04.12.2016, Воскресенье 13:08
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
28 апреля 2015 г. 13:23:25

Крановщица показала корреспонденту «Белгородских известий» город с высоты башенного крана

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Полгорода как на ладони
Ольга Донченко. Фото Алексея Стопичева

Машинист башенного крана Ольга Донченко смотрит на мир свысока. Не потому, что заносчивая, а потому, что кабина её крана находится на высоте пятиэтажного дома.

Не бойтесь

Башенный кран – машина серьёзная. Многотонная махина, твёрдо стоящая на рельсах с помощью четырёх железных опор с колёсами. Сзади – огромный противовес. А наверху, в переплетении железа, кабина. Туда мы и забираемся по лестнице.

Я судорожно цепляюсь за каждую ступеньку, а машинист Ольга ласточкой взлетает наверх и весело подбадривает:

– Не бойтесь! Смелее! Здесь не страшно!

Она – лёгкая и стройная – кажется абсолютно естественной на этой громаде. А вот мне каждый шаг в переплетении металла даётся с трудом. Вниз пока не смотрю. И чем ближе к кабине, тем толще стальные канаты, снизу кажущиеся тоненькими ниточками. Уже на смотровой площадке рядом с башней осмеливаюсь взглянуть вниз. Высота изрядная. Однако из башни всё действительно кажется совсем не страшным.

На кране покататься

В башне, со всех сторон окаймлённой стеклом, кресло машиниста, какие-то кнопки, щитки, приборы. И четыре рычага – по два с каждой стороны.

«Этими рычагами я и управляю краном, – поясняет Ольга. – Один рычаг управляет кареткой на балке: вперёд и назад. Второй рычаг – майна и вира, то есть вниз или вверх. Третий рычаг управляет движением всего крана. А четвёртый поворачивает сам кран вправо-влево».

Сидя в кресле, она ловко манипулирует рычагами, отчего кран, вздрогнув, начинает движение. От неожиданности хватаюсь за дверь.

– Покатаетесь на кране, – смеётся машинист. – На кране ведь не катались?

– Не доводилось.

  • В кабине крана.

Ответственная работа

Кран движется неспешно, величаво, оставляя внизу суету и спешку. В этой работе суета и спешка вообще противопоказаны.

«Это очень ответственная работа, – рассказывает Донченко. – Нужно быть предельно внимательной, потому что внизу люди. Чтобы никого не зацепить, ничего не рассыпать, чтобы ничего не сорвалось. Малейшее неправильное движение – и всё. Максимальный груз нашего башенного крана 16 тонн! Бывают дни, когда вообще всё время в напряжении. Потом слезаю с крана, и у меня внутренняя дрожь. Физически не устаю, а вот морально… Особенно опасно, когда сильный ветер».

– А при каком ветре нельзя работать?

– При шести баллах уже нельзя. Скорость ветра я научилась безо всяких приборов определять.

Общение жестами

В разговоре Ольга особо подчёркивает, что работа машиниста может быть успешной лишь при тесном взаимодействии со стропальщиками. Стропальщик – это рабочий, выполняющий обвязку грузов. На профессиональном жаргоне – строповку. Отсюда, соответственно, и название.

«Стропальщиков трое, все мужчины. Понимаем друг друга на уровне жестов, кивка головы. Зрение у меня стопроцентное. Стараемся общаться больше жестами. Ветер или шум какой-то – уже можно не расслышать, что сказали. А это чревато грустными последствиями».

– Стропальщики не ругаются? Строители – народ своеобразный…

– Редко очень, – смутилась Ольга. – Стараются не ругаться при мне.

Башенный кран.
Башенный кран.
Фото Алексея Стопичева

Машинист всех кранов

Родилась Ольга Донченко в Валуйском районе – в селе Леоновка. После девяти классов поступила в Белгородский механико-технологический колледж. Окончила по специальности техник-технолог швейных изделий. Немного поработала швеёй и устроилась машинистом закаточных машин на одно из белгородских предприятий. Однако новая работа требовала большого напряжения, физических сил, да и производство было вредное. Потому Ольга несколько лет назад перешла на ЖБК-1.

Вначале работала в деревообрабатывающем цехе станочницей. Старательной, ответственной девушке посоветовали освоить профессию крановщицы в учебном комбинате, который находится здесь же, на предприятии.

«Сначала я отучилась на мостовой и козловой кран, – вспоминает Ольга. – Однако в нашем цехе таких нет, а переходить куда-то ещё я не захотела. А потом одна из наших крановщиц ушла на пенсию, и мне мастер предложил работу на башенном кране. А башенный – это уже совсем другое. И мне пришлось опять учиться. Теперь я машинист всех кранов. И вот работаю в нашем цехе на башенном кране».

– Сразу получилось? – спрашиваю машиниста.

– Две наши крановщицы меня по очереди обучали вначале. Опыт передавали. Советовали. Они очень умелые. А более полугода я уже сама работаю.

Вид из кабины крана.
Вид из кабины крана.
Фото Алексея Стопичева

Люблю читать и природу

«Работа моя мне очень нравится, – рассказывает Донченко. – Здесь, наверху, когда бывают свободные минуты, я книгу читаю. Я вообще читать люблю. В библиотеку нашу заводскую записана. Может, чтение и не модно сейчас, но мне это больше нравится, чем вязание или вышивка какая-нибудь. Причём нравятся мне именно бумажные книги. Может, и куплю когда-нибудь электронную, но пока читаю на бумажных носителях».

Из-за туч выглядывает солнце, и Ольга улыбается ему навстречу:

«За природой очень интересно отсюда наблюдать. Особенно в солнечный день. Любуюсь на красоты. Полгорода как на ладони. Вижу, как самолёты садятся. Наблюдаю за всем сверху вниз».

– Неужели высоты не боитесь?

– Не боюсь. Змей и мышей боюсь, а высоты – нет. Мы ездили от завода в Коктебель, и там я летала с парашютом. Даже там не страшно было. А здесь и не страшно, и интересно работать. Пока всё нравится.

«Не всем же в офисе сидеть»

Высота и грандиозность крана действительно настраивают на философский лад. Мало-помалу разговор с технических особенностей перешёл на жизнь.

– Ольга, – спрашиваю машиниста, – а не хотелось ли высшее образование получить? Работать где-нибудь в офисе?

– Раньше хотелось, – признаётся крановщица. – И училась я хорошо – могла бы в вуз поступить после колледжа сразу на третий курс. Но не всем же в офисе сидеть. Обидно только, что сейчас рабочие специальности не очень в почёте. В советское время престижно было иметь рабочую специальность. А сейчас нет. Хотя такие специальности очень нужны. Даже моё образование по швейному профилю мне в жизни очень пригодилось. Что-то пошить, перешить я всегда могу. И сделаю не хуже, чем в ателье, и денег это много экономит. Муж Александр у меня сварщиком работает. Тоже востребованная специальность. И доход неплохой приносит. Квартира пусть однокомнатная, но своя. Что ещё нужно для счастья?


для комментариев используется HyperComments