но вот лично у меня те, кто стоят в торговых центрах и кричат: «Помогите ребёнку!» – сразу вызывают подозрение. Людям словно продают индульгенции, предлагая отпущение грехов за полтинник.

Я не пошлю своих девочек на улицу в выходной день, хотя понимаю, что они могут собрать какую-то сумму денег. Да, один-два раза в год во время проведения, скажем, благотворительных ярмарок мы выходим на улицу. Но перед этим размещаем информацию о сборе средств на нашем сайте и оповещаем СМИ. Потому что для нас важна репутация фонда. От этого зависит поступление благотворительных средств и, возможно, спасение ещё одной человеческой жизни.


для комментариев используется HyperComments