• 59,36
  • 69,72
  • 2,33
22 февраля 2017 г. 15:22:26

Исследователям предстоит ещё многое узнать о религиозных гонениях на Белгородчине

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Поколение святых
Епископ Белгородский Антоний Панкеев

В православном календаре февраля есть такой праздник, как Собор новомучеников и исповедников Русской церкви. В этом году он пришёлся на пятое число. В этот день мы вспоминаем тех, кто после революции 1917 года подвергался гонениям и принял мученическую кончину за Христа.

О белгородских новомучениках и религиозных гонениях в нашем крае мы беседуем с директором Государственного архива Белгородской области, членом комиссии по канонизации святых и увековечению подвига новомучеников Белгородско-Старооскольской епархии Павлом Субботиным.

— Павел Юрьевич, когда в нашем крае начались религиозные гонения?

— Преследование духовенства и верующих началось в конце 1918 года, когда большевики повторно установили свою власть в Белгороде. В это время в стране осуществлялась политика красного террора, позволявшая расправляться со всеми несогласными и делать это с особой жестокостью, публично, чтобы сломить сопротивление. В Белгороде это ознаменовалось арестами подозрительных людей, взятием заложников ради выкупа, наложением контрибуции, расстрелами и рубками горожан. Среди духовенства и верующих были убиты епископ Никодим (Кононов), протоиерей Порфирий Амфитеатров, начальница гимназии Мария Кияновская. В качестве заложников в Курске убили белгородских священников Петра Сионского и Василия Солодовникова, а также иеромонаха Серафима (Кретова).

Террор осуществлялся не только в Белгороде. В Томаровке был убит священник Александр Солнцев, в Мясоедово – протоиерей Константин Ничкевич, в Крюково – отец Владимир Касьянов. В Грайворонском уезде убиты священники Феодор Андриевский и Виталий Крутиков, а в Корочанском уезде – протоиерей Иоанн Авдиев. Это только убийства. Количество арестованных или взятых в заложники было значительно больше.

— Какие самые громкие белгородские дела, связанные с церковью и священнослужителями, известны на сегодня?

— В феврале 1935 года в Белгороде арестовали епископа Антония (Панкеева) и вместе с ним священников Митрофана Вильгельмского из Корочи, Александра Ерошова из Большой Халани, Михаила Дейнеку и псаломщика Михаила Вознесенского. Всех отправили в Дальневосточный лагерь, где уже находился бывший Белгородский, а потом Старооскольский епископ Онуфрий (Гагалюк) с курскими священниками. В 1938 году на всех перечисленных и ещё нескольких человек завели новое дело, перевели в тюрьму города Благовещенска Амурской области и 1 июня того же года расстреляли. Именно поэтому в первоначальный собор (список) белгородских новомучеников было включено 16 человек, и в наши дни церковь поминает их в день гибели – 1 июня.

Епископ Белгородский Никодим (Кононов)
Епископ Белгородский Никодим (Кононов)

Но это только вершина айсберга. В 1930 году, в первую волну массового закрытия церквей, было заведено дело на корочанского благочинного Александра Плетнёва. Всего по его делу арестовали 122 человека (священники, старосты, псаломщики, активные прихожане), в большинстве своём выступавших против закрытия церквей. Священники Александр Плетнёв и Аркадий Субботин, а также два мирянина по этому делу были расстреляны. В 1932 году, в рамках другого группового дела, охватившего территорию современных Курской, Орловской и Белгородской областей, аресты прокатились по Шебекинскому району. Этот список можно продолжать.

Все эти дела ложились в канву «усиления классовой борьбы в деревне» и были направлены на деморализацию общин верующих с последующим закрытием церквей. И духовенство, и рядовых прихожан методично преследовали именно за их религиозную позицию.

— Как шла работа по выявлению имён и судеб белгородских новомучеников, какие относящиеся к ним документы сохранились в областном архиве? К каким ещё источникам обращались в этих исследованиях?

— Первые шаги были сделаны ещё в 1919 году. В Белгороде было открыто судебно-следственное дело о жертвах большевистского террора, собраны свидетельские показания, проведены осмот­ры и вскрытие тел, фотографирование – планировался суд. В связи с победой Советской власти суд не состоялся, но материалы дела сохранились и сейчас опубликованы. В 1920-е годы часть белгородцев эмигрировала за рубеж и оставила воспоминания, которые тоже являются источником. Преследования духовенства в 1920–1930-е годы зафиксированы в делах, которые содержатся в архивах ФСБ Белгорода и Курска и доступны родственникам и специалистам. В Государственном архиве Белгородской области можно почерпнуть биографические данные за дореволюционный период и первую половину 1920-х годов, частично – в документах середины 1940-х.

Епископ Старооскольский Онуфрий (Гагалюк)
Епископ Старооскольский Онуфрий (Гагалюк)

— Что инкриминировали новомученикам?

— Не все арестованные и убитые священно- и церковнослужители – новомученики. К ним относятся те, кто действительно пострадал за исповедание веры или духовный сан. Нужно внимательно изучать обстоятельства ареста и гибели, документы дела – не было ли лжесвидетельства или оговора, не находился ли человек в расколе. Это кропотливая работа. Вот почему на Белгородчине из более четырёхсот сосланных и (или) расстрелянных по 58-й «антисоветской» статье священников и монахов количество прославленных невелико. Со временем, думаю, это число будет увеличиваться.

— Какие «белые пятна» ещё ­остались?

— Работа практически в самом начале. Тут не о белых пятнах надо говорить, а наоборот, о небольших заштрихованных участках на сплошном белом фоне.


для комментариев используется HyperComments