• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
17 октября 2014 г. 14:44:54

Как корреспондент «БелПрессы» исследовал пешеходную активность

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Пешеходов по осени считают
Место исследования. Фото Вадима Кумейко

Помните старый советский мультик про козлёнка, который считал до десяти? Гуляя по лесу, он каждому встречному присваивал порядковый номер: «Один – это я, два – это телёнок, три – это корова…». За подобные вольности козлёнок чуть не получил по рогам в буквальном смысле этого слова, но в итоге всё закончилось хорошо.

Соглашаясь принять участие в роли волонтёра в исследовании пешеходного и автомобильного трафика возле музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление», я немного опасался – а вдруг пешеходы и автомобилисты, увидев, что их пересчитывают, тоже поведут себя агрессивно. Мало ли кто чего подумает. Но мысль о том, что результаты исследования будут применены во благо всем жителям Белгорода, перебороли все мои сомнения.

Как это делается?

Объявление о том, что для участия в городском исследовании нужны волонтёры, я увидел у одного из френдов, увлекающихся урбанистикой. Это такой раздел экономической географии, который изучает проблемы жизни и развития городов. Наука эта относительно молодая – ей чуть больше ста лет, хотя первые тексты, затрагивающие вопросы жизни городов, принадлежат ещё Платону и Аристотелю.

«Мы планируем провести исследование улицы Попова в районе парка Победы/ диорамы (улица рассекает парковую зону на две части) – проанализировать активность пешеходов, велосипедистов, автомобилей и сделать предложение по изменению пространства», – говорилось в сообщении.

Группе исследователей не хватало четверых добровольцев, готовых пожертвовать личным временем и посчитать пешеходов и автомобилистов.

Вечером возле диорамы собралась группа людей, пришедших на инструктаж. Артём и Геннадий – так зовут инициаторов исследования – выдали бланки анкет и рассказали, что волонтёрам предстоит выполнить три типа заданий. Первым пунктом стал подсчёт пешеходов, переходящих реку Везёлку по мосту рядом с диорамой.

«У нас есть гипотеза, что по стороне, которая ближе к парку, проходит в несколько раз больше людей, чем по той, которая ближе к диораме. Но пока это только предположение, точные данные мы получим, только обработав заполненные вами бланки исследований», – пояснил Геннадий.

  • Перед исследованием волонтёров проинструктировали.

  • Всем волонтёрам выдали специальные анкеты для заполнения.

Во втором бланке нам нужно указать, сколько пешеходов и где переходит улицу Попова на промежутке от пересечения с улицей Победы до моста через Везёлку. Между Музейной площадью и парком Победы всего один пешеходный переход, но его часто игнорируют и переходят дорогу там, где удобнее, – только за время проведения инструктажа так поступило несколько человек. Конкретное количество горожан, которые регулярно нарушают правила, нам и предстояло выяснить.

Третья задача заключалась в подсчёте проезжающих и припаркованных вдоль улицы Попова автомобилей. Чтобы мы не сбивались со счёта, нам выдали специальные счётчики.

Получив задания, мы распределили по дням «вахты». Артём и Геннадий выбрали для подсчётов два выходных и два будних дня, один из которых пришёлся на День знаний – 1 сентября.

«Автомобильный и пешеходный трафик в выходные сильно отличается от показателей будних дней, это также будет учитываться при анализе данных. Плюс ко всему пешеходная и автомобильная активность изменяется в течение дня – утром люди едут и идут на работу, вечером – домой, а в середине дня – отправляются домой или в кафе обедать. Значение имеет и погода – солнечным днём пешеходов больше, чем в дождь», – отметил Геннадий.

Кому и зачем это нужно?

Более подробно расспросить о том, зачем это всё затевается, я решил у одного из инициаторов исследования – Артёма Королёва.

Артём работает в городской администрации, но, по его словам, исследование не связано с должностными обязанностями.

– Считайте, что здесь я выступаю просто как гражданский активист, – улыбается он.

– Тогда зачем это вам нужно?

– Мы хотим выяснить локальные проблемы этой рекреационной зоны. Для этого нам надо изучить внутритерриториальный трафик и организацию парковочного пространства, основные пешеходные связи, а также проанализировать динамику, активность и плотность пешеходных и автомобильных потоков в этом месте. Конечная цель – внесение предложений по реорганизации этого пространства.

– То есть, если вы поймёте, что пешеходов там больше, чем автомобилистов, то порекомендуете сделать проезжую часть уже, а тротуар шире?

– Грубо говоря, да. У нас есть определённое видение того, как в этом месте должно быть организовано пространство, но пока это только гипотеза, которую необходимо подкрепить или опровергнуть цифрами, статистикой.

По словам Артёма, подобные исследования на протяжении последних двух лет проводятся в Москве. Плюс этих методик в том, что городскую среду начинают создавать на основе объективных данных, а не просто потому, что кому-то так кажется правильным. Белгород только начинаем перенимать этот опыт. Например, исследование проводили при планировании Южного парка в Белгороде: там также определялись пешеходные потоки и связи.

– Помогут ли подобные исследования исключить ситуации, когда люди ходят не там, где проложена дорожка, а там, где удобнее?

– Думаю, что удастся свести подобные случаи к минимуму. Сегодня у нас есть возможность путешествовать, мы видим фотографии других городов в Интернете и понимаем, что многие вещи можно сделать совсем по-другому, гораздо удобнее для жизни, чем есть сейчас. Для этого мы и проводим такие исследования.

В Белгороде исторически сложилось так, что Музейная площадь и парк Победы – это единая рекреационная зона общегородского масштаба, разделённая на две части улицей Попова.

– При этом зона, занятая движущимися и припаркованными автомобилями, занимает меньше 2 % от всей площади этой территории, – подчёркивает Артём. – Наверное, это не совсем справедливо.

– Почему вы решили привлечь именно волонтёров к исследованию, а не обратиться за помощью профессионалов – сотрудников городского управления архитектуры, например? – интересуюсь напоследок я.

– Одна из особенностей нашего проекта в том, что он является примером классического краудсорсинга. Я лично убеждён в том, что к решению общегородских задач необходимо привлекать жителей города, активистов, заинтересованные городские сообщества. Это общемировая практика, думаю, нам тоже нужно практиковать такие подходы.

Очень часто белгородцы переходят дорогу в неположенном месте.
Очень часто белгородцы переходят дорогу в неположенном месте.
Фото Вадима Кумейко

«И тут подземный переход будут строить?»

По графику первую «вахту» мне выпало отстоять во вторник, с 15:00 до 17:00. Приехав на место, я взял в руки планшет с анкетой, включил таймер на мобильном телефоне и начал наблюдать. Наблюдательным пунктом я избрал небольшой участок возле моста через Везёлку.

После первых пяти минут заполнения бланка я перестаю путаться и безошибочно ставлю черточки, обозначающие пешехода, велосипедиста или маму с коляской в нужные графы. Правда, один раз чуть не промахнулся: пожилая женщина с детской коляской, переходившая мост, везла отнюдь не внука на прогулку, а охапку цветов на продажу. Бизнес есть бизнес.

Рядом с припаркованной неподалёку машиной с гражданскими номерами переминались с ноги на ногу сотрудники муниципальной стражи. «Интересно, привлеку я их внимание или нет?» – подумал я.

Всё-таки стоящий на одном месте и что-то записывающий на бумаге человек выглядит подозрительно. Действительно, не прошло и четверти часа, как ко мне подошёл «страж» и вежливо поинтересовался, чем это я тут занимаюсь. Услышав, что я участвую в исследовании, искренне удивляется:

«Что, и тут подземный переход будут строить?»

Каждый видит цели исследования по-своему. Ну что ж, по крайней мере, я могу быть спокоен, ведь террорист с блокнотом, записывающий количество пешеходов, в случае чего не останется без внимания со стороны правоохранителей.

За первый день я сделал несколько интересных, на мой взгляд, наблюдений. Например, дорогу в неположенном месте переходят не только подростки, но и пожилые люди. Один раз я даже увидел почтенную старушку, переводившую своего внука не по зебре.

«Смотри, сам так не делай! Только с бабушкой так можно переходить дорогу!» – заботливо сказала старушка своему внуку, и они бросились наперерез машинам.

Второе наблюдение: велосипедисты всегда появляются в тот момент, когда контрольное время уже закончилось. Например, за 15-минутный промежуток времени по мосту проехало всего два велосипедиста, а когда время истекло и я стал заполнять анкету, за минуту проехало ещё четверо. Просто закон подлости какой-то!

Наблюдение номер три: считая пешеходов или автомобили, ты невольно начинаешь за них болеть. То есть тебе хочется, чтобы за контрольный отрезок времени людей или машин проехало как можно больше. Ты прекрасно понимаешь, что никакого соревнования нет и за перевыполненную норму ты не получишь переходящий вымпел и красные революционные шаровары. Однако мысленно ты продолжаешь подгонять переходящих дорогу пешеходов: «Ну, давайте, побыстрее, до тридцати осталось всего двое!»

«Здесь перехода нет!»

1 сентября дети идут в школу, а я выхожу на «охоту» за пешеходами и автомобилями на то же самое место к мосту через Везёлку. По сравнению с первым днём разница просто разительная: туда-сюда снуют толпы школьников, причём идут они целыми классами, так что я еле успеваю их пересчитывать. Вот две дюжины школяров по двое разом переходят улицу Попова по пешеходному переходу. А вот целый класс толпится у края дороги, ожидая, когда автомобильный поток поредеет и можно будет нарушить. Самое интересное, что вместе со школьниками момент выжидает и учительница.

«Вон там переход! – с противоположной стороны дороги мужчина с внешностью типичного работяги возмущённо указывает педагогу и её воспитанникам на зебру, которая находится менее чем в ста метрах от нарушителей. – Здесь его нет! Какой пример вы детям подаёте?»

Толпа школьников во главе с педагогом нехотя плетётся к переходу. К сожалению, таких поборников правил дорожного движения, как работяга, больше не оказывается, и следующий класс вслед за молоденькой рыжей учительницей гуськом перебегает дорогу перед радиаторными решётками остановившихся автомобилей. Вот дорогу в неположенном месте переходит целый педколлектив в годах с охапками подаренных цветов. А уже завтра эти люди на классном часе, посвящённом безопасности дорожного движения, будут рассказывать школьникам о том, что дорогу можно переходить только по зебре.

Две пожилые женщины долго выглядывают – за это время уже бы пять раз дошли до перехода! – а затем быстрым шагом пересекают дорогу. Даже две молодые мамашки, беспечно щебеча, вместе с колясками, а значит, рискуя не только своей жизнью, но жизнью своих маленьких детей, неспешно переходят проезжую часть.

Конечно, можно возразить, мол, раз люди так массово в этом месте переходят дорогу, то надо делать здесь легальный пешеходный переход. И в этих словах, конечно, есть доля истины. Во многом для того, чтобы понять, как и где ходят пешеходы, и проводят исследование гражданские активисты. Но пока на дороге не появилось соответствующей разметки, каждый должен понимать, насколько рискует своей жизнью, на авось перебегая дорогу. Как говорит один мой знакомый, если водитель тебя в этом месте задавит, то будет прав!

Отстояв второй день своей «вахты», я вношу результаты в общую таблицу. В целом вырисовывается довольно полная картина за несколько дней. Видно, как различаются показатели выходных и будних дней, как меняется динамика пешеходных потоков в зависимости от времени суток. Артём говорил, что первые итоги исследования планируется подвести в ближайшее время. Что ж, будем надеяться, что работа волонтёров, посчитавших всех и вся, поможет сделать город удобнее и безопаснее.


для комментариев используется HyperComments