• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
4 марта 2015 г. 16:29:28

В Борисовке после 90-летнего забвения возрождается Богородице-Тихвинский женский монастырь

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Под покровом Богородицы
Фото Ольги Бондаревой

Генеральное сражение под Полтавой было назначено на 26 июня 1709 года. В этот день православные праздновали явление чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери. И фельдмаршал граф Борис Шереметев упросил государя Петра I отложить битву на один день, чтобы молить Богородицу о заступничестве. Фельдмаршал дал обет, что в случае победы над шведами построит в её честь монастырь.

Начало

Во время битвы пуля пробила камзол Шереметева, но отскочила от медальона с образом Тихвинской Божией Матери, который граф носил на груди…

Возвращались победители через Борисовскую слободу, вотчину Шереметева. Борис Петрович рассказал государю об обещании, которое дал Богородице перед битвой. Пётр его порыв одобрил, оглядел окрестности, выбрал возвышающуюся над поселением гору и собственноручно водрузил на ней крест, обозначив место будущего монастыря. Строить обитель начали в 1714 году. Так, гласит предание, было положено начало Борисовской Богородице-Тихвинской пустыни.

Богородице-Тихвинский монастырь до разрушения.
Богородице-Тихвинский монастырь до разрушения.
Фото из группы «Борисовский Богородице-Тихвинский монастырь» в соцсети «ВКонтакте»

Искали крышу над головой

На окраине Рязани стоит Скорбященская церковь, которая в годы советской власти была одним из немногих действующих храмов. В 60–70-е годы прошлого века служил в ней архимандрит Серафим, вокруг которого собралось около 120 прихожанок, многие из которых приняли тайный постриг. Была такая практика в годы воинствующего атеизма. Верующие люди становились монахами, жили по своим домам, но соблюдали все законы высокорелигиозной жизни, хотя и скрывали это. Именно тайный постриг, по мнению священнослужителей, помог сохранить монашеское сообщество в советские времена. Так вот, после смерти архимандрита в конце 70-х годов его послушницы стали искать себе духовного наставника. И со временем нашли его в лице игумена Иннокентия, который служил в Свято-Троицком мужском монастыре.

«Мы сразу поверили ему, увидели в нём правильного, надёжного батюшку», – говорит монахиня Иова.

Сходились матушки к своему духовнику-монаху ежедневно на службу к шести часам. Так вышло, что сложился монастырь в монастыре. Но с годами пожилым женщинам становилось всё труднее добираться до храма. То у одной, то у другой возникали житейские проблемы, которые не совмещались с их духовными устремлениями. Вот и решили в прошлом году монахини объединиться в одном месте под началом игумена Иннокентия. Начали искать крышу над головой. Искали в Центральной России, но в тамошних монастырях их не принимали – есть в них неписаный возрастной ценз до 45 лет. А в рязанской общине средний возраст монахинь – 70 лет. И тут случился разговор со священнослужителем Губкинской епархии, который позвал рязанцев в Белгородскую область. И прислал по Интернету несколько ссылок на существовавшие у нас в разное время монастыри. Первая информация была посвящена Борисовскому Богородице-Тихвинскому женскому монастырю, который закрыли в 1923 году, и с годами он был разрушен.

«Мы заочно влюбились в это место, поэтому другие варианты даже не рассматривали. Владыка Софроний предлагал нам поселиться в более комфортных местах, где всё было обустроено. Живи, молись и радуйся. Но мы выбрали Борисовку», – вспоминает игумен Иннокентий.

Интересно, что решение о переселении святые люди приняли в год 300-летия основания обители и начала известных событий на Украине. В то время, когда земля наша особенно нуждалась в защите и небесном покровительстве.

  • Игумен Иннокентий.

  • Монахиня Иова.

С чистого листа

В путь (аж за 700 км) пустились с поклажей, которую смогли увезти в руках. В первый день пребывания рязанских сестёр и батюшки на Борисовской земле, 23 июня 2014 года, православные праздновали день Собора рязанских святых. Ещё одно совпадение, которое верующие называют промыслом Божьим.

Вымыли вначале одну из комнат полузаброшенного здания – для спальни. Добрые люди дали кровати, постельное бельё. Воду привозили в бочках, кипятили на костре, питались, как говорится, чем Бог пошлёт. Начали всё с нуля. Вырубали заросли, вывозили горы мусора, накопленного за годы запустения, проводили электричество, тепло, воду, ремонтировали одно за другим помещения. После закрытия монастыря были разрушены все его храмы, сведено на нет огромное благополучное хозяйство, в котором поддерживалось около 60 одних только промыслов.

«Монастырь представлял собой город, который полностью себя обеспечивал. Стояли 40 двухэтажных корпусов, свои больница, фермы, теплицы. Самым развитым промыслом была иконопись: в мастерских трудилось около 600 иконописцев, столько же их учеников и 600 иконообделочниц», – рассказывает отец Иннокентий и делится планами восстановить хотя бы один храм, возродить иконопись, открыть воскресную школу.

В одном из корпусов монастыря при советской власти разместили детдом, а в наше время – специальную школу-интернат. Её бывшие воспитанники теперь помогают монахиням в ремонте. Как, впрочем, и другие добровольцы. Приезжают в монастырь из разных уголков нашей и соседних областей десантами, семьями.

Большую помощь оказывают сами борисовцы, местные власти, священнослужители.

«Глава Борисовки, Алексей Васильевич Хуторной, человек необыкновенной отзывчивости. Встретил нас с добротой и готовностью помогать, не оставляет нас без участия в решении наших проблем», – поделилась инокиня Нина.

Поддержали идею возрождения обители общественность, власти, предприниматели.

«Для помощи приходу создан попечительский совет, который возглавляют известные в области люди, открыт счёт для перечисления средств на восстановление. Поданы документы святейшему Патриарху Кириллу о возрождении статуса монастыря и рассмотрении вопроса об утверждении игуменьи», – рассказал о планах владыка Софроний.

Мы приехали в пустынь, когда сделано было много дел. Так много, что побывавшая перед этим синодальная комиссия уточнила у сестёр: правда 23 июня приехали? Попали мы к радостному событию – одна из монастырских козочек принесла потомство. Малышку тут же заботливо обтёрли и унесли в тепло. Жизнь продолжается.

Фото Ольги Бондаревой

Святыни и молитва

И всё же, по справедливому замечанию владыки Софрония, монастырь живёт не стенами, а молитвой.

«Монастырская молитва обладает особой силой. Не случайно говорят, что она может сдвинуть горы», – отметил епископ Софроний.

В январе, как и положено в обители, началась ежедневная служба. Круглые сутки, без перерыва, читается монастырская молитва – неусыпаемая псалтирь – о здравии живых и поминовении усопших. Совершаются богослужения у чудотворных образов, многие из которых имеют удивительную историю.

Один из них – икона святителя Николая с частицей его святых мощей. Привёз её с собой отец Иннокентий из Рязани. История её появления такова. Одна рязанская жительница увидела сон, будто Николай Чудотворец велит ей подняться на чердак дома, взять там икону и отнести монаху. Сон этот женщина всерьёз не приняла и про него забыла. Через некоторое время сон повторился, но говорил святитель строже. Женщина удивилась, но просьбу святого снова не выполнила. В третий раз Николай пригрозил суровее, женщина перепугалась не на шутку и полезла на чердак. И среди прочих вещей нашла икону, завёрнутую в тряпицу. Она была такая чёрная, что нельзя было разглядеть, кто на ней изображён. Женщина пошла по окрестным сёлам в поиске священника, который возьмёт образ, пришла и к игумену Иннокентию. Батюшка положил её в алтарь, и спустя время икона… обновилась и посветлела. Стало видно, что на ней изображён Николай Чудотворец. С тех пор игумен Иннокентий является хранителем образа.

  • Икона Преображение Господне, которая вернулась в монастырь из из Крюкова (внизу).

  • Монастырская молитва неусыпаемая псалтирь читается крулосуточно.

Возвращаются в монастырь и его прежние реликвии. Иерей Евгений Кармишин, священник храма соседнего села Крюково, накануне праздника Преображения Господня, 18 августа, снял со стены старинную икону, подготавливаясь к праздничной службе. И увидел на обратной стороне записку, где говорилось, что она принадлежала Богородице-Тихвинской пустыни. После службы священник счёл своим долгом передать образ в родные стены. А через пять дней батюшка и сам был назначен в монастырь вторым священником.

В октябре вернулась Тихвинская икона Божией Матери. Привезла её Вера Макаренко из Грайворона. Много лет назад она помогала монахине Агриппине, которая после разгона монастыря доживала свой век в миру. После смерти одинокой женщины соседи разбирали её иконы. Вера Семёновна взяла самую большую – Тихвинскую икону Божией Матери, хранила её много лет. Как только узнала о восстановлении монастыря, приехала с детьми, чтобы отдать святыню сёстрам.

Матушка Ирина Кармишина с сыном Максимом.
Матушка Ирина Кармишина с сыном Максимом.
Фото Ольги Бондаревой

Главная святыня монастыря – древний образ Тихвинской Богородицы – сегодня находится в храме Архистратига Михаила в Борисовке. Монахини на него не претендуют, считая несправедливым лишать верующих людей возможности молиться у образа в привычном для себя месте.

Форпост духовности

После знакомства с батюшкой и сёстрами осталось очень светлое чувство. Удивительно, когда с тобой общаются без предвзятости, исключительно с позиций доброты и понимания, воспринимается это как бальзам для души современного человека. Люди, поселившиеся на Монастырской горе, своим примером напоминают нам об идеальных человеческих отношениях и безусловной любви друг к другу.

«Возлагаю на этот монастырь большие надежды. Он будет форпостом духовности, куда люди обращаются для восстановления, излечения и обновления своих сил», – так определил роль Борисовской Богородице-Тихвинской обители епископ Губкинский и Грайворонский Софроний.


для комментариев используется HyperComments