• 66,43
  • 75,39
  • 2,39
26 июля 2018 г. 11:41:07

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Под крылом самолёта. У воздушных разведчиков враг был как на ладони

Много лет назад благодаря службе в Главном разведывательном управлении (ГРУ) Генерального штаба ВС РФ познакомился с ветераном Великой Отечественной войны, участником Курской битвы, Героем Советского Союза, асом воздушной разведки генерал-майором Иваном Ивановичем Лезжовым. Хотелось бы рассказать о нём землякам на страницах газеты «Белгородская правда».

Третий из ста

Родился Иван Лезжов в Подмосковье в крестьянской семье в сентябре 1923 года. Он из того поколения, из которого, как говорит бесстрастная статистика, лишь трое из ста ушедших на фронт вернулись с полей сражений. Ивану повезло: вернулся домой, участвовал в Параде Победы 24 июня 1945 года на Красной площади, в строю ветеранов маршировал в Параде Победы и в 2000 году – в качестве командира сводного полка ветеранов 1-го Украинского фронта.

А между этими датами было: учёба в трёх военных академиях – Военно-воздушной, Военно-дипломатической, Военной академии Генерального штаба, служба в военной разведке, на военно-дипломатическом поприще, в строевых частях и военно-учебных заведениях Военно-воздушных сил, активная работа по военно-патриотическому воспитанию подрастающего поколения…

Нельзя свернуть

Окончив в 1938 году семилетнюю школу и приписав к возрасту пару лет, одновременно с работой и учёбой в техникуме занимался в аэроклубе. Затем поступил в Тамбовскую лётную школу Гражданского воздушного флота, которую с началом войны перевели в ВВС, где формировали экипажи дальней воздушной разведки. Её особенность – постоянный риск, от которого нельзя уклониться: совершать полёт надо по строго установленному маршруту, чтобы даже в условиях противодействия противника сфотографировать наземные объекты врага.

Как рассказывал мне Иван Иванович, 5 июля 1943 года его экипаж по заданию Ставки ВГК сделал два вылета. Причём над полями начавшегося сражения, в котором с обеих сторон участвовали свыше двух миллионов солдат, тысячи танков, артиллерийских орудий и самолётов.

За время Курской битвы, вспоминал он, их 98-й разведывательный полк, обеспечивая Ставку ВГК и фронты необходимыми данными, потерял почти половину авиапарка – 19 самолётов. В этом числе и самолёт-разведчик Пе-2, командиром экипажа которого был младший лейтенант Иван Лезжов.

Иван Лезжов
Иван Лезжов

Срочное задание

В автобиографической книге «Разведчик» Герой Советского Союза генерал-майор Лезжов, в частности, пишет:

«7 июля ночью, около 2 часов 30 минут, наш экипаж был срочно вызван на командный пункт оперативной группы командиром эскадрильи майором Плиткой, и он поставил срочное задание Ставки ВГК. В поступившей телеграмме было указано следующее: немедленно направить экипаж с задачей обнаружить наличие, направление выдвижения немецкой дивизии резерва из Харькова. При обнаружении – немедленно доложить с воздуха и подтвердить фотосъёмкой…

…На высоте около 7 тыс. метров пересекли линию фронта в направлении Белгорода. Оккупированный Белгород встретил нас зенитным огнём. На железной дороге виднелись два эшелона…

…Идём к Харькову правее железной дороги и обнаруживаем ещё пять вражеских эшелонов. Харьков тоже встречает зенитным огнём. Делаем небольшую петлю для того, чтобы сфотографировать идущие к Белгороду тяжело гружёные эшелоны. На обратном подходе к Харькову нас снова обстреляли зенитки…

…Под нами железная дорога, параллельно идёт шоссейная, на которой видны сплошные колонны гитлеровских войск, движущиеся тоже в направлении Белгорода. Фотоаппарат включён. Идёт съёмка. Произвожу небольшие развороты лишь скольжением самолёта, чтобы фотографируемый объект (обе дороги – железная и шоссе) не вышел из кадра съёмки. С высоты 7 тыс. метров уже стала просматриваться почти вся обстановка над нами. Открытым текстом передаём по радио: «Из Харькова на Белгород в движении находятся семь железнодорожных эшелонов противника, по шоссейной и параллельным просёлочным дорогам движутся большие колонны войск».

Поторопилась похоронка

Принят ответ: сообщение получено. «Фотоаппарат, – пишет Лезжов, – ещё работает, из Белгорода – мощный зенитный огонь. Внезапно он прекращается и вдруг со стороны восходящего солнца мимо нас проскакивает пара «фокке-вульфов», паля по нам из пулемётов. Провожу резкий полупереворот влево, чтобы уйти от атак пикированием. Но ведущий второй пары Ф-190 пулемётным огнём нанёс удар по правому мотору нашего самолёта, рули управления не реагируют. Стрелок-радист сбивает ведомого этой пары».

При атаках следующих немецких пар по нашему загоревшемуся самолёту штурман Снегерев сбивает ведущего другой пары истребителей и подбивает второй вражеский «фоккер». Но следующая атакующая пара тяжело ранит его, и он падает на пол кабины. Другой «фоккер» при манёвре оказывается в непосредственной близости от нас, прямо перед носом нашего самолёта. Жму на кнопку стрельбы двух носовых пулемётов – и истребитель противника взрывается. Этим взрывом снесена почти вся носовая часть нашего самолёта, который из пикирования переходит почти в планирующее падение. Удар следующей пары приходится сзади, прямо по моей бронеспинке, и я теряю сознание».

В этом боевом вылете, говорится в наградном листе на Ивана Лезжова, его самолёт был атакован 12 немецкими истребителями «фокке-вульф». Подбитый, неуправляемый самолёт-разведчик удачно приземлился на занятой нашими войсками территории севернее Белгорода. В медсанбате, во фронтовом госпитале в Курске, военном госпитале в Москве, военном санатории ВВС вылечили, восстановили боевого лётчика-разведчика. За боевые заслуги под Белгородом Лезжов и его штурман были удостоены ордена Красного Знамени.

В санатории он познакомился с генералом авиации Василием Сталиным. После излечения получил трёхдневный отпуск; дома он встретил мать и сестёр, которые получили на него похоронку.

Становились дети асами

А затем снова боевые будни. Иван Лезжов вносил достойный вклад в операции, связанные с форсированием Днепра, освобождением Киева, Белоруссии, Вены, Праги и взятием Берлина.

Боевой налёт за годы войны Ивана Лезжова – 1 260 часов на самолётах разведывательной модификации: Пе-2, ББ-22, «Кинг-Кобра», А-20Ж «Бостон», Як-7 и Як-9ДД. Произвёл 238 боевых вылетов на дальнюю разведку. Дважды сбит противником, дважды тяжело ранен и контужен, лично сбил два вражеских самолёта.

Звание Героя Советского Союза присвоено 29 июня 1945 года. При вручении 3 августа 1945 года капитану Лезжову Золотой Звезды и ордена Ленина Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин, посадив рядом с собой 21-летнего Героя Советского Союза и приобняв, с удивлением произнёс: «Я и не знал, что дети летали».


Генерал-майор Иван Иванович Лезжов находился в боевом строю до февраля 1985 года, в добром здравии прожил активную жизнь ветерана военной разведки до 2015 года. Похоронен в Москве, на Троекуровском кладбище.


для комментариев используется HyperComments