04.12.2016, Воскресенье 11:18
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
26 мая 2015 г. 15:11:47

Журнал белгородской молодёжи «ОнОнас» рассказывает, как сватались и гуляли свадьбы наши предки

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
По старинке – чтобы на века
Свадьба по старинному обряду в этнографической деревне Кострома. Фото Евгения Грицкова

Если вы решитесь сыграть свадьбу по традициям Белгородского края, то вам повезло: в отличие от северных земель с их традиционным обрядом «свадьба = похороны», морем невестиных слёз и финальным тостом хозяина дома: «Товаришчи, выпьем, а потом по-волчьи взвоем!», на юге России игралась «свадьба = веселье», об основных этапах и региональных особенностях которой «ОнОнасу» рассказали студентки Белгородского государственного института искусств и культуры Светлана Ивошина и Елена Воробьёва.

Понятия «старый холостяк» ещё несколько веков назад не существовало. Предки говаривали так: «холостой – полчеловека». В брак вступали в 14–15 лет, чаще всего из имущественных интересов, свобода выбора супругов отсутствовала практически до начала ХХ века (мы, конечно, не будем повторять всё это в домашних условиях). При этом без свадебного гуляния жених и невеста не признавались законными супругами.

Сватовство и предсвадебные хлопоты

Совсем в давние времена невеста не видела жениха до самого венчания, но, по рассказам бабушек из наших сёл, в последнее время жених не принимал участия только в сватовстве. Сватали невесту родственники, уважаемые люди, крёстные. Ещё проще поступали в селе Хомутцы Ивнянского района: там для сватовства находили бойкую женщину, сходотайку, – хитрую, ловкую и умеющую «брехать». Она расхваливала жениха родителям невесты, и только после «к телу» допускались родственники.

Обычно свататься ехали уже под вечер, окольными путями, скрытно, как партизаны, – боялись отказа. Позади себя проводили черту, чтобы не вернуться ни с чем. Имя невесты напрямую не называли – величали голубкой, а то и тёлочкой. Далее шло хорошо знакомое «У вас товар – у нас купец», при этом сваха должна была стоять, а коли села – дело не пойдёт. Вместо невесты часто сперва предлагали наряженную старушку, другую девушку, а могли и старшую незамужнюю дочь всерьёз попробовать обеспечить женихом.

Отказывали тоже не в лоб: например, просили сватов на тыкву (гарбуз) сесть (помните, как в фильме «Максим Перепелица» с Леонидом Быковым в главной роли?). А чтобы ещё и неуважение выказать, ставили у ворот веник или старую метлу. После этого жених терял репутацию – «поганой метлы понюхал». После такого, понятное дело, лучше домой ночью возвращаться.

Коли вы благополучно избежали отказа, можно переходить к процедуре с кодовым названием «оглядины» (или двороглядье) – по сути, это осмотр хозяйственных богатств жениха родственниками невесты. Параллельно все начинали готовиться к пропою – праздничному застолью в доме невесты (примерно за неделю-две до свадьбы). На пропой одевались празднично, где-то на одёжду прикалывали иголки от сглаза, несли с собой к столу блинцы, варёную курицу, холодец. Именно на пропое во многих сёлах жених впервые видел невесту. Будущие супруги сидели за столом и не ели. Над столами неслись песни: «Пьяница-пропойница, Николаева батюшка, пропили Настеньку за винную чарочку, хрустальный стаканчик…» Жених с невестой одаривали родителей и величал их «батюшка» и «матушка». В наш же трезвый век можно принятую исторически «четверть» (3,075 л) водки заменить более благородными напитками. Это чтобы невесте было проще впервые проводить жениха из избы.

  • Студентки БГИИК Светлана Ивошина и Елена Воробьёва воссоздали старинный свадебный костюм.

  • Студентки БГИИК Светлана Ивошина и Елена Воробьёва воссоздали старинный свадебный костюм.

Накануне

Накануне свадьбы устраивался девичник. Ближе к вечеру собирали постель, пекли каравай. Невеста обходила всех своих родственников, прощаясь с вольной жизнью. Ей полагалось плакать и причитать: «Милая моя мамушка, зачем же ты отдаёшь меня в другую семью? Лютая свекровь мне будет матушкой, лютый свёкор мне будет батюшкой».

Вечером собирали приданое невесты: икона, вышитые полотенца, подушка из перьев или хлопьев конопли, подарки родителям и крёстным, сундук с одёждой (понёвы, рубахи и прочее). В дом жениха провожали специально обученных парней-рубашников – со свадебной рубахой. Там рубашники требовали выкуп за рубаху, а собравшиеся родственники жениха старались её выкрасть. Специально приглашённая молодая супружеская пара с караваем трижды обходила стол под песню, затем каравай нужно было трижды обнести вокруг символического столба, который раньше стоял в центре дома под матицей – поперечной балкой на потолке.

А невеста тем временем кланялась родителям, обнималась, прощаясь с подружками, голосила. В некоторых местах позволяли на девичник приходить парням, но к столу они не приглашались, а бросали перед окнами шапки и картузы. Девушки угадывали, чей головной убор, насыпали в него семечек и возвращали хозяину, если тот нравился. Ночевали девушки у невесты, на полу. Ночью кто-нибудь из родственников незаметно сшивал им рубахи одной нитью, чтобы утром встали «посвязанные».

Пока горшочки не разобьют

Утром свадебного дня невесту сажали на кровать, а самая близкая подруга раздавала другим девушкам постель, чтобы во время шествия к жениху показать, какая богатая невеста. У жениха собирались дружки, выкупали постель, девушкам раздавали угощение, клали деньги в стакан. А жених отправлял к невесте свадебный поéзд.

Свадьба Сергея и Александры в этнографической деревне Кострома.
Свадьба Сергея и Александры в этнографической деревне Кострома.
Фото Евгения Грицкова

Невесте расчёсывали волосы и заплетали косу. Перед венчанием благословляли, на пол стелили шубу мехом вверх – для богатой жизни. К церкви приезжали каждый из своего дома, а после венчания ехали вместе в свадебном поéзде. Возле дома жениха молодожёнов встречали родители с хлебом да солью. Мать жениха разметала веником дорогу. Этот веник после было принято выбросить за пределы двора. Жених входил в дом первым, чтоб быть хозяином.

После невесте заплетали уже две косы и надевали на голову бабий головной убор – сороку, уводили в другую комнату, чтобы переодеть в бабью юбку – понёву. Свашка со стороны жениха повивала молодых: рисовала свечами в полотне троекратный круг. Супругов показывали гостям, и начиналось веселье. К ночи молодых провожали в покои, сопровождая теми же свечами в повивальном полотенце.

Второй день свадьбы гуляли в доме невесты. Молодую прятали, гости её искали. На третий день (по желанию) свадьбу «тушили». В горшок клали солому, зажигали и ставили под стол. Затем брали палки и разбивали ими горшок. Это означало, что свадьба закончилась.

Переходим к практике

Белгородка Александра Ижикова познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Петровым в Москве. Но свадьбу решили сыграть в Белгороде. Второй день празднования прошёл в этнографической деревне Кострома на реке Псёл в Прохоровском районе.

«Встретили нас величальной песней, – рассказывает Александра, – поприветствовали гостей и под песни развели по разным домам. Меня усадили на стул, подружки невесты встали в круг, спели прощальную песню, заплели косы из распущенных волос и проводили в замужнюю жизнь.

Потом пришёл жених со сватами, заплатил выкуп и прошёл проверку у подружек, подходящий ли он будет муж (можно спеть, сплясать, сказать нежные слова невесте). Только после этого меня вывели из дома, под песни связали руки рушником, чтобы шли по жизни рука об руку. И в заключении, конечно, стол с угощениями, пляски, веселье.

Как видно на фото, до сороки дело не дошло, но платье было то, в котором мама выходила замуж 30 лет назад. Не такая древняя, но тоже очень хорошая традиция».


для комментариев используется HyperComments