• 66,88
  • 76,18
  • 2,39
21 февраля 2018 г. 17:12:25

О чём переживают мужчины, как вести себя с юными мажорами и стричь капризных дам

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Под звуки ножниц. Как работается парикмахеру в Белгороде
Фото pixabay.com

О плюсах и минусах профессии рассказывает сотрудница парикмахерской.

В парикмахеры – после 35

«В детстве я никогда не заплетала волосы куклам и не делала причёски подружкам. Мой первый «клиент» – трёхмесячный сын, он родился с длинными волосами. После него я неожиданно осмелела – постригла мужа, сделала дочери и подруге каре. Результат понравился.

Я учитель английского, но по профессии не работала, сидела дома с детьми. Когда они подросли, то работодатели на мои 35 лет смотрели без энтузиазма. Я напрасно ходила на собеседования и копила деньги на курсы парикмахеров. 24 тысячи для моей семьи были приличной суммой, и к своей мечте я шла несколько лет.

Женщины на курсах были моего возраста, кроме одной школьницы, которая параллельно готовилась к ЕГЭ. Все с высшим образованием, опытом других работ и твёрдой уверенностью в правильном выборе. В этом наше преимущество перед молодыми, которые получают профессию парикмахера, толком не понимая, зачем они это делают».

Сам себе психолог

«После курсов я стала работать в парикмахерской спального района Белгорода. Большинство клиентов живут рядом, со временем я узнала их по именам, кто кому приходится и какие между ними отношения. Порой разруливаем конфликтные ситуации. Раз оказались в зале две соседки, которых пришлось разнимать после бурного спора, кто лучше убирает лестничную площадку.

Перенервничали мы, когда поняли, что в одно и то же время записались зять и тёща, мягко говоря, недолюбливающие друг друга. Пока зять усаживался в кресло, другой мастер, заикаясь, по телефону находил причины, чтобы его тёща задержалась.

Как‑то начала стричь мужчину. Звонит его сотовый, второй, третий раз – он сбрасывает. Я опустила ножницы, говорю: проверьте, мало ли что.

«Я в парикмахерской, перезвоню через 15 минут», – отвечает клиент по телефону.

Через пять минут залетает в бешенстве женщина и кричит с порога:

«Что, сразу не судьба была ответить?»

Я чуть ножницы из рук не выронила: ощущение было, будто меня с ним в постели застали».

 

Фото pixabay.com

Сложные клиенты

«Клиент садится в кресло – и ты должен сразу понять, как с ним работать. Задаёшь стандартный вопрос «Как будем стричь?» и по тому, как он ответит, понимаешь, молчать или болтать во время работы. Есть те, кто в парикмахерскую приходит по острой необходимости, им неприятен сам процесс стрижки. Сидят нервные, недовольные – тогда стараешься работу закончить побыстрее.

А есть люди, которые приходят не столько постричься, сколько поболтать и расслабиться в кресле. Важно уметь выслушать, не перебивая и сопереживая.

Как себя вести, можно понять по авто, на которых приезжают клиенты. Юный мажор, вышедший из «мерса», любит, чтобы всё делалось по его щелчку, и ему плевать, что ты ему в матери годишься. Он будет капризничать, ковырять в носу, разговаривать по телефону. Тут нужно палку не перегнуть: осадить, чтобы работу закончить, и его не унизить. Иначе поступить не могу: мне все клиенты дороги, мне детей кормить надо.

Есть женщины, которые приходят с лаком на волосах, и с ним их стрижёшь и окрашиваешь, хотя краска может неправильно лечь. Но они только приговаривают: «А мне всегда так делали, и вы делайте». Я сразу предупреждаю, что в таком случае не отвечаю за качество стрижки, её нужно делать на чистые волосы, но им всё равно».

Без брезгливости

«Есть посетители, к которым неприятно прикасаться. Чаще всего это пенсионеры, которые моются раз в неделю, от них запах грязного тела и лекарств. Волос у них мягкий, как войлок. А если заметишь на голове коросты, то хочется сразу в перчатки нырнуть, руки после них обрабатываешь антисептиком. Но ты не должен ни голосом, ни видом показывать, что тебе противно.

Однажды папа привёл 11-летнего мальчика – посмотрела на его голову, а там вши, жирные, ленивые, даже от расчёски не убегают, уже в симбиозе с ним живут. Мальчика спрашиваю, давно ли голову чешет. Отвечает, что месяца два. Папа завёл песню, что мама их бросила, за сыном некому смотреть, а я мальчишку под ноль, инструменты, одежду – в стерилизатор и больше в тот день не работала. Теперь, когда записываю детей, родителей предупреждаю, чтобы голову ребёнку осматривали».

 

Фото pixabay.com

С невозмутимой миной

«Всем кажется, что за причёски больше всего переживают женщины. Нет – мужчины с редкими волосами. Я уверена, что всё уже сделала, а они продолжают сидеть и рассматривать себя в зеркало, выискивая косяки.

Иные прибегают в панике:

«Исправьте, меня там настригли».

Я обычно в шутку отвечаю:

«А незачем ходить по другим парикмахерским, когда я здесь».

Те, кого я перестригла, теперь приходят только ко мне.

Сложно, когда клиентка хочет то, что ей не идёт или с чем будет трудно справиться. Моя работа как мастера заключается в том, чтобы ей всё подсказать. Спрашиваю: ты готова вставать рано, чтобы мыть, вытягивать, укладывать, чтобы из твоих волос получилась не мочалка, а причёска, как на фотографии, которую ты принесла? И если ей всё‑таки вожжа под хвост попала, я ещё десять раз повторю, как правильно жить с новым образом, дам фен и щётки для тренировки. Ведь если она дома не справится, то скажет, что плохо подстригли, и это сарафанным радио разнесётся по всей округе.

Бывает, работаешь как по минному полю идёшь: не знаешь, что получится. Главное – невозмутимое лицо, чтобы клиент, глядя на меня в зеркало, не подумал, что я не знаю, что творю. А когда закончишь, говоришь: «Вау, класс как получилось». Все мы любим сюрпризы, и пусть человек думает: мою голову не испортили, это я просто по‑другому выгляжу.

Раз в полгода ко мне группой приходят гастарбайтеры. Как‑то подстригла последнего, он вышел, и я вижу в окно, как он что‑то рассказывает. Голову потупил, а переводчик захохотал. Выглянула:

«Что‑то не понравилось?»

Нет, говорит, твой клиент сказал:

«После того что я испытал в кресле, я обязан на ней жениться».

 

Фото pixabay.com

Вредно для здоровья

«Я осознанно выбрала свою работу и знаю, что мой клиент должен уйти, меня любя. И я люблю своих клиентов даже тогда, когда они идут валом и нет времени чай попить. Это случается в предпраздничные дни и когда народ весной снимает шапки. К концу дня ноги отваливаются, чувствую боль от ступней до самого копчика, кажется, что не влезу ни в одну обувь. Жутко болит рука, ведь весь день держишь её на весу, на уровне плеч.

Радикулит, варикоз – это наши профессиональные заболевания. А в последнее время усилилась аллергия, из‑за которой хорошо зарабатывающие мастера становятся нищими, так как не могут работать ни с какими химикатами. Постоянно дышишь парами краски, химии, лаков, которые содержатся даже в косметике высокого качества.

Какие только новинки по уходу за волосами сейчас не предлагают: глазирование, кератиновый лифтинг. Они стоят дорого, но это деньги в карманы врачам, которые потом лечат парикмахеров. Многие процедуры без перчаток и масок делать нельзя, да и клиента надо запаковывать чуть ли не в костюм химзащиты, но кто соблюдает эти правила?

Первое время после работы я находила волосы даже в нижнем белье. Сейчас научилась и одежду выбирать, чтобы они не прилипали, и обувь – чтобы на отстриженных волосах не поскользнуться».

На чай

«На Новый год от нас ждут подарков – мы щедро раздаём пробники. А вот 8 Марта – наш день, дарят цветы, конфеты.

Самые щедрые на чаевые – пенсионеры, у них на стрижку хорошая скидка, и они делятся с нами. Есть молодые клиенты, которые не забывают дать сверху стольник. Я буду любить тебя ещё больше, думаю я тогда, чаевые ведь не пилятся, они все остаются в моём кармане. Но большинство ходят со страдальческими глазами, расплачиваются точно. Я их понимаю: какой тут на чай, когда себя привести в порядок денег не хватает?

Никогда не дают чаевые обеспеченные клиенты, мы их вычисляем по машинам. Как‑то у меня спросили, откуда они в нашей бюджетной парикмахерской. Есть те, кто ездит на дорогой тачке, а ест «Роллтон», для них важнее понты.

Другие приходят к нам к понравившемуся мастеру. Они действительно заработали свои деньги, знают им цену, поэтому и чаевые не оставляют. У меня они всё равно вызывают искреннее уважение. Один из них как‑то сказал: ты сама озвучила, сколько стоит твоя работа. Стоила бы дороже, я бы заплатил больше. Грустно, но справедливо.

Сейчас парикмахерские растут как грибы, только рядом с нами за год открылись две. Это печалит: бывают дни, когда клиентов мало, и тогда я страдаю. И не только потому, что заработка нет. Когда щёлкают ножницы и шумит фен, я чувствую себя счастливой.

Я так рада, что хоть немного поздно, но я нашла любимую работу».


для комментариев используется HyperComments